Как работать со сновидениями

«Я думаю, что если кто-то возьмет один свой сон и проделает над ним всю работу,- это будет вся терапия, которая ему нужна». Ф.Перлз


Сновидения – это одна из самых загадочных, до конца не изученных тем, привлекающая к себе внимание и не дающая спокойно к ним относиться, посредством снов-сообщений, снов-подсказок, снов-посланий, вещих снов;  целительных снов, которые «переваривают»  травмирующие события, постепенно снимая напряжение и стирая аффекты, полученные от стресса или глубоких переживаний; снов, которые самостоятельно обрабатывают события произошедшего дня с «записанным» ранее опытом на подсознательном уровне – трансформируя и воссоединяя внешний и внутренний мир - воедино…

Фрейд называл сны – королевской дорогой к бессознательному, и считал, что во власти сновидения исцелять и утешать. Только это не трансцендентное послание, идущее сверху, а имманентное послание снизу, из «черного континента» наших бессознательных импульсов (влечений). После знаменитой работы Фрейда «Толкование сновидений»(1899), стало общепринятым мнение, что тайну образов сновидений надо искать в области инстинктивной  психической жизни. Вытесненные или не проявленные импульсы и желания проявляют себя в зашифрованном виде визуальных образов–символов, расшифровка которых помогает понять, что происходит с человеком и каковы его вытесненные желания.

К.Г.Юнг возвращает сновидению его более возвышенный смысл, связав его не только с психологическими или биографическими особенностями личности, но и с ее бессознательным восприятием общего культурного фонда всего человечества. Для Юнга сны неразрывно связаны как с прошлым, так и с будущим: сновидение не прячет какие-то подавленные желания, а наоборот, раскрывает содержание коллективного бессознательного (архетипы) и даже заключает в себе сообщения с эзотерическим смыслом. (1) Он расшифровал архетипические образы и сюжетные ходы сновидений по аналогии с мифами и сказками... В связи с этим терапевту необходимо иметь определенную компетентность в истории культуры и в мифологии. 

Ф.С.Перлз соглашаясь с Фрейдом, называл сны – королевской дорогой к интеграции, и что сны – самая спонтанная продукция, которая у нас есть. Выражая свою точку зрения, впервые развитую в гештальт-терапии,  Перлз охарактеризовал сны как проекции. Разработанная им техника: «идентификация с образом сна», при которой, человек увидевший сон разыгрывал его элементы, была создана для того, чтобы сновидец  вновь интегрировал то, что он  спроецировал, но «из-за страхов и бегства от осознавания, тот материал, который является частью нас, был отделен, отчужден, отвергнут, выкинут. Большая часть нашего потенциала стала недоступна для нас. Я полагаю, что потенциал доступен, но в виде проекции. Для начала я скажу нечто невероятное: все, что мы видим в других людях и во внешнем мире – это, на самом деле, проекция. Возможно, это крайность, но мы постоянно проецируем и не обращаем внимания на то, что происходит на самом деле. Признание наших чувств и понимание проекции идут рука об руку. (…) Вместо анализа и вскрытия сновидения мы хотим вернуть его к жизни. Как это сделать? Вновь прожить сновидение так, как будто оно разворачивается прямо сейчас. Вместо того чтобы рассказывать о нем как об уже свершившейся истории, воплотите его в действие, сыграйте его в настоящем, чтобы оно стало частью Вас самих, чтобы Вы почувствовали его реальность.(…) Действительно станьте этой вещью, любым предметом из сна – станьте этим. Используйте свою магию. Войдите во что угодно из фрагмента сна и перестаньте думать, оставьте голову и обратитесь к чувствам. Каждая мелочь – это кусочек головоломки, и все вместе они составят целое, - более сильную, счастливую, более полноценную настоящую личность.

