Психотерапия и/или Личные отношения?

Сегодня предлагаю поговорить об этических принципах деятельности психотерапевта - а именно о той грани, которая отделяет психотерапию от личных отношений. 

Как Вы думаете, должна ли быть такая грань? И если да, то где эта грань для Вас?
Какое место Вы отводите личным отношениям в психотерапии, и есть ли им там место вообще?


Тарасова Екатерина Владимировна

Личные отношения - это отношения друзей, родственников, близких знакомых, а психотерапия - это форма отношений, где есть сеттинг, условия, которые разработаны для того, чтобы помочь клиенту проработать проблемы.

Психотерапия разрушается, когда наступают личные отношения. Это существенно вредит клиенту, доставляет боль и разочарование, а терапевт теряет уверенность в своей профессии, становится профессионально непригодным психотерапевтом.

Очень много литературы отражает серьёзность данной проблемы, но и её немногочисленность относительно психотерапии в России, а так же малое количество образовательных программ и курсов по этике психолога  и психотерапевта подтверждает тот факт, что на практике данная проблема остаётся проблемой.

Думаю, что основной целью является не доказать, что это плохо и неприемлемо, а объяснить, что это опасно как для психотерапевта, так и для клиента. Переход "границ" в терапии негативно отражается на будущих отношениях клиента, значительно снижает качество жизни.

Когда психотерапия становится вседозволенностью, то она перестает выполнять ту функцию, ради которой она и появилась, возникла в обществе. "Психотерапевтические"  отношения, которые не признают норм этики, морали, нравственности, "границ" являются разрушительными и ужасающими. Это беспредел, который, к сожалению, имеет место быть в кабинетах российских психологов (психотерапевтов).

Это ещё и тема профессиональной непригодности психологов, которая никак не регулируется в России.

В США с проблемой этики в психотерапии дела обстоят куда более лучше. Там есть чёткие правила, принципы и законы, санкции. Смысл не в том, чтобы наказать, а в том, чтобы предотвратить и грамотно взаимодействовать с клиентом в ситуации эротического переноса.

Громких слов, думаю, не нужно, нужно лишь понимание, что психотерапия это ответственность,  и только от каждого из нас зависит, как она может помочь клиенту.

Полонская Ольга Борисовна

Полонская Ольга Борисовна

Психолог Нижний Новгород

Личные отношения - прямое противопоказание на проведение психотерапии!!! Какая может быть речь о переносе и контрпереносе (а это именно то, с чем работает терапия), если терапевт и пациент знакомы???!!

Однозначно: знакомы по жизни, имеете общих знакомых - передайте клиента коллеге! Нет никакого места личным отношениям в терапии!!! 

Пальчикова Елена Александровна

Я предлагаю посмотреть на эту тему с другой стороны.
Личному отношению, а именно оценке, категоричности суждений, в процессе  психологического консультировании места, конечно, нет - как нет места советам и готовым рецептам.
А вот благожелательное, хорошее отношение к человеку, обратившемуся ко мне сегодня за помощью в решении какого-либо важного для него вопроса, присутствовать должно непременно, иначе "волшебство" не получится!

Перфильева Инна Юрьевна

В своей индивидуальной работе с клиентом я использую методы монодрамы и психодрамы на двоих. Это очень глубокие и одновременно мягкие методы выявления и устранения первопричин тех или иных жизненных трудностей.

И, конечно, терапевтические границы - это одно из важнейших условий успешной и плодотворной работы. В процессе терапии между мной и клиентом обязательно возникают определенные отношения. И они являются основой научения клиента взаимодействию с окружающим миром. Собственно, научение выстраивать гармоничные взаимоотношения - это и есть суть терапии.

В процессе взаимодействия "клиент - терапевт" также нередко возникает такое явление, как перенос. Это неотъемлемая часть терапевтического процесса, и вместе с клиентом мы находим причины такой реакции. Чем более доверительные отношения устанавливаются между нами, чем больше клиент чувствует безопасность в моем кабинете, тем эффективнее идет терапия. 

И очень важно, чтобы наши отношения не переходили на личные. В противном случае эффект от терапии снижается к минимуму, а порой даже может нанести вред. При глубокой работе терапевт становится очень важной и значимой фигурой для клиента. И здесь как никогда актуален первый принцип медиков "не навреди". 

Силина Марина Валентиновна

Психотерапия и личные отношения никак не должны пересекаться. Как только в терапии появились личные отношения, это уже не терапия, а что то другое. Например, просто помощь, советы, совместное времяпрепровождение без терапевтической основы.

В терапии всегда должны соблюдаться границы Клиент-Терапевт.

Правда, не совсем понятно, что имеется ввиду "личные отношения".
Думаю, у каждого по этому поводу свое  представление.

Снегирева Инна Владимировна

Грань есть, и она обусловлена определенными принципами построения работы.

  1. Психотерапевт на основании проведенного анализа жизненной ситуации клиента высказывает экспертное мнение, но не свое отношение к тому, что услышал.
  2. В его комментариях не предполагается критика и оценочность.
  3. Рекомендации основаны не на личных примерах, а на профессиональных знаниях и результатах своей практической деятельности.
  4. В  работе с клиентом он не касается вопросов и проблем своей частной жизни.
  5. Исключены личные просьбы. (Если вид  деятельности, которой занимается клиент чем-то интересен, то услугами можно  воспользоваться на общих основаниях).
Осинцева Анастасия Андреевна

Для меня не проблема быть психологом для близких людей. Здесь вопрос моей ответственности перед собой и честный ответ на вопрос "зачем я это делаю".

Если это попытка "набрать очки" перед этим человеком/перед собой/перед жизнью и т.д... - это провально. Если это искреннее желание помочь, чем можешь, если можешь и признание ситуации - это работает.

Я не верю в контрперенос как во что-то "плохое". Каждый психолог изначально Человек, такой же человек, как и его друг/родственник/приятель/коллега. Не стоит пытаться быть бесчувственным роботом и следовать только за умом, но стоит научиться быть в процессе, здесь и сейчас, и помнить, что сейчас помогаешь ТЫ.

Переход на личные отношения с клиентом - это более тонкая тема.
Здесь я бы сказала опять же про честность перед собой и ответе себе на вопрос "зачем?".

