Целостный подход к онкологическим заболеваниям

main_img

Тема онко – заболеваний всегда вызывает очень много тревоги, страха беспомощности. Здесь, в этой статье, я хочу поделиться своими переживаниями после работы (психологом) со страдающими этим заболеванием детьми и их мамами , скажем так – в одном онкологическом отделении нашего города.

Болезнь влечет за собой как телесные, констатируемые врачом изменения, так и психологические. Оказывая сильное влияние на человека с онкопатологией, на его личность, внутренний мир, отношения к окружающим, адаптивность в социуме, качество жизни. Поэтому результаты лечения людей с онкологическими заболеваниями зависят не только от их физического состояния, своевременного и полного оказания медицинской помощи, но и от психологического благополучия самого больного, а так же и членов его семьи.

В людях живет такой сильный страх перед раком, что как только они узнают, что у кого-то болезнь онкологического характера, очень часто это становится главной характеристикой данного человека. Он может выполнять в жизни огромное число других ролей: быть родителем, начальником, возлюбленным, может обладать какими угодно качествами: умом, обаянием, чувством юмора, но с этой минуты он становится “раковым больным”. Вся его человеческая сущность вдруг заменяется одним свойством – болезнью.

Все окружающие, часто включая и лечащего врача, замечают только одно – физический факт онкологического заболевания, и все лечение адресуется исключительно телу человека – как “Объекту” болезни, но не его личности – как “Субъекту”, способному переживать и действовать. Но ведь болезнь, телесные переживания, чувства и ум не существуют отдельно друг от друга!

Для некоторых людей, возможно, будет трудно понять предлагаемый подход, и в этом нет ничего удивительного. Такой подход к болезни требует своего личного непосредственного, чувственного, нового опыта. К тому же это не очень – то легко, не обращать энергию и волю страдающего человека на болезнь, а переориентировать ее на переживания, на самоощущение. Не на борьбу со своим телом – с болезнью, но и на непосредственный контакт с “ним” – т.е. с собой, со своими сегодняшними переживаниями. Мы предлагаем другой ракурс, предлагаем не бороться с болезнью, а быть с ней “по – другому” – вступить с болезнью в контакт.

В практике современной зарубежной медицины немало примеров использования “гомеопатических” психотерапевтических методов для исцеления от рака, например таких, как арт-терапия, телесноориентированная терапия. Этого почти нет в практике наших больниц. Проблема организации психологической помощи детям и взрослым, страдающим тяжелыми, хронически протекающими, инвалидизирующими онкозаболеваниями и их семьям, так – же, практически не разработана. Но такая помощь возможна.

Искусство издревле использовалось как лекарство для тела. В древних культурах Ближнего Востока в качестве защиты от болезней люди использовали заговоренную ткань, окрашенную в разные цвета; сейчас это бы назвали профилактикой или средством для поддержания здоровья. Коренные народы юго-западной Америки обычно рисуют на песке картинки, а затем стирают их, как – бы уничтожая тем самым болезни; американские аборигены так же делают изображения тотемных животных, которые укрепляют здоровье и дух.

Чтобы понять, как именно исцеляет искусство, важно прежде всего установить, что значит слово “исцелять”. Самое лучшее толкование этого понятия есть у Майкла Лернера, участника Общегосударственной программы по борьбе с раком в Болинасе (штат Калифорния), принципиальное различие между словами “исцеление” и “излечение”. Это различие уходит корнями в одну из величайших и старейших традиций среди древних мировых культур, но почти не принимаются во внимание современной западной медициной.

Леннер считает, что Излечение — это деятельность врача, в результате которой исчезают или ослабевают симптомы болезни. Исцеление же — это внутренний процесс, с помощью которого человек обретает целостность, чувствует себя неуязвимым и полным жизненных сил. Исцеление происходит на физическом, эмоциональном и духовном уровнях. И вот, если говорить о психике как о душе человека – это тот уровень, который ни одному препарату не доступен. Но этот уровень очень даже доступен “гомеопатическим” средствам психотерапии, о которых мы писали ранее.

Специалистам известно, что механизм лечения онкозаболевания состоит в том, что важно убить “раковую клетку” так, чтобы не убить весь организм. Но, может пойти не этим путем…. Может, можно пережить свою “маленькую смерть”, пережить смерть “не завершенного” и травмирующего опыта. Ведь средства психотерапии не только сопровождают страдающего в болезни, но и, позволяют разгрузить неподъемный груз эмоциональной и душевной тяжести.

При работе с мамами в отделении онкобольных детей, мы могли наблюдать, как мама очень старается что-то “делать”, можно сказать “ударяется в деятельность”, побуждает родственников к активной деятельности, но, практически не способна переживать… её чувственная и эмоциональная сфера восстанавливается с трудом.