Затем возьмите каждый их этих пунктов, характеров и частей, и позвольте им встретиться друг с другом. Создайте сценарий. Под «созданием сценария» я подразумеваю вот что: постройте диалог между двумя противоположными частями, и Вы увидите, - особенно если Вы взяли правильные противоположности, - что они всегда начинают бороться друг с другом. Все различные части, любые части во сне, - это Вы, это Ваша проекция, и если они не совместимы друг с другом, если они противоречат друг другу и борются друг с другом, - значит, в Вас сидит внутренний конфликт, игра в САМОИСТЯЗАНИЕ. По мере развития ДИАЛОГА, рождается ВЗАИМОПОЗНАНИЕ, и, в конце концов, мы приходим к пониманию и принятию различий, к единству и интеграции двух противоположных сил. Гражданская война закончена, теперь Вы можете использовать энергию на раскрытие своего потенциала

Сон – это прекрасная возможность обнаружить дыры в личности. Они появляются в виде пустоты, чистых полос, и когда Вы попадаете в эти дыры, Вы сбиваетесь или пугаетесь. Это страшное переживание, ожидание: «Если я приближусь к этому, будет катастрофа. Я превращусь в ничто»… Это – тупик, где Вы прячетесь, где Вас охватывает фобия. Вы неожиданно становитесь сонным, или вспоминаете что-то очень важное, что Вам необходимо сделать. Поэтому, если Вы работаете со снами, Вам лучше делать это вместе с кем-нибудь еще, кто сможет показать Вам, где Вы сопротивляетесь. Понимание сна подразумевает осознавание своего бегства. Единственная опасность заключается в том, что этот другой человек может слишком быстро прийти к спасению и сказать Вам, что в Вас происходит, вместо того, чтобы дать Вам самим шанс открыть себя. И если Вы понимаете значение каждого при отождествлении с деталями сна, то каждый раз, когда Вы превращаете это в я, Вы увеличиваете свою жизненную силу и потенциал…». (2)

А вот что пишет Лаура Перлз о сновидении: я вспоминаю сон, который видела много лет назад:

«Вечером перед этим я читала стихотворение Кроу Рэнсома «Эквилибристы». Оно завершается строкой: «Оставьте их лежать опасными и прекрасными». 

В моем сне я шла по пляжу, где и встретила Пола Гудмена и его сына Мэтью. Они собирали раковины и камешки. Я сказала:

Не собирайте их; когда они высохнут,
Раковины сломаются, камешки посереют, и потускнеют.
Оставьте их лежать опасными и прекрасными
.

Это мое существование: Я Пол и Мэтью, учитель и ученик, наблюдатель и классификатор. Я – раковины и камешки, хрупкие и тусклые, выброшенные на берег, на милость ученых и собирателей. Я - пляж, вечно движущаяся береговая полоса, где сухое прошлое периодически оживляется и увеличивается или уменьшается волнами настоящего. Я - море, постоянно обновляющаяся, ритмически движущаяся жизненная сила. И я поэт, знающий то, что ученые забыли». Я только что дала Вам несколько укороченный пример работы со сном в гештальт-терапии. (3) При говорении от первого лица необходимо следить за тем, чтобы использовалось «отглагольное» слово, соответствующее действиям. Например, текст «Я красивый песок…» - это «визуальный текст, описывающий внешнее описание. Сравни текст: «Я – песок, уходящий из под ног, запечатлевающий следы…». (4)

Техника работы со сновидениями нацелена на осознавание, переживание и ассимиляцию проекции. Сновидение обычно воспринимается сновидцем как нечто пришедшее извне и не поддающееся контролю. Когда же части сна разыгрываются как аспекты собственного существования (4), ответственность, тем самым, возвращается личности и сновидение становится отправной точкой для нового опыта. Поэтому, основные техники работы со снами направлены на то, чтобы помочь сновидцу осознавать проекцию. Проекция – это отчуждение частей «Я», восприятие чего-то как не принадлежащего самому человеку. За проекцией скрывается отвергаемая клиентом: потребность, переживание, чувство, действие, подавленные мысли или желание, которые человек направил «внутрь» своего пространства и отобразил в топологическом соотношении образов сновидения, не имеющая открытого выхода в осознавание и новых способов поведения. Противоположность отчуждению – идентификация,  разрозненных частей или образов сновидца направленная на интеграцию этих отчужденных частей, для того, чтобы человек почувствовал себя целостным. Говоря «целостным», Перлз имеет в виду хорошо функционирующим, способным опираться на себя и продолжать свой личностный рост. (5)