Аршинов Евгений Геннадьевич

Аршинов Евгений Геннадьевич

Психолог Астана

Возникновение "личных отношений" между клиентом и терапевтом, (психологом) в терапевтическом (консультативном) процессе будет указывать на некомпетентность, неумение выстраивать процесс терапии специалистом, а так же будет указывать, что терапевту (психологу) необходима личная терапия.

В таких отношениях "терапевтично-личных" возникает риск нанесения психологических травм обоим участникам процесса. Мало того, произойдет обесценивание клиентом предоставленной во время процесса информации, усилит сопротивление, увеличит недоверие, неуважение в последующем к другим специалистам!

Горовец Зинаида Антоновна

Психотерапевт - это доверенное лицо клиента, тот, кому можно поведать свои тревоги и страхи.  

Психотерапевт - это опытный собеседник, в присутствии которого клиент чувствует свою уникальность.

Психотерапевт создает пространство, в котором клиент может говорить без ограничений.

Я считаю, что каждый психотерапевт постоянно  учится находить точную дистанцию в отношениях, так как отношение психотерапевта к клиенту является основой для успешного или неуспешного применения используемых в работе с клиентом приемов и методов. Все приемы должны нести пользу,  а не вред.

В своей работе я всегда держу дистанцию, с уважением и индивидуально отношусь к каждому клиенту.

Камышев Константин Анатольевич

Камышев Константин Анатольевич

Психолог Омск

А что имеет ввиду автор круглого стола под личными отношениями?
Психотерапия основана на личных отношениях (личность психотерапевта + личность клиента).
Специалист своей личностью оказывает влияние на клиента.

Если есть договор об оказании профессиональной помощи, если результат психотерапии есть (какой хотел клиент), и эффекты устраивают, то любые отношения, ведущие к автономии клиента - допустимы.
Если психотерапия подменяется болтовней, то это - скорее интимные услуги. 

Бешига Алена Валентиновна

Границы - понятие подвижное, и они не могут быть одинаковыми для всех клиентов. Выстраивая личные границы в психотерапии, психологу стоит проявлять гибкость, внимание и подстройку под каждого клиента индивидуально.

Однако границы выстраиваются легче, если ясно и грамотно обговорить их на первой встрече с клиентом.

В помощь специалисту есть этический кодекс психолога. Там все просто и понятно написано на основе многолетнего опыта, с учетом многих факторов, и служит отличным регулятором отношений психолога и клиента.

Ясные, обоюдно обговоренные изначально границы обычно дают хороший результат в психотерапевтической деятельности.

И почему-то в контексте этой темы хочется вспомнить слова Фрица Перлза:

Я делаю своё дело, а ты делаешь своё дело.
Я живу в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям.
И ты живёшь в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим ожиданиям.
Ты — это ты.
А я — это я.
И если нам случилось встретить друг друга — это прекрасно.
А если нет — этому нельзя помочь.
(Ф. Перлз, 1951)
Хоменко Оксана Рашидовна

Как только начинаются личные отношения между психотерапевтом и клиентом (дружба/любовь/секс/общение за пределами психотерапевтического кабинета), заканчиваются психотерапевтические отношения.

И терапия обязана закончиться. Клиенту снова нужно искать подходящего специалиста, устанавливать с ним доверительные отношения. Продолжение личных отношений параллельно терапевтическим очень неполезно для клиента в первую очередь.

Ведь будучи в терапевтических отношениях, клиент неосознанно воспринимает терапевта как родительскую фигуру, здесь обязательно возникнет перенос. И тогда клиент будет стремиться к близости и слиянию (любви) с так называемым "родителем". Но  возникшие у него интерес и даже влюбленность не имеют никакого отношения к личности самого терапевта, а лишь к его позиции (роли в кабинете).

Более того, клиент должен прожить сам факт невозможности подобных отношений и близости с терапевтом, так же как это невозможно было с родительской фигурой. Пережить и повзрослеть.

Тем более актуален этот вопрос в случаях сексуального переноса. Страшно даже представить, какой психологический инцест совершает клиент вступая в интимные отношения с терапевтом-родителем.

Нагорнова Наталья Анатольевна

Для меня - однозначно несочетаемые вещи. Если клиент - всё, более - никаких отношений.

Даже иногда говорю напрямую, когда знакомые приводят своих знакомых: "Чужим скидку не даю, своих в работу не беру".

Более того, если психолог приходит в компанию или ещё на какое мероприятие, где есть общение, и там вдруг среди присутствующих оказывается его клиент - психолог должен уйти. Такая вот морально-кодексовая профессиональная карма. :))

Хитрова Олеся Геннадьевна

Хитрова Олеся Геннадьевна

Психолог Челябинск

Терапия и личные отношения - тема довольно-таки актуальная и распространенная.

Согласно правилам ведения терапии,
в которые входят такие пункты как:

  1. конфиденциальность;
  2. нейтральность терапевта:
  3. конгруэнтность....

одним из таких же пунктов является отношения терапевта и клиента. 

Даже если к нам на терапию приходит хороший знакомый, который уверен, что мы (как знакомые) можем отлично поработать в терапии, важно не переходя этой грани посоветовать другого специалиста, таким образом сохранив свои границы.

"Как Вы думаете, должна ли быть такая грань?" Да, такая грань должна быть, иначе такие отношения выходят за пределы терапии, и нейтральность терапевта пропадает сама собой, ровно так же, как и терапия становится не полноценной.

"И если да, то где эта грань для Вас?"
Этой гранью является то, когда явно выражен "перенос" клиента. Именно в этом моменте я делаю "СТОП!"

"Какое место Вы отводите личным отношениям в психотерапии, и есть ли им там место вообще?"
Нет, в моей практике личным отношениям места нет. Это работа.
К тому же есть "Этический кодекс психолога" - очень полезный документ.

Видинева Наталья Геннадьевна

Видинева Наталья Геннадьевна

Психолог Краснодар

Конечно, личные отношения несовместимы с рабочими психотерапевтическими уже лишь потому, что в личных отношениях больше проекций и слияний с обоих сторон.

