Жизнеспособность личности в концепции Карла Роджерса

Раздел: Статьи
Автор: Тарасова Екатерина Владимировна
main_img
Прагматическая актуальность исследования жизнеспособности человека в самом первом приближении становится понятной всякому, кто задаётся вопросом: «Хочешь ли ты жить?» [9,4].

Дополним эту цитату - «жить качественно».

«Жизнеспособность – это способность человека или социальной системы строить нормальную, полноценную жизнь в трудных условиях» (Лактионова, 2010) [6].

Современных отечественных исследований по изучению феномена жизнеспособности встречается крайне мало. Среди них стоит отметить исследования следующих авторов: Рыльская Е.А. (2014), Махнач А.В. (2013), Лактионова А.И.(2013), Нестерова А.А. (2011).

В связи с этим, актуальным является изучение условий и факторов жизнеспособности в теоретических концепциях клиент-центрированной психотерапии (КЦП).

КЦП в своей основе отражает идею о том, что человек способен сам изменить свою личность, а значит, при определённых требованиях и соответствующей «обстановке», индивид может быть жизнеспособным, что подтверждается гипотезой, сформулированной Роджерсом так:

каждый из нас имеет в себе самом обширные ресурсы для понимания собственной сущности, для изменения собственной Я-концепции, установок, отношения к себе и поведения.

Но для того, чтобы эти ресурсы лучше высвобождались, необходимо создать условия. Человек может научиться использовать эти ресурсы, только оказавшись в условиях особых, поддерживающих, фасилитирующих взаимоотношений [2].

На наш взгляд, в исследовании жизненной стойкости релевантным будет описание положений, сформулированных К.Роджерсом о «хорошей жизни», конгруэнтности, эмпатии, тенденции к актуализации, реалистичном восприятии опыта и их роли в формировании жизнеспособности личности. И хотя это не полный список теоретических конструктов в КЦП, но указанные феномены наиболее полно описывают условия и свойства жизнеспособности.

Итак, рассмотрим некоторые определения и понятия КЦП.

Представления о «хорошей жизни» и её связь с жизнеспособностью

Можно ли назвать «хорошую жизнь» жизнеспособностью человека?
На этот вопрос ещё предстоит ответить в ходе эмпирических исследований.
Пока представляется, что «хорошая жизнь» и жизнеспособность - это не тождественные понятия.

Хорошая жизнь – это не конечный пункт, а направление, в котором человек движется, следуя своей истинной природе [11], отмечает К.Роджерс.

В этой фразе обозначен аспект динамизма и изменчивости, который присутствует в «хорошей жизни», а также путь к естественной природе человека, что само по себе имеет важное значение для жизненной устойчивости.

Представления К.Роджерса о «хорошей жизни»

были большей частью основаны на опыте его работы с людьми, решающими жизненные проблемы в соответствии с организмическим оценочным процессом, а не с условиями ценности (Rogers, 1980) [11].

Организмический оценочный процесс описывает переживания опыта, которые наиболее точно его характеризуют, а так же отражает изменчивый характер ценностей. Кроме того, Роджерс характеризует этот процесс так:

организм находит удовлетворение в тех стимулах или формах поведения, которые сохраняют и укрепляют организм и Я как непосредственно в настоящий момент, так и в долгосрочной перспективе [5].

Организмический оценочный процесс интегрирует такие качества жизнеспособности, как

  • изменяемость ценностей,
  • доверие к себе (организм, потребности),
  • самосохранение,
  • укрепление организма в настоящем и будущем.

Именно ориентация на будущее позволяет размышлять об организмическом оценочном процессе, как о «хорошей жизни», в основе которой жизнеспособное поведение. «Хорошая жизнь» - это особенный способ взаимодействия с миром, где есть тенденция к выживанию.

«Хорошая жизнь» доступна не всякому человеку.
В связи с этим еще предстоит ответить на вопрос, каким образом сохраняет и достигается жизнеспособность у «малодушных людей», в жизни которых отсутствует «хорошая жизнь» по Роджерсу.