Терапевт может делать разнообразные действия по поводу этого текста: искать параллели с социальной реальностью; погружаться в соматические ассоциации этого текста, глубже активизируя переживания, закрепленные сновидением. Работа направлена на идентификацию ситуации отношений во сне, на идентификацию чувств.(8)

В сновидениях часто можно в символической форме встретить проявление подавляемых или вытесняемых тенденций. Того, что наиболее сложно для осознавания в реальности. В том числе можно отдать предпочтение работе с полярностями. Например, в сновидении может проявиться тема, противоположная (полярная) для человека: в своей дневной жизни он ведет скромный образ жизни, работая обычным служащим, а в сновидении он видит себя полководцем; воспитанный мальчик во сне видит сюжеты про разбойников и пугается своих фантазий, противоречащих представлению о том, что хорошо и что плохо; в жизни скромный юноша боится подойти к девушке с признанием в любви, а во сне – видит пастельные сцены близости с ней, где он герой ее романа, и т.д. Сон по принципу полярности может поддерживать тенденцию, важную для человека, но не проявленную или дефицитную. Еще Фрейд указывал, что часто сновидение кодирует важное переживание, сложную тему не прямой иллюстрацией, а образом по принципу «контраста», его «противоположностью». Один из вариантов такой работы, которая провоцирует осознавание, предложенная Даниилом Хломовым техника: «Рассказать сон наоборот» или «Антисон». Сам факт «рассказывания наоборот» активизирует понимание человеком собственного отношения и осознания оригинального материала сновидения.(8)

«Страшные сновидения» становятся поводом для переживания. Это сны с опасными и пугающими сюжетами, например, «покойники», «монстры», «чудовища», когда кто-то устрашающий гонится за вами или героем сна, преследует или хочет совершить насилие, и происходит борьба в одних случаях, а в других – ощущение жертвенности и безысходности, когда становишься свидетелем чего-то страшного, мучительного, агрессивного, или, происходит что-то бесформенное, но полное ужаса, и в момент наивысшего напряжение – человек просыпается в поту с ощущением страха и даже ужаса. 

Как ни странно все эти сны можно рассматривать как обыкновенные проекции. Нет опасности в том, чтобы сыграть опасного персонажа (антигероя), чем «он опаснее для сновидца», тем больше в нем аккумулировано энергии. Иными словами, ваше напряжение внутреннего конфликта породившего ретрофлексию: подавление чувств и невозможности эти чувства прожить или выпустить экологично наружу. Поэтому, «страшные сны» снятся при сильном эмоциональном стрессе, при соматическом заболевании как вариант, когда происходит соматизация тревоги. Один из вариантов «страшных снов» - это сны с подавленной агрессией – раскрываются как проекция запрещенной агрессии. Чем сильнее запрет, тем ужаснее облик персонажа. Техника работы: присваивать физическую активность, способ действия, чувства, потребность, а не образ и персональную часть проекции.(8)

«Для некоторых людей, особенно для тех, кто видит во сне устрашающие пейзажи, проективное видение сновидения может давать силы и открывать новые возможности. К примеру, человек может видеть, как его засасывает водоворот. Он – беспомощная жертва могущественной  и непреклонной жизненной силы. Возможно, у него есть свои причины быть беспомощным и не пользоваться собственной энергией. Но одна лишь мысль о том, что он не только несчастная жертва сна, а может быть также и могучим водоворотом, приносит ему облегчение. Неприятности во сне, как и в жизни, можно преодолеть, когда противоречивые силы заключены в одном человеке, а не находятся между ним и враждебным миром. Утверждение власти над собственной жизнью – это ободряющая позиция перед лицом внутренних противоречий.

«Часто участники групп задают вопросы о феноменах, похожих на видение будущего в сновидениях. Некоторые авторы отмечают, что ясновидение невозможно полностью отрицать, в том числе, на это указывает Кэмпинский при обсуждении феномена «дежавю»..