Но перетечь психотерапевтические отношения в личные могут, если это перетекание осознанное с обеих сторон, но здесь уже заканчиваются рабочие отношения.

Могут ли быть личные отношения психотерапевтическими? Могут, когда один является негласным терапевтом другого, позволяя ему расти и меняться, но это не рабочие отношения терапевт-клиент, а личные.

Сиговцева Инга Владимировна

Совершенно не раскрыто, что подразумевается под личными отношениями в психотерапии.
О чем речь? О возможности психотерапевтической помощи для родственников, друзей, знакомых?
Или об интимных отношениях между психотерапевтом и клиентом?
В любом случае категорически исключено должно быть и то, и другое.

Не говоря уже о том, что запрет на такого рода отношения отражен в Этическом кодексе психолога, здравый смысл подсказывает: не надо (!!!) усложнять, искажать, да просто портить и без того сложную работу, проводимую психотерапевтом.
В первую очередь - ему самому.

Глинкина Марианна Дмитриевна

Глинкина Марианна Дмитриевна

Психолог Витебск

Личные отношения и психотерапию объединяет слово  "отношения".
Как мы друг к другу относимся?  

Только в терапии есть глубина близости и безопасность, потому что терапевт - это специалист по контакту двух людей.

Есть правила: терапевт гарантирует конфиденциальность, у него есть этика психотерапевта, любовь и уважение к людям. Я думаю так. 

Шишова Елена Васильевна

Если речь идет о "двойных отношениях", то есть отношениях психолог-клиент и одновременно каких-то еще (коллеги, родственники, друзья), то тут и обсуждать-то нечего. Все этические кодексы их безоговорочно запрещают.

Но вот в чем дело, терапия без личных отношений просто невозможна. Она разворачивается в пространстве личных отношений. Я глубоко убеждена в том, что терапия, в которой с проблемой клиента обращаются просто как с логической задачей, которую надо решить, а все переживания специалиста - это спокойствие, чуть-чуть окрашенное доброжелательностью, будет не слишком эффективной. На мой взгляд, эффективные терапевтические отношения - это очень личные отношения (собственно, еще и поэтому так важна супервизия). Но эти отношения должны ограничиваться рамками кабинета.

Иногда я очень жалею об этом. Ведь попадаются такие замечательные клиенты, такие интересные люди, с которыми хотелось бы дружить. Увы, этого нельзя делать и после окончания работы. Это необходимо для защиты клиента и на тот случай, если когда-нибудь вы ему снова понадобитесь.

Вот и приходится искать друзей в других местах, такова наша горькая планида. :)

Ридецкая Ольга Григорьевна

Для начала, уважаемые коллеги, позволю себе сообщить небольшую справку о психотерапии и ее применении в психологической работе по оказанию помощи людям. Вам известно, что психотерапия в переводе с греческого psyche - душа, therapeia - лечение и это особый вид межличностного взаимодействия, когда клиенту оказывается профессиональная помощь психологическими средствами при работе с возникшими затруднениями психического характера. Об этом еще писал R. Bastine 1982г. Одновременно психотерапия выступает как лечебное воздействие на психику и на весь организм в целом человека.

В психотерапии используются вербальные методики как средство межличностного взаимодействия с человеком, чтобы помочь в модификации отношений и поведения, которые интеллектуально, социально и эмоционально являются негативными. Надо сказать, что это специфические формы воздействия на психику человека в целях обеспечения и сохранения его здоровья.

В истории психотерапии выделяют два основных периода развития: донаучный, который охватывает тысячелетия и второй - всего два столетия с 19 по 20 вв. - научный период психотерапии.

Надо сказать, что психолог с базовым гуманитарным образованием по существующему законодательству не может считаться психотерапевтом, а только врач-психотерапевт, прошедший определенное обучение и практическую работу в повышении квалификации. Психолог-консультант имеет право использовать в ходе психологической работы определенные психотерапевтические приемы в рамках своей деятельности с человеком.  

Существует четкая характеристика эффективного психолога-консультанта (психотерапевта), а именно:

  • аутентичность, полное осознание настоящего момента, способность делать выбор и принимать ответственность за него;
  • открытость собственному опыту, принятие чувств, в том числе и «отрицательных»;
  • развитие самопознания;
  • сила личности и идентичность;
  • толерантность к неопределенности;
  • умение принимать на себя личную ответственность;
  • глубина отношений с другими людьми;
  • постановка реальных целей и понимание границ своей компетенции;
  • эмпатия;

В дополнение к обозначенной теме хочу напомнить, что Европейской ассоциацией психотерапии в Страсбурге 21 октября 1990 г. принята декларация, согласно которой

1) Психотерапия является особой дисциплиной из области гуманитарных наук, занятие которой представляет собой свободную и независимую профессию;

2) Психотерапевтическое образование требует высокого уровня теоретической и клинической подготовки;

3) Гарантированным является разнообразие психотерапевтических методов;

4) Образование в области одного из психотерапевтических методов должно осуществляться интегрально; оно включает теорию, личный терапевтический опыт и практику под руководством супервизора, одновременно приобретаются представления о других психотерапевтических методах.

5) Доступ к какому образованию возможен при условии широкой предварительной подготовки в области гуманитарных и общественных наук.

Свою работу выстраиваю с человеком по определению цели, а именно:

  1. помочь клиенту понять свои проблемы;
  2. устранить эмоциональный дискомфорт;
  3. поощрить свободное выражение чувств;
  4. обеспечить информацией;
  5. помочь осознать причины проблемной ситуации и возможности ее разрешения;
  6. помочь клиенту в проверке новых способов мышления и поведения.

Определяю четкие задачи, а именно:

  1. Обеспечить психологическую поддержку;
  2. Помочь осознать и использовать свои ресурсы в решении затруднительной ситуации;
  3. Способствовать инсайту и самораскрытию; лучшему пониманию человеком своих мотивов, чувств, целей, конфликтов, ценностей;
  4. Помочь устранить дезадаптацию и сформировать новые, адаптивные формы поведения.

Определяю формы работы и методы направления в психотерапевтической работе. Все перечисленное позволяет грамотно организовать свою работу по оказанию психологической помощи.  