Был выявлен ряд признаков и некоторые сходства «хорошей жизни» и жизнеспособности. Однако, исследования, свидетельствующие о положительной корреляции между «хорошей жизнью» и жизнеспособностью, отсутствуют.

Конгруэнтность и жизнеспособность

Конгруэнтность является центральным термином в клиент-центрированной психотерапии. Он разработан К.Роджерсом в 1961 г.

Раскрывая этот термин, К.Роджерс пишет:

«конгруэнтный» я обычно обозначаю определённый способ самопрезентации. Под этим я понимаю следующее: какие бы чувства или установки я ни переживал, они должны пройти через моё сознание. В этот момент я являюсь целостным, или интегрированным, человеком и, таким образом, действительно могу быть тем, кем на самом деле являюсь. Это такая реальность, которую, согласно моему опыту, другие люди воспринимают как достоверную» (Rogers, 1961, р. 50) [1,20].

Роджерс, рассматривая конгруэнтность, пишет об осознанности чувств, искренности по отношению к себе и окружающим, что также является качествами жизнеспособной личности.

У людей с высокой жизнеспособность было выявлено, что их существенной особенностью является конгруэнтность, определяющая ясность коммуникации, сопровождаемую отсутствием необходимости в самозащите и наличием свободы «слушания» чужой позиции [10,262].

Стоит отметить, что для жизнеспособного человека характерна ориентация на коммуникативное сотрудничество, на равноправное общение, основанное на взаимном уважение и доверии, взаимопонимании и открытости, стремлению к взаимному самовыражению и развитию.

Конгруэнтность – особое свойство, которое означает предельно ясную коммуникацию, лишенную необходимости защищаться или проявлять агрессию (Братченко С.Л.1997) [10,206].

Конгруэнтность - это качество, которое необходимо для терапевта, оно является одним из «необходимых и достаточных условий», его присутствие в терапевтических отношениях способствует началу комфортного межличностного общения у клиента, формированию внутренней гармонии, когда существует согласованность вербальных и невербальных аспектов поведения. Внутренняя целостность коммуникации позволяет осознавать свои чувства и ощущения, стремится к их принятию и адекватному выражению, что бесспорно является жизнеспособным в межличностных отношениях, поскольку

неспособность к сохранению целостности снижает жизнеспособность и приводит к развитию беспомощности [10,20].

Эмпатия как условие жизнеспособности

Термин «эмпатия» введён Эдвардом Титченером, который калькировал немецкое слово Einfühlung, использованное в 1885 году Теодором Липпсом в контексте теории воздействия искусства [8].

К.Роджерс предложил свои определения эмпатии. Оно «звучит» так:

быть в состоянии эмпатии означает воспринимать внутренний мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков. Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения «как будто». Так, ощущаешь радость или боль другого, как он их ощущает, и воспринимаешь их причины, как он их воспринимает. Но обязательно должен оставаться оттенок «как будто»: как будто это я радуюсь или огорчаюсь. Может быть, это описание делает понятным, что быть эмпатичным трудно. Это означает быть ответственным, активным, сильным и в то же время тонким и чутким. [12]

К.Роджерс считает одной из целей КЦП это эмпатическое отношение терапевта:

Мы должны всегда рассматривать внутреннюю сущность человека и пытаться увидеть мир его глазами, чтобы понять поведение. [11]

Эмпатия отражает ведущую роль в понимании внутреннего мира клиента, это способность проникнуться переживаниями другого человека, учитывать его присутствие, это способность понимать его интересы, потребности и индивидуальные особенности.

Эмпатия рассматривается как одно из коммуникативных свойств человека, которое способствует реализации жизнеспособности [10, 240]. Эмпатию можно назвать и условием формирования жизнеспособности и свойством, позволяющим быть устойчивым, поскольку понимание внутреннего мира человека и его поступков, а так же «герменевтическая эмпатия» позволяют увидеть ситуацию и происходящие события более шире, адекватно объяснить поступки людей.

В исследовании Рыльской Е.А. отмечено, что высокие показатели жизнеспособности характерны для людей с высоким уровнем эмпатии [9,28]. Обладая эмпатией, человек становится толерантным к окружающим, а значит более устойчивым во взаимоотношениях.

