Тревога, съедающая жизнь

main_img
Опасайся постоянно тревожащихся людей, однажды, когда они перестанут бояться, они станут владыками мира.
Тонио Бенаквиста

Везде можно прочитать, что тревога - неприятное чувство, кругом полно советов, как с ней справится. В этой статье я позволю себе подчеркнуть некоторые нюансы, подсветившиеся в ходе моей клинической практики.

Речь пойдет о скрытой тревоге, которая существует в человеке десятки лет и не ощущается как тревога. Мы чувствуем ее как некую форму бодрости, непоседливости, авантюрности, есть чувство, что размеренная жизнь невыносима своей монотонностью, пресностью, "тянет не приключения", нужно время от времени "зажечь", "отвести душу".  Можно спросить - ну, и что? Чего об этом беспокоиться? А беспокоиться стоит оттого, что жизнь человека, этим страдающего, превращается в чередование способов от тревоги избавиться. Трудно поверить, но я здесь нисколечко не сгустил. Вся жизнь превращается в поиск и эксплуатацию способов избавиться от тревоги! А никакой тревоги человек не замечает, почти невозможно ее осознать, пока не начинаешь в себе копаться серьезно и обстоятельно.

Возникает тревога очень рано. У каждого свой сценарий. Одним из списка может быть, например, отсутствие отца, мужской фигуры в семье родителей. Ребенок видит, что в окружающем мире существуют огромные сильные дядьки, а именно в его семье такого нет. Ребенок ничего не знает об устройстве нашего общества, про закон, полицию, права женщин. Он только видит, что в его семье нет такого защитника и жить с этим страшно. Еще, маленькие дети очень чувствуют чувства матери, близких. Если мать сама тревожна или в депрессии, если ей хотя бы иногда на тебя наплевать - это ужасно человеку, жизнь которого еще измеряется в месяцах. Если живешь в семье, где мама, имея нестабильные отношения с отцом, время от времени неожиданно пылко изливает на тебя свои чувства - это тоже страшно. Во-первых, непонятно, чего ей нужно, и не сожрет ли она тебя в порыве страсти, а во-вторых - неизвестно, как к этому отнесется отец. А если он еще и психопат? А если еще есть старший брат, ревность которого тоже может быть опасной? Не устаю напоминать, что взрослый человек больше ребенка без малого в три раза, Представьте себе шестиметровую обезьяну, и как вам будет весело поиграть с ней в футбол, повозиться, поубегать, настаивать на чем-то, бороться за свои права даже когда она делает страшное лицо, впадает в ярость, теряет контроль или просто слушать из соседней комнаты, как она (или он) орет на кого-то по телефону...

Системное вранье в семье, когда есть две правды: декларируемая и скрываемая, ощущение страшной тайны, заговора, где ты невольный соучастник или жертва, конечно, складывается в ту же копилочку. Сценариев не сотни, а тысячи.

Так и живет в страхе маленький человек. А ведь он не может ни спросить, ни маме пожаловаться, ни даже себе объяснить что происходит. Он не понимает, что с ним! "…Меня сегодня злая мушка укусила и я злой", или "…я боюсь спать из-за злых снов, они приходят меня наказывать…" Реагируют разного рода спазмами, боятся засыпать, просыпаются с дикими криками ужаса ночью, намертво "прилипают" к матери и т.д. Помогают разного рода ритуалы, игрушки-защитники, очень хорошо в этом периоде с ребенком "проиграть", "прорисовать" страхи, что-то с ними сделать, пока они близко, найти им название. Работа для взрослого скучная, утомительная, однообразная, делать ее нужно долго и чем чаще, тем лучше. Реально в семьях никто почти этим не занимается.

Ребенок взрослеет, овладевает самоконтролем, тревога уходит глубже. Возникает привычка, постепенно находятся способы временного облегчения. Дети с внутренним чувством тревоги учатся ниже своих способностей, могут быть робкими, не бойкими или даже трусливыми. Это легко понять: когда внутри тебе и так страшно, постоянно что-то непонятное исподволь грызет, будет не до учебы и не до геройства.

Поиск временного облегчения начинается рано, с годами  модифицируется, отшлифовывается.

Один из механизмов временного облегчения: ты сам еще сильнее тревогу увеличиваешь, а потом, по возможности, резко получаешь облегчение. Примеры здесь: опасные игры, напряженная работа, экстремальный спорт, рискованные штучки, типа воровства, мошенничества, интриг всякого рода. Иногда говорят: "Это дает мне вкус к жизни..., Это мой кайф..." Но это не удовольствие, а временное уменьшение страдания. Настоящее удовольствие такие люди редко испытывают по аналогии с теми, у которых постоянные боли. Какое им удовольствие? Не до удовольствия им, пусть только бы боль немного отпустила! Отличный способ уменьшения тревоги: аутоэротическая активность (онанизм, мастурбация), часто до уровня изнурения себя. У взрослых может перерасти в промискуитет (беспорядочные половые связи), может вполне остаться в подростковых формах, а могут и вместе сосуществовать. Вообще все выше и ниже перечисленные способы существуют вместе, любимые, наиболее привычные, конечно, есть, но нередко их совмещают, меняют, когда приедаются.