Существую стили взаимоотношений в психотерапевтической работе. Наиболее эффективный, по-моему, это попустительский стиль работы, который позволяет занимать позицию наблюдателя и беспристрастного комментатора. Именно, этот вариант наиболее допустим в моей работе с людьми, так как человек, которому нужна помощь, в большей степени имеет опору на свои ключевые возможности и силы.

Пилипчук Ольга Владимировна

Моё глубокое убеждение: когда мы с клиентом взглянули в глаза друг другу, уже начинаются отношения, т.к. начинается контакт.

Чем больше опыта у специалиста, тем больше он понимает, насколько важна безопасность в терапии, и старается как можно тщательнее следить за границами, не только своими, но в первую очередь - клиента. А значит, растёт ответственность, а вместе с ней осознанность.

Лучшая терапия у меня случалась, когда возникал перенос. Здесь и сейчас мы могли с клиентом изучать, что происходит между нами. Это давало огромный толчок, ведь то, что делает клиент с терапевтом, то он делает с людьми из своего пространства. А именно это его и привело в кабинет психолога.

К контрпереносу, я думаю, тоже не надо относиться как к чему-то страшному. Мы все живые люди, и это подарок судьбы, чтобы пойти вглубь себя и понимать, и исцелять в себе что-то ещё. 

По поводу того, стоит ли брать в клиенты уже знакомых людей, а тем более родственников?
Я думаю, каждый специалист должен ответить на этот вопрос себе сам.

Реальность жизни не отменить. Я живу в городе - да что там говорить, в стране - где особый менталитет. И у нас в первую очередь пойдут к своему знакомому. У нас психология не столь распространена, и для некоторых пойти к психологу - это признать, что я слаб; может, у меня не всё в порядке с головой и т. д. Пойти к своему - это безопасней.

А родственники... Кто сказал, что оказать профессиональную поддержку - это не работать психологом? Показать методики расслабления, аутогенного дыхания? Задать пару вопросов, которые могут пролить свет на ситуацию и понимание её человеком? Разве это не психологическая мини-консультация?

Главное, чётко понимать, куда лезть не стоит: например, в родовую систему, если ты - член этой системы. Или в совсем личное, которое по роду отношений тебе как знакомому или родственнику знать не положено. А это ещё раз границы и осознанность.

Бенцис Лилия Афанасьевна

Бенцис Лилия Афанасьевна

Психолог Хабаровск

Смотря что имеется в виду под этим понятием.

Прежде всего, психотерапия основана на построении взаимоотношений. Я бы сказала - интимных отношений.

Клиент открывает потаенные дверцы, за которыми скрываются очень глубокие переживания, интимные подробности, неосознанные инстинкты. Клиент как бы обнажается на терапии. Чем глубже клиент способен заглянуть в пещеру своего сознания и души, позволить это сделать психотерапевту, тем успешнее работа.

Одной из способностей, лежащих в основе психотерапевтических отношений, является эмпатия, что дословно обозначает "чувствование внутрь".  Это чувство очень глубокое, передающее такое духовное единение личностей, когда один человек настолько проникается чувствами другого, что временно отождествляет себя с собеседником, как бы растворяясь в нем.

Именно в этом глубоком и несколько загадочном процессе возникает взаимное понимание, воздействие и другие значительные отношения между людьми. В этом состоянии достигается полное взаимопонимание. Адлер считает, что в каждой беседе отчасти возникает эмпатия. Это чувство лежит в основе любви. Чем больше доверия в этих отношениях, тем эффективнее работа. В этом случае речь идет о психотерапевтических отношениях, которые являются основополагающими в работе консультанта или психотерапевта.

Но существуют другие отношения. В жизни каждого человека существуют личные интимные отношения (любовь, секс, партнерские отношения). У психолога может возникнуть эмоциональная привязанность к клиенту, что, безусловно, повредит последнему. Все это вносит субъективный элемент в процесс консультирования и затрудняет его или вообще делает невозможным.

Умение удержать клиента на расстоянии и избежать эмоционального сближения – одна из сложнейших задач, с которыми приходится сталкиваться консультанту. Если консультант начинает испытывать особое удовольствие при встрече со своим клиентом, причину этого следует поискать в себе.

Психолог тоже человек, и никакие чувства ему не чужды, но существует ответственность и профессиональная этика, которая регламентирует эти отношения. Поэтому необходимо очень внимательно относиться к возникновению подобных проявлений как со стороны клиентов, так и со своей стороны. В противном случае это грозит развалом терапевтических отношений.

На психологе или психотерапевте лежит профессиональная ответственность за построение честных психотерапевтических отношений. Она состоит в том, чтобы прежде всего понять и отследить собственные эмоции, чувства, а также эмоции и чувства клиента, сохранить ту грань, где заканчиваются терапевтические и начинаются личные отношения.

Волов Всеволод Вячеславович

Да, это принципиальный вопрос - установление границ в терапии. Кроме понятных морально-этических аспектов данная проблематика также важна в силу специфики работы психотерапевта: взаимодействие с личностью, внутренним миром человека.

Принцип "Не навреди!" в данном случае открывает суть дела: когда специалист переходит границы на эмоциональном, поведенческом или телесном уровне взаимодействия с пациентом, он зачастую наносит тем самым непоправимый ущерб. И вот почему. Как известно, главным инструментом работы психолога является его личность. Не случайно профессиональный психолог должен в обязательном порядке пройти супервизию, личный анализ в рамках своей подготовки. Именно это позволяет сформировать профессиональные границы, когда собственные комплексы и системы отношений отработаны (и в дальнейшем не отражаются во взаимодействии с пациентом).

В ином случае последствия сродни тому, что будет при использовании хирургом грязного скальпеля.

Понятно, что во время терапии специалист становится своеобразным зеркалом для пациента, в котором отражаются самые значимые и болезненные аспекты его самоотношения, нарушенные системы отношений с первичными объектами и т.д. В связи с этим специалист просто обязан соблюдать психологически безопасную для человека дистанцию. На психолога проецируются роли и значимые системы отношений, составляющие самые ранимые области душевной жизни пациента. В него контейнируются самые тяжелые, болезненные переживания.