“Гомеопатические” средства психотерапии способны, по нашему опыту, снизить болезненность состояния, поднять эмоциональный фон больного человека. Существует правило: если снизить интенсивность страдания – подчас весьма незначительно – то человек выберет жизнь.

Наш организм, в любых случаях выбирает разнообразие, в дело вступает наше инстинктивное желание попробовать все, попробовать разнообразие, попробовать что – то другое. В нашем случае – это не только традиционное лечение, но, еще и возможность психологической и телесной разгрузки.

Изначально человеческая телесность гармонична. Если дать ей еще одну возможность в самораскрытии, возможно, что тело начнет искать новый выход.

Есть “вещи”, способные поддержать страдающего человека, дать силы, принести облегчение от боли, улучшить общее состояние. Наряду со страхом, ощущением безвыходности, чувством одиночества, которые посещают человека во время тяжелой болезни, есть и другая сторона, которая, как “темная сторона луны” часто не замечается, упускается, а иногда намеренно игнорируется — это неистребимое стремление человека к жизни. И, если у человека ослаблено витальное “желание жизни”, то никакие препараты тут не помогут.

Можно сказать, что результаты лечения людей с онкологическими заболеваниями, так называемый “уровень качества жизни” определяются не только тяжестью основного заболевания, но и психологическим состоянием, возможными психическими нарушениями как у самого больного, так и у членов его семьи, чему ни в научных исследованиях, ни в практическом здравоохранении в нашей стране почти не уделяется внимания. Да и чего уж греха таить, сами руководители таких учреждений относятся к нам (психотерапевтам) с опаской и недоверием.

Например, как только в процессе нашей работы, пошли видимые улучшения (не буду здесь описывать результаты), нас “попросили” из отделения, сказав: “Нам не надо чтобы они тут переживали, нам надо, чтобы они просто рисовали, лепили и ни о чем не думали”. А в другом онкологическом центре вообще не знали, куда нас “пристроить”. В общем, мы просились, а нас не пустили. Возможно, на это есть какие – то основания, в методах лечения или в законодательстве, точно не знаю.

Еще, важно отметить, что для работы с онко-больными и их родственниками важна подготовка и опыт самого специалиста – психотерапевта. При большой “включенности” специалиста в процесс, можно “потерять” самого специалиста. Очень хорошо, если работают два психотерапевта. Это позволяет делать доступную и быструю супервизию процессу, а это очень важно работе такого рода.

В такой работе очень важно соблюдать границы – ясно проговаривать “контракт” между пациентом и терапевтом, вовремя “переконтрактироваться” если это будет необходимо. В работе с такими пациентами может возникнуть много сопротивления как у пациента, так и у самого терапевта. В этом случае нужна супервизия, для того, чтобы не происходило “отыгрывания” при помощи пациента своих проблем.

То же самое относится и к близким страдающих от онкозаболевания людей. Онкозаболевание – системная болезнь и прояснение личных границ и забота о себе (рядом с больным) очень важны. Семейная Система и партнерские отношения, отношения между детьми и родителями претерпевают большие изменения, и важно обратить на это внимание. На этом этапе большое значение имеют уже сложившиеся отношения между супругами, степень гибкости семейной системы.

Семья подвергается влиянию мощного стрессора, который влияет по-разному на каждого его члена. Прочное встраивание болезни в семейную систему не дает членам семьи легко отказаться от функционирования в “околобольничном” режиме. Есть даже такое понятие – “Застревание” в ситуации болезни в связи с получением вторичной выгоды (клиенты очень не хотят это признавать и говорить об этом). Возникающие при этом обиды, непроговоренные взаимные претензии, тяжесть переживаний вызывают ухудшение отношений и могут привезти к их разрыву.

Использование в работе разных психотерапевтических направлений, подходов и техник позволяют гибко подходить к решению тех или иных запросов, соответственно реагировать на индивидуальные особенности каждой семьи и её членов.

P.S.

Особая благодарность коллеге – Барковой Лене (гештальт – терапевт, арт – терапевт) , которая пригласила меня в такой не простой терапевтический опыт – в “работу” с мами онкобольных детей.
В тексте использован материал – ”Психотерапия рака” Саймонтон Карл и Стефани; “Возвращение к здоровью (новый взгляд на тяжёлые болезни)” – Carl & Stephanie Simonton – http://do.gendocs.ru/docs/index-69425.html

Комментировать

Найдите психолога
в Вашем городе

Проверенные специалисты с
высшим психологическим
образованием

Найти психолога