Психологическое насилие и манипуляции в адрес женщины с ребенком со стороны близких родственников.

main_img

Самое главное, о чем должна позаботиться женщина, когда думает о своих детях, так это о пространстве вокруг себя, безопасном от манипуляторов, склонных к психологическому насилию.

Почему именно об этом необходимо заботиться?
Ответ здесь неутешителен.

Ребенок принимает сторону манипуляторов и абьюзеров, так как они сильнее и агрессивнее, а ребенок инстинктивно пытается спастись. Психика ребенка в конечном итоге страдает, так как он не может не любить маму и не походить на нее. Страдает не только психика, но и жизненный путь человека, попавшего в такую ситуацию детства.

Подобная незавидная жизнь женщины и ребенка связна с большим объемом напряжения и психологического травмирования. Маме и ребенку приходится лавировать между повторяющимися периодами нападок и потеплений окружения, предугадывать агрессию в свой адрес, расстраиваться, если агрессия была утонченной и не удалось ей противостоять или защититься. Все это истощает и маму, и ребенка, а также делает невозможным гармоничность развития их контакта.

В конечном итоге ребенок, пытаясь выбраться из большого количества травмирующих эпизодов, может пробовать как агрессивное (аутоагрессивное) поведение, так и выбирать партнеров для дружбы, любви, учебы или бизнеса, похожих на родственников, чтобы заново перепрожить в реальной жизни болезненные ситуации и "вынырнуть" из них с другим исходом. Так уж устроена травмированная психика человека.

Но правда состоит в том, что ему невозможно в будущем ожидать от манипулятора и насильника другого исхода ситуации или требовать от самого себя возможности выбора других стратегий (не похожих, к примеру, на маму - растерянную и добрую, или папу – преследователя) без специальной работы над самим собой, без помощи окружения, не насильственного окружения.

Поэтому женщине очень важно проявлять заботу о настоящем, быть настойчивой и смелой в уважении себя, своей картины мира, в создании вокруг себя нормальной человеческой атмосферы.

Дело в том, что если окружение манипулятивно-бесчеловечно, страдает привычками психологического насилия (а зачастую и насилия физического), то уровень цинизма, с каким встречаются женщина и ребенок – велик. К примеру, когда женщина делает попытку отстоять свое право на уважение и безопасность, ее могут обвинить в том, что именно она виновата в разгоревшемся сыр-боре, и ей бы следовало вести себя по-иному.

Как показывает практика, не каждой женщине выпадает возможность в юном возрасте ребенка иметь психологические, моральные и экономические возможности противостоять насильственным привычкам окружения.

Итак, разберемся в особенностях этой ситуации.
Марина Мелия описала основные этапы попадания жертвы в ситуацию «нездоровых отношений»: обольщение, слом и подчинение, обесценивание. Также она уточняет, что в ситуацию жертвы может попасть любой человек, в том числе и успешный.

Я же постараюсь остановиться на каждом из этапов относительно ситуации женщины, которая воспитывает ребенка в условиях критики и психологического насилия родственников. А в конце статьи приведу пример, демонстрирующий судьбу ребенка.

По опыту моей практики хочется заметить, что психологическое насилие семьи над женщиной, как правило, имеет разрешающее основание для физического насилия этой же семьи над ребенком.

Другими словами, почувствовав психологическую (дополнительно жилищную, материальную, моральную, временную) власть, члены семьи не останавливаются на этом, а ребенок становится объектом для физических мер так называемого воспитания – для наказания. Более того, и здесь семья не останавливается, а путем манипуляций раскачивает лодку любви женщины к ребенку в сторону ее агрессии и физического насилия над своим ребенком. На каком из этапов это происходит, предлагаю поразмыслить вам самостоятельно чуть ниже.

1 этап - обольстить

Обольщение может выглядеть по-разному.