Тенденция к актуализации и жизнеспособность

Роджерс в своей теории рассматривает тенденцию к актуализации следующим образом:

свойственная организму тенденция развивать все свои способности, чтобы сохранять и развивать личность. (Роджерс, 1959, p. 196) [11]

Тенденция к актуализации отражает развитие и саморазвитие, что имеет важную функцию в структуре жизнеспособности.

Рассмотрение жизнеспособности человека в русле методологии самоорганизации позволяет уточнить роль компонента развития. Открытым, самоорганизующимся системам присуще не просто постоянное движение, развитие, а самодвижение, саморазвитие (Э.В. Галажинский, 2002),
поэтому логично предположить, что и жизнеспособный человек, как система такого уровня, характеризуется способностью не просто к развитию, а к саморазвитию [10,125].

Таким образом, жизнеспособность, как самоорганизующаяся система имеет свойство развития и саморазвития, что так же присуще тенденции к актуализации в теории Роджерса.

Кроме саморазвивающегося свойства, для этой тенденции естествен уход от контроля внешних подкреплений к внутреннему контролю и самостоятельному поведению (Rogers, 1980). То есть чем активнее может действовать тенденция к актуализации, тем у человека:
- выше вероятность преодоления "условий ценности", заложенных в ранние годы жизни;
- больше осознанности и открытости для внутренних и внешних переживаний;
- больше свободы в формировании себя и своей жизни [11].

Все эти факторы позволяют человеку быть независимым, дисциплинированным, самостоятельным, адаптироваться к условиям жизни и обладать способностью к саморазвитию.

Стоит отметить, что способность к саморазвитию является компонентом жизнеспособности личности (Рыльская, 2014).

Рассматривая тенденцию к актуализации, хочется обратить внимание на то, что в своих работах Роджерс указывает, что существует связь со свободой и рационализацией.

Как Роджерс пояснил в опубликованном интервью с Уиллардом Фриком (Frick, 1971), свобода, рациональность и тенденция к актуализации сложно переплетены в его представлении человечества. Когда тенденция к актуализации имеет возможность проявиться, поведение человека является значительно более свободным и осознанным. Следовательно, если человек здоров, он всегда движется к все большей цельности и единству. Роджерс понимал, что люди – единственные создания, которые реально могут осознать свое прошлое и настоящее, получая таким образом возможность выбирать свое будущее (Frick, 1971) [11].

Способность осознанно выбирать своё будущее, изменять свою жизнь в зависимости от своих внутренних ощущений являются движущими силами жизнеспособности.

Реалистичность восприятия и жизнеспособность

Интересным представляется взгляд Роджерса на восприятие человеком реальности. Реалистичный взгляд на жизненные события свидетельствует о жизнеспособности, поскольку

Роджерс полагал, что психологическая дезадаптация происходит в результате несоответствия между структурой Я и опытом. Другими словами, человек с психическим расстройством воспринимает себя и свои отношения с людьми и явлениями в своем окружении так, чтобы это соответствовало структуре его Я. Поэтому он склонен к отрицанию или искажению любого переживания, которое противоречит его нынешнему образу себя, так как его осознание вызовет тревогу, ощущение угрозы и расстройство [11],

поведение будет приобретать неустойчивость, в некоторой степени и беспомощность. Психологическая защита часто проявляется в замещении реального опыта вымышленным с целью сохранения устойчивости структур «Я», и это может вызвать определённую фрустрацию при столкновении с реальностью.

Напротив, психически здоровый человек стремится к реалистичному восприятию себя и своих отношений с другими людьми, то есть он старается видеть их такими, какими они представляются непредубежденному наблюдателю. Более того, здоровый человек открыт для переживания (то есть не защищается), принимает ответственность за собственное поведение и оценивает переживание с помощью своих чувств [11],

что отражает доверие к себе, своему опыту, живой и реальный взгляд на происходящее. В этом и заключается психическое здоровье личности, а, значит, её жизнеспособность.