Имеются относительно безобидные: яркие фильмы, книжки, вообще всякое творчество, по типу самовозбуждение/расслабление. Физическая активность, спорт тоже помогает тревогу уменьшить. Наше тело вроде что-то делает, бежит куда-то, разогревается, старается спастись. После тренировки человек спокойнее. В головном мозгу во время спорта выделяются агенты удовольствия. Есть люди, которые не могут без своих тренировок, занимаются строго по графику, в ущерб семье и работе. И не для красоты или спортивных достижений, как могут себе самонадеянно объяснять, а просто без спорта тревога накрывает так, что места себе не находишь. Но спорт мы, конечно, относим к самым лучшим способам тревогу уменьшать. Еще раз подчеркнем: временно уменьшать чувство неудовольствия.

Так что спорт - способ самый безобидный. Все равно не скажу, что полезный, так как ничего невротически обусловленного не бывает полезным. Все равно неизбежны проблемы с артериальным давлением, желудком, спиной... список длинный, определяется личными предпочтениями. Мы советуем спорт пациентам с аддикциями, то есть, с навязчивостями. Навязчивости - штуки реально опасные. У этих форм временного облегчения, механизм другой: здесь нет самовозбуждения с последующим облегчением, здесь просто анестезия, уход от боли, если не брать во внимание пьяное буйство и всякие безобразные выходки.

Опасность алкоголя, наркотиков понятна всем, а на компьютерных играх, хочется остановиться подробнее. Здесь кроме механизмов ухода, анестезии, есть и самовозбуждение-облегчение, но в придачу к этим двум добавляется магический механизм игры, ритуала, сакрального действия. Игра, как бы дает псевдовозможность изменить прошлое, или гарантировать будущее, когда вводишь себя в особое состояние, попадаешь  в особое пространство, где уже не совсем реальность, и ты совершаешь там определенные ритуалы, благодаря которым чего-то или кого-то спасаешь, губишь или даже спасаешь/губишь весь мир. Опасная штука, комбинация всех трех механизмов: уход (анестезия), самовозбуждение/облегчение, плюс еще магия ритуала. Стоит различить, когда люди играют друг с другом, в этом еще есть какая-то социальная активность, соревновательность, а игра без партнеров, когда  можешь "перезапустить", сделать свои игровые действия безошибочными, предвосхищающими - чистый магический ритуал.

И так человек и живет, в семье скандалы на ровном месте, постоянно его прет куда-то, ввязывается во всякую дрянь, иногда внезапно выигрывает, чаще проигрывает, так как живет не осмыслено (боль, тревога не позволяет сосредоточиться на себе, реально оценить опасность, спокойно понять чего хочешь, что любишь, что может быть).

Важно разделять тревогу с жизненной энергией, здоровым влечением. Они очень разные, и вторая часть списка начинается в той мере, в какой отпускает первая. Безусловная ошибка, что человек без тревоги будет сидеть на диване и делать ничего не захочет! Очень захочет, но для удовольствия, со вкусом и наслаждением. Это огромная разница! Бежать, когда сзади тебя догоняют бешеные псы или бежать, потому, что впереди прекрасный рассвет, а ты полон сил и тело твое пружинисто несется навстречу прекрасному…

Все происходящие в нашей жизни влияет на уровень тревоги. Плохая погода, безнадежная несправедливость, двуличие, лицемерие и вранье работают на увеличение тревоги. Травмы, ясное дело туда же - вредят.

Конечно, бывают в жизни встречи и события, благодаря которым тревога уменьшается. Например, удача встретить настоящую дружбу или большую любовь. Это субъективно воспринимается как внезапное счастье! Человек как бы подскакивает в своем развитии, начинает чем-то интересоваться, лучше себя понимать, рефлекторная, неосознанная составляющая жизни уменьшается, появляются минуты счастья.

Вообще, задумываться о тревоге в своей жизни начинают люди, относительно свободных профессий, или вообще лишенные необходимости ходить на работу ради заработка. Когда жизнь состоит из круговорота: работа, транспорт, сон - в ней не очень много места рефлексии. Двигаешься, как бы по колее, перед тобой огромный список того, на что срочно нужно заработать, переживать некогда.

Бороться с тревогой системно, добиваться сильного снижения ее фонового уровня очень тяжело. Ее и осознать трудно: нужны месяцы, если не годы психоанализа. А основные причины тревоги чаще всего довербальные (возникшие, когда человек еще не владел речью), чтобы их прорабатывать требуется психически проникнуть назад в детство очень далеко, в очень ранний возраст, это мало кому доступно, для этого нужно ходить к психологу несколько лет по 3-4 раза в неделю.

Так все и живут с тревогой и будут жить, вопрос только в том, чтобы способы ее временного облегчения выбирались не очень вредные, ведь самые вредные всегда самые простые и самые эффективные. Здесь не нужно бояться антидепрессантов, фармакология предлагает сейчас очень хорошие средства. И еще мы, понимая хотя бы в целом ситуацию, можем постараться, чтобы у наших детей тревоги было поменьше.

Ещё по теме:

Комментировать