  • К примеру, в виде предложения помощи ее ребенку по учебе, либо заботе о времени мамы и питании.
  • Могут быть похвалы и восхищение желанным полом ребенка, гордость, что родился именно мальчик или непременно девочка – а не ребенок иного пола.
  • Сравнения с другими малышами и указание недостатков развития и воспитания «не наших» малышей -и исключительности «нашего».
  • Могут быть подарки, обязывающие как гордиться и возвышаться, так и испытывать благодарность и привязанность к семье, несамостоятельность.
  • Указание, на кого похож ребенок, внушение женщине чувства заботы о ней, помощи, поддержки и своего круга.

Следует отметить, что родитель, который держит на руках ребенка, склонен испытывать состояния, которые были у него в том возрасте, в каком сейчас его ребенок. На этапе обольщения он опять надеется (и ему дают обещания) получить желанные – «любовь, уважение, восхищение и заботу».

Мама и растущий ребенок являются друг для друга ресурсом развития, и женщина как никогда склонна доверять окружению, совершать поступки доброй воли и идти на компромиссы в надежде, что излечатся ее раны.

Для близких женщине людей этот этап выглядит, как проверка властью. Если они склонны к манипуляциям, цинизму, психологическому и физическому насилию, то эту проверку они не проходят и им трудно удержаться от назначения жертвы и обольщения.

2 этап - обесценить

Если нас критикуют за работу, критикуют наши увлечения, любимых людей, виноватят, стыдят - то мы можем понимать, что в отношениях с этими людьми благополучно прошли два этапа и уже достаточно дезориентированы, или тот, кто обесценивает, полагает, что ему удалось подчинить и сломать нас.

Мы можем быть культурными и по-привычке беречь самооценку этих людей, не делая замечаний им при всех и не выясняя отношений. Но наша культура этих людей не впечатлит. Например, эти люди могут начать выговаривать нам гадкие слова в присутствии таксистов, соседей, родственников, детей. Эти люди могут быть нашими взрослыми детьми, выросшими в ситуации насилия семьи над нами или над ними.

Обесценивание может сначала выглядеть как соблазнение, когда пытаются льстить, говоря о подругах, других плохих детях, ком-то другом плохом в угоду женщине. То же самое могут проделывать и с ребенком женщины, льстя ему и обесценивая маму, соседских детей. Но всегда находятся тонкие места и недостатки, на которые можно воздействовать. Абьюзер уверен, что жертва сломана, поэтому на третьем этапе с новой силой начинается обесценивание.

Главная задача абьюзера – убедить жертву в никчемности, сделать ее одинокой и дальше творить с ней, что посчитает возможным.

Часто на этом этапе происходит отъем денежных средств, махинации с недвижимостью. Женщина достаточно измотана, одинока и выглядит болеющей, Ей необходима реабилитация.

Удар по спокойствию и самооценке очень часто прилетает за столом, когда жертва расслаблена в предвкушении еды и не готова к агрессии. Либо при сексуальном контакте (если агрессор - муж).

Пример женщины - взрослого ребенка жертвы семейного абьюза

Женщина моложе 30 лет. Эмоциональные качели с мамой, мама никогда не знает, с какой стороны подойти к дочери, мельтешит перед ней и становится не сама собой, чем вызывает на себя критику. В попытках отстоять свое мнение и достоинство – тоже критикуема дочерью. С отцом и родней отношения у дочери ласково-заботливые, несмотря на эпизоды насилия в свой адрес. Склонна устраивать истерики, выговоры, обесценивать все, что связано с мамой, с образованными людьми.

Теоретизирует о ненужности высшего образования. Экзальтированное поведение. С легкостью и не замечая своей агрессии может болезненно выбить щелбан по носу и лбу маленькому котенку, который склонен кусаться. Почему в их пространстве общения котенок склонен кусаться и часто перевернут вверх лапами – предлагаю порассуждать вам самостоятельно.