Безусловно, это не может отразиться и на специалисте, который должен отслеживать эти реакции. Разумеется, любой даже самый лучший психолог - тоже (в своем роде) человек с присущими слабостями. Именно тогда соблюдение правил деонтологии, профессиональной этики, в частности, соблюдение границ, дистанции - и позволяют минимизировать риски в подобном взаимодействии.

Черников Дмитрий Владимирович

Да, порой возникает в терапии желание поделиться чем-то своим, примером или такой же ситуацией! Но терапия есть терапия, и в ней клиент вам платит за решение своих вопросов, а не за обогащение своего личного опыта! И потом, когда терапевт размывает границы терапии и личного пространства, то тогда о терапии можно позабыть! Так как у терапевта может возникнуть желание помочь клиенту, а это чревато, так как клиент может не принять такую помощь, может обесценить ее и также может не взять себе тот опыт, за который он в своей жизни заплатил, бывает, высокую цену!

Зиннатуллина Жанна Ахатбековна

Зиннатуллина Жанна Ахатбековна

Психолог Алматы

Любое консультирование подразумевает отношения: психолог- клиент. Во время консультации, на разных её этапах, психолог чаще находится в состояние "взрослого", по Э. Берну, и периодически может использовать состояние понимающего "родителя". В состоянии эмпатии может также  переходить в состояние "ребёнка". И главное умение психолога - "выходить" и контролировать своё состояние после консультации.

И я за деловые отношения между психологом и клиентом, ведь доверительные, конфиденциальные отношения тоже могут быть на деловой основе. 

Возможно, явления переноса и контрпереноса могут возникнуть, поэтому необходимо периодически проводить супервизию, своей работы. Ведь задача супервизии - это решение эмоциональных проблем и предотвращение ошибок.

Бекежанова Ботагоз Искракызы

Слово психотерапия уже говорит о том, что у двух людей есть особое общение - один приходит со своим запросом, а другой является специалистом, обладающим необходимыми знаниями в области психологии и оказывает психологическую помощь.

Отсутствие предвзятости, личного мнения очень важно для построения доверительных отношений с клиентом и влияет на конечный результат совместной работы.

Личные отношения - в них есть уже определенность восприятия каждого в виде симпатии (антипатии), чувств (положительных или отрицательных) и эмоционального заряда. Личные отношения уже исключают возможность психотерапии и превращают ее в обычную беседу двух людей, которые настолько вовлечены в разговор, что не могут уже видеть ее как бы со стороны, без слияния со своим собеседником.

Возможно, именно отсутствие тонкой грани между психологом-специалистом и близким тебе человеком и ставит такую работу в разряд нежелательных, а порой и просто не эффективных. Умение отделять работу от личных отношений есть показатель высокого профессионализма, честности и глубокого уважения к своей профессии.

Клиент приходит к психологу, уверенный в том, что ему можно рассказать все и при этом завтра не краснеть и не сожалеть о своем откровении. Он за это платит деньги и при этом еще и получает для себя нечто полезное в ходе своей терапии, и это вызывает Доверие к своему психологу.

Такая Диалоговая модель взаимоотношений клиента с психологом имеет много преимуществ - клиент не переживает за свои откровения, он может быть уверен в том, что все остается в этом кабинете, и есть осознание того, что и для психолога эти встречи - его работа, а значит, и он сам является частью этой совместной работы, где у каждого есть свои цели и свои результаты. Один получает своевременную помощь квалифицированного специалиста, другой моральную удовлетворенность от самого процесса работы и, конечно же, оплату за нее.

От заманчивых предложений встретиться в кафе за ужином или даже приглашений к себе домой на чашечку чая от благодарного клиента благоразумнее вежливо отказаться, ведь такие отношения уже будут вносить некий резонанс в терапевтические отношения.

Конечно, психологи - это такие же люди со своими чувствами, переживаниями, сопереживаниями и сочувствиями и ничто человеческое им не чуждо. Бывают и случаи, когда клиенты могут испытывать совершенно иные чувства к своему психологу. Или наоборот, бывает, что и сам психолог может совершенно по-иному реагировать на своего клиента, и это может закончиться даже переходом на совершенно другие, более личные отношения.

И здесь будет самым корректным, если клиент перестает быть клиентом, и отношения продолжаются только в рамках личных уже отношений. В каждой профессии есть случайные люди, и среди психологов есть те, кто злоупотребляет своими полномочиями и выходит за рамки дозволенного. Одна клиентка поделилась своим опытом взаимоотношений с психологом, которая просила ее стать тамадой на юбилее своей родственницы, или когда психолог становится просто волшебной палочкой для своего клиента - решает не только его психологические запросы, но и параллельно может предложить услуги, выходящие за пределы ее профессиональной деятельности.

Для меня гранью в общении, вне рамок личной терапии клиента, являются поздравительные смс в праздники и иногда волнующие вопросы, которые клиенты могут задавать в смс-сообщениях. В конце терапии клиенты иногда по своему желанию могут подарить на память о нашей совместной работе интересную книгу, коробку конфет на новый год. С моей стороны также были небольшие подарки клиенткам, которые во время терапии выходили замуж и делились своей радостью со мной.

Когда-то моя коллега и хорошая знакомая сказала такие слова:" У каждого психолога свой клиент", и я совершенно с ней согласна. Есть те, кто придерживается этических норм взаимоотношений со своими клиентами, а есть и те, кто забывает о них. Но.... почему-то врачи не лечат, а хирурги не оперируют своих близких, хотя это касается только физического здоровья.

Почему же Душевное состояние может стать исключением для такого же бережного отношения со стороны психологов?

Кудряшова Алла Альбертовна

С удовольствием присоединяюсь к обсуждаемой теме.
Я думаю, психологическому консультированию можно оставить легкую вуаль. 

Некоторые люди за свою жизнь получали так много «синяков и шишек» или так часто им не уделяли позитивного внимания. Они не находили той надежной среды, в которой можно было бы получить поддержку.

Значительной части таких людей это удается после индивидуальной психотерапии, им легче начать устанавливать глубокие, доверительные отношения. Почувствовать себя уверено, эмоционально–адаптированными.