Мы вполне можем ожидать подобный механизм в работе сновидения. Ясновидение и переживания связанные с ясновидением – пугают клиента больше, чем содержание сна, поэтому, часто темой обсуждения становится страх по поводу факта самого переживания. В действительности, мы так мало знаем о биохимии и электрической активности мозга, что не можем игнорировать таких явлений, которые носят название «экстрасенсорных». В практике, отметим, что случаи ясновидения во сне довольно таки редки. Гораздо чаще человек считает ясновидческий сон, в котором содержится страстно ожидаемое событие или информация, известная человеку, которую он вытесняет. Или, человеку проще интерпретировать свой опыт как мистический, чем пережить контакт с реальностью своих чувств и переживаний. Например, такие сны, которые понимаются сновидцем как предвестники событий, оказываются отражением вытесненной информации или прозрачной проекцией известных фактов, или отражением надежды, мечты или опасения. Кроме того, срабатывает эффект «самореализующегося пророчества». В этих случаях можно рекомендовать работать со снами как с проекцией. (8)

Очень важен и коммуникативный смысл сновидения: «О чем тебе говорит твой сон? Какой ответ он тебе подсказывает? Есть и другой способ работы – диалог и переживание отношений со сном. Иногда это отношения с несуществующим сном, особенно у клиентов, которые не запоминают своих сновидений. Здесь персонажем становится сам сон. Клиента просят «побыть сном» и рассказать, зачем он приснился и для чего нужен: «Теперь я хочу, чтобы Вы все поговорили со своими снами и чтобы сны отвечали, как будто они живые существа. «Сны, Вы меня пугаете», «Я не хочу о Вас знать», скажите что-нибудь, и пусть сны ответят (…). А теперь я хочу, чтобы каждый сыграл роль своих снов, например: «Я прихожу к тебе очень редко, и только отрывками…», так как Вы видите свои сны. Я хочу, чтобы Вы стали своим сном. Измените роль, станьте сном и поговорите с группой, как будто Вы – сон и разговариваете с собой», комментарии, которые давал Ф.Перлз на своих семинарах.(6)

Задача терапевта – побудить клиента контактировать: с миром сновидения, со своими чувствами; с присутствующими людьми (и терапевтом) с реальными людьми, которым адресованы какие-либо чувства.

Это достигается через традиционные, в большинстве своем, техники гештальта: побуждение к осознаванию, воплощение в действие, монодрама,амплификация, работа с полярностями, принятие ответственности, исследование контакта и отступления (с использованием элементов сновидения с терапевтом, с одним из членов группы и т.д.). Конечно же, при этом, будут обнаруживаться механизмы избегания или срывы контакта («сопротивления» или механизмы защиты).

Все слова «это», «оно» и пр., заменяются в обращениях на «я». При этом, гештальт-терапевт, гибко меняет акценты, выбирая то, что нужно для него и для клиента в данный момент времени. Здесь нет определенной последовательности, заданного заранее алгоритма. Спектр реакций терапевта зависит от его собственного чувственного осознавания и чувственного осознавания клиента. (5).

Работа со сновидениями характеризуется следующими направлениями:

1) Работа самого сновидения, его бессознательных функций (просмотр генетической программы, интеграция опыта, переработка и «лечение» травм»).
2) Сознательное восстановление содержание сна в памяти, и в особенности, катарсический эффект от его устного изложения.
3) В контексте отношений: клиент-терапевт.
4) Сновидение отражает незавершенное действие в социальном контексте, которое нужно раскрыть, рассмотреть и завершить.
5) Сновидение – как экзистенциальное послание.

1) Первое направление связано с работой самого сновидения: с  одной стороны: сон как нейрофизиологическая релаксация - расслабление нейронов головного мозга, для восстановления активной деятельности организма. С другой стороны – сновидение выполняет важную специфическую функцию самонастройки психики – это активная работа головного мозга, процесс перекодировки информации, отражает наиболее значимые события и психоэмоциональные переживания человека, чаще всего, за последний период (день, неделя, год). В то же время, сон не всегда отражает реальные события, а только личное восприятие сновидца – этих событий, через призму своей психики. На генетическом уровне происходит упорядочивание и закрепление нового опыта. По сути, сновидения обычно сами являются нашими бесплатными психотерапевтами. Их благородный труд по починке и усовершенствованию нейронных сетей способствует постепенному «излечению от травм», а если клиент обращается за психотерапевтической помощью в первый день произошедшего травматического события (до первого сна), благодаря чему – происходит более быстрое «излечение» и восстановление организма от стресса. Поэтому, сами по себе сны несут в себе – исцеляющую и терапевтическую функции.