При этом она испытывала достаточно яркие чувства воспитательного возмущения, ощущая свою правильность. В ее окружении в детстве находился старший родственник, которому сейчас свойственно наносить угрожающие и молниеносные щелчки в район лба, носа, щек своим детям в качестве воспитательных мер. В порядочности, соблюдении границ и уравновешенности данного человека можно с уверенностью сомневаться – не исключаю, что он проделывал тоже самое с женщиной, когда та была в детском возрасте.

При встрече с родственниками женщину «несет», она пытается продемонстрировать окружению, что мама «не такая». В результате конфликта в возрасте 26 лет получает щелбан от еще более старшего мужчины в семье – своего деда. Извинения за рукоприкладство не последовало.

Женщина демонстрирует растерянное и дружелюбное отношение к агрессорам, не принимая в расчет рассказ матери о манипуляциях родственников в виде неоднократного обесценивания слов матери при описываемой женщине.

По реакции женщины на котенка и эпизодам насилия старших мужчин, одного - в адрес детей, другого - в адрес самой девушки, можно предполагать, что реакция на котенка является опытом, который сформировался в виде способа поведения окружения в ее адрес, когда она была спонтанной, веселой, «кусающейся» - как все дети, и игривой.

Ситуация здесь еще болезненна и тем, что до достаточно зрелого возраста женщина была уверена в том, что безопаснее и правильнее перед родственниками – это демонстрация жертвенного, обиженного на маму поведения, предъявляя агрессию на нее при зрителях. При этом нужно заметить, что «зрители» были достаточно заинтересованы в подобных происшествиях и, как не сложно догадаться, очень умело и тонко подводили ситуацию к эмоциональному взрыву, обесценивая маму, игнорируя ее достижения. При этом родственники демонстрировали радость и удовольствие от грубости дочери своей маме, начиная делать маму виновной в том, что она когда-то что-то сказала. Таким образом мы видим классическое переведение жертвы в агрессора.

Годами поддерживаемое родственниками поведение дочери в данном случае обернулось для нее неудачей. Связано это было с тем, что те циничность, манипуляции, насилие, которым мама когда-то плохо противостояла, стали сдавать позиции. Ей все чаще при общении с токсичными родственниками удавалось сохранять контакт с ребенком и собой.

Остается вопрос свободы выбора своей судьбы женщиной и ее ребенком. И кропотливая внутренняя работа по отделению «зерен от плевел», взращиванию человечности, совести и порядочности, смелости и уверенности в себе тех, кто волею судьбы оказался в позиции жертвы, но предпочел рано или поздно испытать новые пути в своей судьбе.

Любой человек, даже очень опытный, впервые встречаясь со сценарием – обольстить-сломать-подчинить-обесценить, может оказаться в эмоциональных качелях. Когда теплые и доверительные отношения внезапно прерываются психологическим насилием разного уровня. А после вспышки насилия идет период теплоты и понимания.

Если человек с детства находится в таких отношениях, у него формируется мазохистическая наклонность испытывать высокий уровень стресса, если ничего плохого не происходит. И расслабление, если произошла вспышка агрессии в его адрес. А агрессию в виде оставления и избегания человек оценивает как полезную заботу. Если в жизни человека был опыт раннего сексуального использования, то агрессивный партнер может восприниматься более безопасным, чем заботливый и похожий на использовавшего его сексуально взрослого.

Любой человек, попавший в такие отношения, должен понимать, что его ожидают истощение, дезориентация, потеря здоровья и других жизненно важных ресурсов.

Вы можете обдумать, находитесь ли вы сами в описанном сценарии,
были ли вы в нем и какие пути выхода из сценария видятся вам.

Также следует заметить, что все то, что писалось о женщинах и мамах,
может происходить в адрес мужчин и пап.

Все психологи

Команда профессиональных психологов со всего мира

Узнайте больше о нас
Сообщество Все психологи
Задать вопрос психологу