Когда чувства являются индикатором во взаимодействии с окружающим миром, а реальный опыт воспринимается как объективность, то такое поведение можно назвать адаптивным. Восприятие действительности как таковой позволяет адекватно оценивать происходящие в жизни события, анализировать ситуации и принимать оптимальное решение. Точное восприятие реальности обеспечивает правильное планирование, оценку своих возможностей и ресурсов для преодоления трудных жизненных ситуаций. Реалистичный взгляд на мир отражает способность к адаптации и саморегуляции, которые так же являются компонентами жизнеспособности человека, на что указывают исследования Рыльской Е.А (2014).

Выводы

В целом, Карл Роджерс в теории КЦП сформулировал положения, в которых нашли своё отражение элементы жизнеспособности личности.

«Хорошая жизнь» не является жизнеспособностью, однако некоторые её элементы:

  • организмический оценочный процесс,
  • направленный характер,
  • доступность для людей с высоконравственными и интеллектуальными качествами,

позволяют сделать вывод о том, что отдельные свойства «хорошей жизни» являются показателями жизнеспособного поведения.

Конгруэнтность отражает открытость коммуникации, целостность и гармонию внутреннего мира личности, осознание, принятие и адекватное выражению чувств, что указывает на жизнеспособность.

Эмпатия описывает стремление к пониманию внутреннего мира личности и объяснению поведенческих паттернов. Эмпатия является одним из коммуникативных свойств, обеспечивающих жизнеспособность.

Тенденция к актуализации отражает развитие и саморазвитие, самостоятельность.

Реалистичное восприятие способствует формированию адаптивных форм поведения, где индивид может планировать, анализировать и адекватного прогнозировать поведение.

Понимание жизнеспособности с позиции некоторых теоретических конструктов КЦП позволяет более многогранно изучить этот феномен. И хотя в статье представлены не все тезисы КЦП, но обозначенные имеют значение для изучения жизнеспособного поведения личности.

Безусловно, в дальнейшем требуются дополнительные исследования и методологическая разработка для изучения теоретических положениях клиент-центрированной терапии Карла Роджерса с точки зрения конструктов жизнеспособности личности.

Литература

  1. Брэзиер Д. Карл Роджерс и его последователи. Психотерапия на пороге XXI века. М.: — Когито-Центр, 2010. — 315 с.
  2. Концепция психотерапии Роджерса. [Электронный ресурс] . – Режим доступа: http://carl-rogers.ru/about-ccp/client-centered-psychotherapy.html
  3. Лактионова А.И. Структурно-уровневая организация жизнеспособности человека: метасистемный подход // Личность профессионала в современном мире / Отв. ред. Л.Г. Дикая, А.Л. Журавлёв. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2013. С. 109-126.
  4. Махнач А.В. Жизнеспособность как междисциплинарное понятие // Психологический журнал. 2012. Т. 33. № 5. С. 87-101.
  5. Мидор Б., Роджерс К. Личностно-центрированная психотерапия. [Электронный ресурс] . – Режим доступа: http://pca.kh.ua/2010-01-23-19-49-36/32-2010-01-30-18-14-03
  6. Непомнящая М., Белкова И. Жизнеспособность: теоретические аспекты проблемы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rusnauka.com/2_KAND_2013/Psihologia/9_122035.doc.htm
  7. Нестерова А.А. Социально-психологическая концепция жизнеспособности молодёжи в ситуации потери работы: автореф. дис. … д-ра психол. наук. М., 2011.
  8. Пси-фактор. Словарь «Эмпатия». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://psyfactor.org/personal25.htm
  9. Рыльская Е.А. Типы жизнеспособности // Вестник Южно-Уральского государственного университета. 2009. № 30. С.24-30.
  10. Рыльская Е.А. Психология жизнеспособности человека: автореф. дис. … д-ра психол. наук. Ярославль, 2014.
  11. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://psylib.org.ua/books/hjelz01/txt27.htm#1
  12. Rogers С. R. Empatic: an unappreciated way of being // The Counseling Psychologist. 1975. V. 5, N 2. P. 2—10.

Ещё по теме:

Комментировать