2)   Второе направление в работе со сновидениями связано с сознательным восстановлением содержания сна в памяти и особенно его пересказом кому-либо (лучше, если это будет специалист по сновидениям). Пересказ сна в настоящем времени, «По мнению гештальт-терапевтов, сны человека отображают различные фрагменты его личности. При проигрывании отдельных отрывков сна, через его проживание в настоящем времени (а не в прошедшем), который сопровождается более глубокими и чувственными переживаниями – происходящими наяву, клиент может отслеживать свои реакции на происходящее, так как, находится в бодрствующем состоянии, который может  определить скрытый смысл, не прибегая при этом к анализу и интерпретации, как это делают психоаналитики». (6) Например: «Я шла по горной тропинке и встречала диковинные растения, которые  доставляли мне удовольствие…», - а: «Я иду по горной тропинке, вижу диковинные растения и испытываю  удовольствие…», - что позволяет погрузиться в собственное сновидение более глубоко и прочувствовать на себе с большей силой появляющиеся переживания прямо здесь и сейчас...
Эта может быть проекция чувства, личностной роли, или какого-либо состояния. Система отношений между отдельными элементами сновидения отражает систему отношений внутреннего мира клиента и в пространстве его отношений с окружением. В данном контексте – изложение другому человеку, способствует переходу бессознательного материала сновидца – в осознаваемую зону, и имеет, - терапевтическую составляющую, что в конечном итоге приводит – к расширению осознавания.  (См. ниже: Техника работы со сновидением)

3)  Третье направление в контексте клиент-терапевт. Сон или сообщение о сне рассматривается как часть контакта между терапевтом и клиентом. И информации о сюжете и форме (феноменологии) сновидения обсуждается как повод к контакту двух людей: «Почему именно этот сон вспоминает клиент в данный момент, как сон отражает актуальность, или, дефициты контакта, как проецируются отношения клиента и терапевта в этом сне и так далее». Сон рассматривается как повод к контакту и определенное послание. Терапевт ориентируется в том, как данный сон отражает особенности терапевтических отношений. Например, Исидор Фром, наряду с дугими гештальтистами - рассматривают сновидение, (особенно в ночь накануне или после терапевтического сеанса), - как ретрофлексию, то есть, как крупное нарушение границы – контакта между клиентом и терапевтом: сновидец бессознательно говорит самому себе то, что не было выражено эксплицитно своему терапевту. «…Иначе «ретрофлексию» можно было бы назвать «цензурой» или «сдерживанием». (1) Таким образом, Фром более или менее эксплицитно вводит понятие переноса: «Перенос – это эквивалент «здесь и теперь» Перенос интересен тем, что он создает возможность неоконченным ситуациям прошлого, которыми приходится заниматься любому виду терапии, завершиться в настоящем… Мы не поощряем развитие переноса, но мы его и не исключаем, а задаем вопросы, с целью предупредить нашего клиента о наличии переноса и снять его».