Боль мучает. Она заставляет человека идентифицировать себя с болезненным состоянием. Обращаясь к психотерапевту, люди часто попробовали многие способы для облегчения. Конечно, выбор способов самопомощи зависит и от внутренней культуры, и от социальных традиций. Часто человек приходит за терапией, уже не надеясь своими силами выбраться из жестких рамок проблемного состояния.

Считаю главным аутентичность.
Дать возможность почувствовать человеку, что он больше и интереснее, чем самая сложная его проблема, самая сильная его боль.
Чтобы человеку становилось интересно по-новому посмотреть на себя.

Открыть способы видеть собственную реальность, по-новому реагировать.
Не без усилий самого интервьюируемого.
Также, справедливо вспомнить, что эта работа направлена на улучшение здоровья.

Поэтому хорошая, профессиональная, терапия всегда дает ощущение большей свободы.

Алёхина Елена Васильевна

Алёхина Елена Васильевна

Психолог Москва

На мой взгляд, этические принципы, личность и профессионализм являются тремя координатами профессиональной психотерапии, без которых ее просто не существует.

Безличная психотерапия – это умозрительный конструкт в природе не встречающийся; психотерапия без этики - это беспредел, а непрофессиональная психотерапия - та почва, на которой растет психотерапия профессиональная.

Каждая из трех координат содержит немало интереснейших вопросов, достойных обсуждения. Однако темы столь объемны, что затронуть их здесь можно только очень бегло.

Начну с соотношения между психотерапией непрофессиональной и профессиональной. Мое понимание этого соотношения таково, что психотерапия в смысле исцеляющего воздействия одного человека на душу другого, а также психологическая помощь в широком смысле этого слова - явление намного более широкое, чем профессиональная терапия. Она происходит и/или чудесным образом случается между людьми независимо от рода их профессиональной деятельности. Священник, учитель, руководитель, родитель, супруг, родственник, друг и др. может стать проводником этого чуда и часто реально им становится.

Говоря другими словами, профессиональному психологу полезно никогда не забывать о том, что люди за пределами его кабинета не только создают друг другу психологические проблемы, но и помогают их решать.

Профессиональная психотерапия отличается от этого спонтанного и всепроникающего психотерапевтического воздействия людей друг на друга четко фиксированным распределением ролей психотерапевт-клиент и более или менее строго регламентированными правилами взаимодействия. Эти два момента, похоже, и являются отличиями профессиональной психотерапии от непрофессиональной.

Базируясь на этом понимании, я провожу для себя границу между личным и профессиональным взаимодействием. И, соответственно, не считаю, что когда разбираю с подругой сложности в ее отношениях с боссом, что занимаюсь профессиональным консультированием или психотерапией. В этой беседе другие правила. Я могу в ней переключиться на себя. И мы поменяемся на какое-то время ролями. И подруга будет давать мне советы, а потом мы вновь поменяемся ролями. Это нормально для дружеской беседы.

Но если на приеме клиент начнет советовать профессиональному психологу, как ему справиться с его личными проблемами - это уже будет анекдот.

Я нахожу допустимым в некоторых случаях рассказывать истории из собственной жизни. В психодраме и процессуальной терапии, которые являются моими любимыми подходами в психотерапевтической работе, это признается практически обязательной практикой.

Но рассказать что-то о себе далеко не то же самое, что выйти из роли психотерапевта. Для психолога потеря ролевой идентичности - в некотором роде форс- мажор. В идеале их случаться не должно, но в реале они случаются. И тут уж, как говорится, пусть бросит камень, кто без греха. Для таких форс-мажоров даже есть специальный термин – контрперенос. И есть средства с ними справляться - профессиональная саморефлексия и супервизия.

Регламентация профессионального взаимодействия касается прежде всего не того, что говорить можно, а что нельзя, а того, чья личность является центром взаимодействия. И это, конечно, личность клиента. Клиент приходит на терапию к профессиональному психологу, чтобы заниматься самим собой, а не психологом.

Но профессиональная регламентация касается также того, что допустимо, а что нет в взаимодействии с клиентом. И здесь камертоном, по которому только и можно сверить допустимость или недопустимость тех или иных слов или действий, безусловно является профессиональный этический кодекс.

14 февраля 2012 года V съездом Российского психологического общества был принят Этический кодекс психолога. Как профессионал, живущий и работающий в России, я считаю это важным шагом в развитии профессионального психологического общества. Кодекс, безусловно, должен и будет дорабатываться в деталях, но я в полной мере согласна с общими положениями, сформулированными в приводимой далее цитате:

Этика работы психолога основывается на общечеловеческих моральных и нравственных ценностях. Идеалы свободного и всестороннего развития личности и ее уважения, сближения людей, создания справедливого, гуманного, процветающего общества являются определяющими для деятельности психолога.
Буча Екатерина Александровна

Мне не совсем ясна была истинная суть вопроса, который необходимо обсудить. Вопрос задан настолько не конкретно (имхо), что рождает целую "армию" уточнений и согласование того, какой смысл каждый вкладывает в понятие "личные отношения". Возможно, именно в этой неконкретности и лежит суть вопроса, не знаю... 

Вся жизнь театр и люди в нем актеры! (с) 

Роль психотерапевта, это самостоятельная, очень нагруженная и сложная роль. Играть её талантливо, профессионально, самозабвенно и с полной отдачей - очень не просто.

А "личные отношения" это другая роль - или друга, или родственника, или родителя, или ребенка, или супруга, или сексуального партнера; и она тоже требует полной отдачи и отсутствия фальши или поверхностного отношения.

Это как две (или более) разные роли, а "актер" один. Объединить обе роли можно, только если их урезать. В полном объеме проиграть их не удастся, так как это зависит не только от этого актера, но и от его партнера по "сцене". А разделить (т.е. играть сначала за одного на 100%, а потом за другого на 100%) возможно при полном "перевоплощении". И чтоб эти две "личности" друг на друга не влияли, не сообщали информацию, не формировали даже отношения к такой информации. Теоретически такое возможно, но, наверное, у самых гениальных. :)

Вывод: хочешь совмещать - прими идею, что придется жертвовать одной из ролей и если не сразу, то со временем. Причем жертва получится болезненная для обоих участников. Слишком часто возникающая проблема выбора в данном вопросе, скорее всего, свидетельствует о недостаточном профессионализме. 

