Так кого я все-таки больше ненавижу, себя или их всех? Панические атаки

main_img

Очень часто за нелюбовью или ненавистью к себе у человека стоит ненависть ко всему миру. В детстве весь социальный мир для ребенка ограничен размером его семьи. И если родители не любят тебя, обижают, проявляют к тебе враждебность - то кажется, что весь мир настроен против тебя.

  • У одних людей опасность вызывает страх и желание съежиться или броситься наутек,
  • у других опасность вызывает ярость и готовность к самозащите.

Но справиться с родителями у ребенка возможности чаще всего нет, поэтому вся его агрессия подавляется. В этих случаях агрессия и злость на мир вытесняются из сознанияи как бы консервируются в глубине психики человека.

Обида – это попытка приблизить к себе важного для тебя человека,
агрессия и гнев – стремление отогнать его от себя.

Таким образом,

  • обижаясь на нелюбящих родителей, ребенок страдает оттого, что не может прорваться за круг одиночества, в котором его удерживают другие люди.
  • А злясь на родителей и вместе с ними на весь мир, ребенок превращает весь мир за пределами своего одиночества во что-то страшное, опасное, враждебное себе.

Комплекс неполноценности на почве мании величия

В психологии существует один немного ироничный диагноз: «комплекс неполноценности на почве мании величия». У обиженных и рассерженных на весь мир детей в душе живет страх перед этим миром. Ненависть к обидчикам оборачивается страхом перед ними. Но, как уже говорилось, для маленького ребенка семья является как бы моделью всего социального мира, поэтому, испытывая ненависть к родителям, ребенок боится того, что весь мир отвечает ему взаимностью.

Обида – это одна из самых первых манипулятивных техник, которыми ребенок овладевает еще в раннем детстве. Стоит младенцу заплакать, и взрослые уже бросаются к нему с утешениями. Это может давать ребенку ощущение своего могущества.

Но обида срабатывает в качестве средства управления взрослыми только в том случае, если они тебя любят. Если же взрослые равнодушны к ребенку, то его обиды и слезы вызывают у них только раздражение, а порой и злость.

Довольно часто получается так, что на одних взрослых обиды и слезы действуют, на других нет. Одни послушно спешат к тебе с утешениями, а другие могут закричать в ответ: «Заткнись!». В одних ситуациях ты чувствуешь себя хозяином положения, а в других беспомощным существом, кричащим от обиды и страха.

Иногда родители могут оказываться то добрыми, то злыми. Мама может сначала накричать на ребенка без особого на то повода, а потом начинает перед ним извиняться. Она просто не справляется со своим состоянием. Ребёнок ее утомляет или она не может сдержать в себе психическое напряжение - и поэтому срывается на ребенка. А потом испытывает чувство вины и стремиться его искупить, лаская ребенка, заискивая и извиняясь перед ним.

У ребенка все это вызывает очень смешанные чувства и вгоняет его в разные, в чем-то противоположные по эмоциональной тональности, психические состояния.

  • В одном состоянии он чувствует свое могущество и власть над заискивающей и извиняющейся перед ним мамой, которая боится его обиды.
  • В другом состоянии он испытывает постоянную и сильную тревогу, так как ему кажется, что и родители, и весь мир в целом могут вдруг без всякой причины наброситься на него с агрессией и злостью.

Ненависть к миру и панические атаки

Когда недолюбленые в детстве люди, особенно если они сталкивались не только с равнодушием, но и с агрессией, выходят в мир, они уже как бы готовы к войне с этим миром. Поначалу в их словах и в обращениях к миру звучит много обиды и боли, потом появляется возмущение и злость, которые могут тут же подавляться не очень подконтрольным страхом.

То есть обида и боль чаще всего осознаются,
а вот возмущение и злость уже не очень, они подлежат внутренней цензуре.

Обида не очень принимается родителями, но ее они еще стерпят,
а вот за проявление агрессии можно и серьезно получить.

Получается, что обида порождает злость,
а так как проявление злости опасно, то ее лучше прятать и от других, и от себя.
Злость порождает страх, но еще осознается.
А вот порождаемый злостью страх может уже совсем не осознаваться.

В итоге люди могут осознавать причину своей ненависти к родителям, учителям, одноклассникам – ко всему миру, но не очень понимают, по какой причине у них возникают панические атаки или бесконтрольная внутренняя тревожность. Они не осознают, что это ненависть порождает в их душах сильную тревогу и страх, наказания за сам факт ощущения агрессии.

Нередко взрослые дочери рассказывают о своих отстранённых и холодных матерях скорее со злостью, чем с обидой. Но при погружении в детские воспоминания у них меняется эмоциональная тональность повествования. Они стараются как бы удержать себя в русле горечи и обид (не подмешивая в свои воспоминания агрессии и злости): срабатывают детские страхи на выражение агрессии.

Из-за страха осознать и проявить свой гнев, человек начинает как бы оправдывать родителей или извиняться перед ними за свою агрессию на них. Например, мама накричала на дочь, этим вызвала в ее душе сильную обиду, вслед за обидой приходит злость. Но дочке страшно не только проявить эту злость, она боится даже испытывать ее. Тогда в ее психике срабатывают психологические защиты, и она начинает испытывать чувство вины перед мамой. Эта вина не так ей страшна, ведь за нее не последует наказания. И в итоге дочка начинает извиняться перед мамой за то, что та на нее накричала.

Таким образом, в психике людей, проживавших в детстве много обид и агрессии со стороны родителей, может наблюдаться как бы «слоеный пирог» из разных чувств: обиды – агрессии – вины – страха. При этом верхние слои пирога осознаются хорошо, средние осознаются, но подавляются, а вот страх наказания за агрессию настолько силен, что нижние слои полностью вытесняются из сознания.

Панические атаки иногда возникают как раз вследствие пробуждения в психике человека подавленных страхов. Эти страхи могут быть плотно упакованы в оболочку таких чувств, как агрессия и вина, а на поверхности сознания могут клубиться обиды. В таком случае реакции на какой-либо триггер идут по цепочке: триггер – обида – агрессия и вина – страх – паническая атака.

Например.
Неудачно сказанное начальником слово вызывает в душе человека сильную обиду, вслед за обидой возникает злость, которая подавляется чувством вины и стыда: ведь проявлять такие чувства на работе – это непозволительно. Человек, к удивлению начальника, начинает перед ним извиняться. Тот старается замять ситуацию, ведь ему самому не очень удобно, что он выразился слишком резко.

Придя домой, человек вспоминает произошедшую на работе ситуацию. Его снова охватывает чувство обиды, которое начинает перерастать в возмущение и злость, эта злость гасится чувством вины и стыда. Всю эту коллизию эмоций и чувств человек еще осознает, но тут его охватывает состояние панического страха, и ему становится трудно дышать – это сработал подавленный страх.

Если поработать с воспоминаниями о детстве этого человека, то можно выйти на ситуации, когда его мать орала на него: «Как только твое горло не пересохло от таких слов в адрес матери!», «Как ты смеешь такое говорить!». При этой отповеди со стороны матери он сам задыхался от своих слез, обид, вины и страха.

Сработала вся цепочка реакций: обида – злость – вина – страх – и состояние, в котором человеку становится трудно дышать.

Все психологи

Команда профессиональных психологов со всего мира

Узнайте больше о нас
Сообщество Все психологи
Задать вопрос психологу