4)  Четвертое направление характеризуется незавершенной раннее ситуацией (действием, чувством, словом, и др.), начавшемся в припоминаемом сновидении. Если сон прервался внезапно, но по содержанию не закончен и вызывает сильное иррациональное беспокойство, то он может быть завершен по желанию сновидца, в соответствии с его внутренней правдой. При этом, сам сон – не переделывается, а доигрывается, давая возможность клиенту перевести свою тревогу в действие и завершить незавершенную ситуацию так, как того требует его естество. Еще один вариант работы с ретрофлексией: так Серж Гингер предлагает, идентифицироваться с персонажами сновидения, например, произнося эмоционально монолог, обращенный к другому персонажу сна - с осознаваемыми чувствами и желаниями, а затем, вспомнить и сопоставить, есть ли подобное сходство в отношении реальной жизни: «Кому в своей жизни ты бы мог адресовать эти чувства?», а также, идентифицировать актуальную потребность, связанную с ними. Такая работа в «технике челнока» отражает переход от энергии внутреннего пространства к реальной жизни во внешнем пространстве. Работа направлена на идентификацию ситуации отношений во сне, на идентификацию чувств.
Если мы имеем дело с повторяющимся сном, то это имеет отношение не только к важной экзистенциальной проблеме, а также, к незавершенной ситуации. После «расшифровки», возможно создание телесной метафоры в доигрывании сна, после чего, происходит разрядка мышечного напряжения, снимается эмоциональная нагрузка, материал интегрируется и обретается принципиально новый символический и телесный опыт. 

5)  Пятое направление связано с  поиском символического понимания сновидения – как экзистенциальное послание, касающееся нашего существования, и принадлежащее Ф.Перлзу. Сновидение связано с поиском и обнаружением своего истинного «Я», отражающее индивидуальность и уникальность сновидца. Это подобно написанию картины, поэмы, воспроизведение спектакля на сцене или хореографической композиции; это средство креативного выражения себя, позволяющее сновидцу соприкоснуться с очень личным, глубинным и ранее неосознаваемым…

Важной функцией экзистенциального послания сна является предоставление сновидцу «дыр» его личности. Они дают знать о себе во сне как голоса, пустые пространства, избегания, объекты или люди, с которыми невозможно или страшно идентифицироваться. Самое непосредственное отношение это имеет к повторяющимся снам. В работе с ними он предлагает клиенту рассказать свой сон от первого лица, останавливаясь после каждой фразы и произнося: «И это мое существование!», осознавая, что означает это заявление в контексте его единственной жизни.

Очень важен и коммуникативный смысл сновидения: «О чем тебе говорит твой сон? Какой ответ он тебе подсказывает? Другой способ работы – диалог и переживание отношений со сном. Иногда это отношения с несуществующим сном, особенно у клиентов, которые не запоминают своих сновидений. Здесь персонажем становится сам сон. Клиента просят «побыть сном» и рассказать, зачем он приснился и для чего нужен, через диалог, и получение послание от сна.    

                                   Техника работы со сновидением.

1.
Основная техника – идентификация с проекцией сна (с фигурами из сна). Рассказывая сон, человек излагает его как некую историю. Обычно он делает это в прошедшем времени. Терапевт записывает или запоминает рассказанный сон дословно.
2. Терапевт просит клиента рассказать сон от «первого лица», как если бы он переживал его заново, в настоящем времени.
3. Живое разыгрывание сновидения. Клиент берет на себя роль постановщика сна (интегрирующую роль), который должен быть восстановлен во всей жизненной полноте. При идентификации с каждым из образов сна - клиент «движется», как персонаж сна (человек, предмет, стихия), углубляя свои чувства и переживания. В этом сне имеются персонажи, одушевленные и неодушевленные, на которые клиент будет реагировать по-разному. Чтобы сильнее прочувствовать состояние сна, можно выстраивать диалоги, чтобы, таким образом, знакомиться с разными частями личности и присваивать ту энергию, которая ранее была подавлена. Затем, сфокусироваться на переживаниях и сохраняя контакт с этими переживаниями, возвратиться из мира сновидения в «реальную» жизнь. Найти проекцию этих отношений и чувств, которые были проявлены при экспериментировании с образами сна, в событиях повседневной жизни. (Техника челнока).

Мы уже говорили о том, что проекция есть способ прерывания контакта с потребностью путем отказа от части себя, своих собственных мыслей, чувств и желаний. Они приписываются людям из внешнего мира. Возвращение себе какой-либо неприятной части (чувства злости, страха или подозрительных мыслей), может быть очень неприятным и «страшным», только в этих частях «Я» скрывается ценная, пока еще не реализованная энергия. Терапевт следит за тем, чтобы возможность «выразить себя» получили самые разнообразные фигуры из сна. Порой самый незаметный в рассказе предмет дает повод к серьезному раскрытию чувства и обнаружению нового опыта. Например, если клиент видит сон, в котором он входит в пустой дом, где есть ложа, можно предложить идентифицироваться с ложей, с полом дома, со стенами, так же как с недостающими частями интерьера, например, дверями, окнами и так далее. Происходит отождествление и присоединение частей опыта идущих на созидание самого сновидца. (Это в том случае, если человек не сопротивляется и готов отождествиться с ранее отвергаемыми частями опыта в своей жизни.)