P.S. Задала вопрос своим близким:
"К кому вы обратитесь за психологической помощью? Ко мне или другому специалисту? Почему?"

Муж: "Если будет доступен специалист такого же уровня или выше, то лучше обращусь к другому психологу, т.к. в полной мере не могу отказаться от мысли, что я муж, а это моя жена. Нет полного расслабления. Нет убежденности, что полностью отсутствует личное отношение. И это снижает эффективность работы".

Дочь: "Мой выбор - мама-психолог. т.к. она знает меня как никто на свете, и на данный момент нет вопросов, которые я не смогла бы с ней обсудить. Мне нравится именно её посвящать в свои секреты. Она не навязывает свое видение ситуации, не лишает свободы выбора" (Хм.... видимо, в этом случае я пожертвовала ролью "мама" (имхо).)

Подруга-коллега: "Изначально началось общение как "клиент-психолог". Со временем отношения переросли в партнерские, а потом и в дружеские. Сейчас выбор сделала бы в твою пользу. т.к. заслужила высокое доверие, мне с тобой легче раскрыться, и я уверена что получу необходимую помощь ".

Так что... опять получается, что в теории одно, а на практике как-то иначе. :)))))

Максименко Леонид Валентинович

Так сложилось в поле психотерапии, что можно иметь клиента или личные отношения с человеком, которые не дают возможности с ним работать в психотерапии. Однако, имея личные отношения с близкими и родственниками, можно оказать им консультативную психологическую помощь.

Почему я это выделяю?
Потому, что многие специалисты в области психологии  не понимают четко разницу между психологическим консультированием и психотерапией.

Перенос в отношениях с клиентами встречается нередко. Понять это вполне можно - психотерапия есть процесс интимного общения. В данной ситуации необходимо вовремя объяснить клиенту, что такое перенос.

Но жизнь - есть жизнь. Можно создать и личные отношения с клиентом, если  этот человек для Вас важен. Только как психотерапевт Вы для этого другого уже не подходите. Развивайте отношения и найдите для уже Вашего близкого человека другого психотерапевта. 

Борисова Яна Геннадьевна

Интересная тема сегодня вынесена на круглый стол. Вот что я думаю по этому поводу:

Психотерапия отличается от других близких (личных) отношений тем, что мы встретились в определенном месте (в кабинете терапевта) с определенной целью - оказание профессиональной психотерапевтической помощи. И в рамках этого пространства строятся для некоторых людей (клиентов) самые близкие отношения в их жизни!

И как все остальные отношения они вызывают у их участников (психолога и клиента, в нашем случае) массу чувств, эмоции, переживаний, сходств с личной жизнью и много всего другого. Но опять же в отличии от других близких отношений, всё это - полезная информация для анализа, а возможно, основа - для глубокой совместной работы клиента с терапевтом.

На вопрос "Могут ли клиенты быть нашими друзьями?" отвечу: "Нет, совмещать эти роли - только вредить!" Однако мне известны случаи перехода из одной роли (роли клиента) в другую (роль друга), но это скорее исключение.

Более того, я считаю, это "высший пилотаж" развития открытости, доверия и способности честно передоговориться, так как став другом вернуться в роль клиента невозможно, а это носит свои ограничения. Уверена, если в процессе психотерапии назрел подобный вопрос - этого не нужно пугаться, стыдиться, к этому полезно научиться обращаться, быть может, выносить подобный случай на интервизии, супервизии и обсуждать в процессе терапии.

Мне легко представить подобные случаи, лично я умею "влюбляться" в определенную категорию клиентов и каждый раз, отследив это, я обращаюсь за помощью коллег. Ведь психотерапевты тоже люди. :)

Кумунжиева Анна Константиновна

Психотерапия - это особым образом организованные отношения, и, конечно, в них есть чувства и переживания у всёх участников. Это естественно, неизбежно и полезно для терапии.

Я опираюсь на собственные переживания для диагностики и определения направления работы. Собственно, только через себя я и могу понять, что испытывают рядом с моим клиентом другие люди, и почему именно таким образом складываются его отношения с миром. И клиент, выстраивая отношения со мной и экспериментируя в этих отношениях, приобретает новый - другой - опыт.

Всё это - про терапевтические отношения. И для того, чтобы они "сработали" и изменения произошли, у меня не должно быть иной корысти, кроме собственно оплаты сессии. В любых иных отношениях с клиентом - дружеских, любовных, рабочих - я, естественно, начну отстаивать собственные интересы, а это прямо противоречит задачам терапии. Несовместимо.

К тому же, для эффективности терапии важна возможность стать уязвимым и хрупким. В хорошем варианте психолог даёт много поддержки и здоровой заботы - не зря же терапию сравнивают с детско-родительскими отношениями. И клиент привязывается к такому бережному отношению.

Как временный этап терапии это полезно, позволяет "добрать" то, чего не хватило в детстве. Но использование такой привязанности и уязвимости в личных целях - предательство, разрушение мира другого человека. Все ссылки на "взрослость" и "осознанность" клиента здесь - ложь. Вся ответственность - у терапевта.

У вас "особый случай"? Возможно. Но тогда необходимо прекратить все отношения, любое общение, и сделать паузу. Длинную паузу. Психологу - пройти личную терапию и супервизию. И встретиться после этого перерыва заново как два взрослых равных человека... Ну, если захотите встретиться.

Что же касается этического кодекса психолога, о котором говорят мои коллеги, то давайте признаемся: знают о нём все. Жаль вот, не все выполняют...

Мне кажется, проблема не в недостатке обучения. А в осознанности и способности сделать выбор в пользу другого человека - в данном случае, своего клиента.

Конопий Наталья Ивановна

Конопий Наталья Ивановна

Психолог Москва

Вопрос, предложенный для круглого стола, изначально смешивает два понятия: психотерапия и личные отношения.

Ответ один: психотерапия — это не личные отношения. Не стоит это смешивать.
Есть понятие терапевтических отношений, на них и строится терапия.

Психотерапия — это услуга (работа, контракт) которую оказывает терапевт клиенту за определенную цену.
Это услуга, а психотерапевт — это профессионал.