 Где в проигрывании каждого сна излюбленным вопросом Перлза являлся:
 «Чего ты избегаешь и как?»

Переход от фигуры к фигуре осуществляется либо поочередно, если есть возможность проработки всего сна, или, фрагментарно, где клиент сам выбирает наиболее «энергетизированные» и «заряженные» фигуры (от одной до нескольких), «потому что даже в маленьком кусочке скрыты невероятные возможности». (2) В такой работе сюжет сна не меняется, - он проигрывается, или, если есть незавершенность (обрывистость сна), то завершение строиться так, как хочет клиент, с учетом своей внутренней правды.
Для усиления фокусировки при работе с проекциями терапевт может попросить клиента нарисовать иллюстрации к эпизодам сновидения, или разыграть сновидение, используя предметы в комнате, например подушки, книги, статуэтки, все, что может привлечь внимание сновидца. Если работа проходит в групповом контексте, терапевт может предложить построить композицию сновидения в физическом пространстве, используя участников группы для обозначения фигур сновидения. Об этом замечательно написано у Д.Зинкера (8) – работа со сновидениями как театр. Это может быть очень зрелищное и креативное действие.

В заключение, хочется привести слова Ф. Перлза, которые как нельзя лучше выражают суть сновидения о том, что - это сжатое отражение существования человека, «…о чем угодно, что мы видим во сне. И в жизни… из-за фрустрации наш сон превращается в кошмар. Задача любой глубокой религии – особенно дзен-буддизма – это сатори, великое пробуждение ото сна – особенно от кошмара. Начать это можно, осознав, что мы играем роли в театре жизни, поняв, что мы всегда пребываем в трансе. Мы … и играем в эти игры, пока не очнемся. Когда мы очнулись, мы начинаем видеть, чувствовать, узнавать в опыте – свои потребности и их удовлетворения, вместо того, чтобы играть роли, для которых нужно столько декораций… А проснуться и стать настоящим – значит чувствовать с тем, что у нас есть, с реальным потенциалом, богатой жизнью, глубокими переживаниями – быть настоящим, а не зомби!». (7, 9)

Работа со сновидным материалом в практике гештальта – один из самых замечательных способов, позволяющий  нашим клиентам   ПРОСНУТЬСЯ, (которыми, в том числе, мы сами и являемся). Вопрос только времени, глубины проработки и степени осознанности в каждом из нас.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. С. Гингер, А. Гингер. Гештальт-терапия контакта. Санк-Петербург. СпецЛит. 2001г., с. 203-216.
2. Фредерик Перлз. Гештальт-семинары. Ин-т Гуман. исс-ий. Москва, 2007г., с. 76-80.
3. L. Perls. Living at Boundary. A. Geshtalt Journal Publication. Pp.1972g., с. 129-135.
4. Е. Петрова. Техники работы со снами в гештальте. Гештальт-терапия и консультирование. Сборник материалов. Выпуск 3. Москва, 2003г., с. 48-63.
5.И. Д. Булюбаш. Руководство по гештальт-терапии. Издательство института психотерапии. Москва, 2004г., с. 530-546.
6. В. Яровицкий. 100 Великих психологов. Москва, 2004г., с. 432.
7. Н. Лебедева, Е. Иванова. Путешествие в гештальт-терапию. Теория и практика. Речь. Санкт-Петербург, 2005г., с. 445-450.
8. Zinker J. Creative Process in Geshtalt Therapy. New York: Bruner/Mazel? 1977g.
9. Perls F.S. Geshtalt Therapy Verbatim. New York: Real People Press, 1969g., c. 148.

Ещё по теме:

Комментировать