В каждой профессии есть своя специфика, свои особенности. Особенностью в работе психотерапевта является то, что психотерапевт в своей работе одновременно присутствует как профессионал, владеющий методами, техниками, знаниями - одним словом, у психотерапевта есть свой набор инструментов.  Однако психотерапевт не только инструмент, он присутствует в сессии и своей личностью (переживаниями, чувствами, телесными ощущениями, опытом, наполненностью). Отделить одно от другого невозможно.

Клиент тоже не материал, из которого что-то создают, переделывают, ваяют. Он живой человек, и ни в коем случае не объект воздействия, он соавтор терапии.

Иногда можно услышать и такое: «сделайте со мной что-нибудь, что бы я… не переживал, перестал боятся, повысьте мою самооценку… и т.д.». И это такой запрос на инструментальное, магическое вмешательство. И если терапевт не лишен нарциссических переживаний грандиозности, он смело может взяться за дело создания более счастливого клиента.

Существующие терапевтические отношения не равны понятию "личные отношения". Терапевтические отношения складываются в процессе терапии и, конечно же, не лишены личностных переживаний как клиента, так и терапевта, не лишены и личностного отношения. И это так.   

В психотерапии действительно важно создавать искренние отношения с пациентом, что возможно лишь в случае самораскрытия терапевта. Однако это раскрытие не должно быть беспорядочным, это не самоцель. Все, что предъявляет терапевт клиенту, должно предваряться вопросом терапевта к себе: действует ли это мое раскрытие в интересах клиента?  Самораскрытие терапевта помогает клиенту обнаруживать свои чувства и стоящие за этим желания.  Раскрываясь перед клиентом, терапевт обнаруживается как живой человек.

В личных отношениях мы можем быть чуть свободнее, чуть спонтаннее, чем в терапии, т.к. в них мы не являемся терапевтами для другого человека.

Терапевтические отношения одновременно являются инструментом терапии лишь в том случае, если терапевт хорошо осознан, имеет смелость встречаться со своими белыми пятнами, быть уязвимым и открытым новому опыту. Это уже профессиональная ответственность терапевта и мастерство.

Несколько слов о той грани, которая отделяет терапевтические отношения от личных.
К ним я не отношу возможность предложить чай или кофе пациенту. 

Для меня очень четкой границей является вопрос сексуальных нарушений в терапии. Если терапевт не может найти выход своим сексуальным импульсам вне терапии, находит их разрешение за счет пациента. При этом не осознает, что действует ради своего удовлетворения, возможно, находя для себя приемлемые объяснения, ретравматизируя тем самым клиента. Игнорирует при этом помощь личной терапии, скорее всего, он не имеет права практиковать.

Этические принципы в работе психотерапевта - это основа его профессиональной идентичности. Выделю некоторые из них:

  1. Профессиональная компетентность, которая подтверждается непрерывностью обучения.
  2. Сохранение конфиденциальности.
  3. Финансовые условия терапии.
  4. Психотерапевтические отношения строятся на доверии, которым терапевт не имеет права злоупотреблять для решения своих сексуальных, эмоциональных, материальных и т.д. проблем. Ответственность за злоупотребление исключительно лежит на терапевте.
  5. Терапевт обязан сотрудничать с коллегами на благо пациента.
  6. Психотерапевт должен отвечать за свою работу, за изменения отвечает сам клиент. Клиент творец своей жизни.
  7. Терапевт верит в возможность изменений в жизни клиента, при этом не имеет права подталкивать клиента к изменениям, когда тот еще не готов.
  8. Движение в психотерапии — это постоянный выбор, который делает клиент. Клиент должен свой путь пройти сам. Терапевт — это проводник, идущий рядом.
  9. Технически оснащенный, но личностно пустой терапевт клиенту ничего дать не может
Алаторцева Наталья Александровна

Смотря что подразумевать под словами «личные отношения». Как только клиент начинает говорить, у психолога возникают те или иные чувства. В этот момент между клиентом и психологом возникают отношения ребёнок–родитель. И это нормально, потому что психолог, не проявляющий эмпатии к клиенту, заинтересованности в нём, ведущий себя отстранённо вызывает разочарование и беспомощность.

Если говорить о консультировании родственников или знакомых, то здесь надо подходить к ситуации индивидуально. Кто-то умеет не смешивать личные отношения с деловыми, а кто-то нет. Но в этом случае есть опасность возникновения страхов у родственников по поводу того, что информация станет известна другим членам семьи. И ещё, мне кажется, важно, как тебя воспринимают твои близкие, кто ты для них: просто подружка, сестра или они признают тебя специалистом.

Если говорить о личных отношениях между психологом и клиентом как об отношениях между мужчиной и женщиной, то здесь полноценная психотерапия, безусловно, невозможна. Тогда это будет называться каким-то другим словом. Эти отношения должны перейти в другую плоскость.

Читайте также:


Задать вопрос психологу

БЕСПЛАТНО!

советов от психологов

Skype консультация

ПСИХОЛОГА

проведенных консультаций

Советы психологов

Низкая самооценка портит мои отношения?

Здравствйте!Мне 20 лет и у меня проблемы уже, кажется, везде, где они только могут быть. Первая пр...

Сын не дает сдачи

Здравствуйте! Моему сыну уже почти 8 лет, но он не дает сдачи обидчикам. Я с малых лет ему говорила,...

Как изменить свой характер?

Я спокойный человек, хочу познакомиться с парнем, номне не хватает смелости.Я хочу в себе изменить с...

Еще советы | Задать вопрос

Популярное

Музыканты шутят ВИДЕО

Очень профессионально и очень смешно!...

Я мечтаю стать мусорщиком! ВИДЕО

Забавный мальчик на снимке? Да, возможно. А возможно, именно так выгля...

Родовое влияние, или какое воздействие оказывают предки на жизненный сценарий?

Анализ жизни предков дает возможность невооруженным взглядом заметить,...

Шептать, чтобы не разбудить маму: детско-родительские отношения в кабинете психоаналитика

Быть в маминой тени, не мешать, просто быть рядом, не говорить, а шепт...

Вконтакте
Facebook
Twitter