Матрица: перезагрузка’2020

main_img

С началом этого года все мы столкнулись с неожиданными событиями.
Ничто не предвещало такого разворота, но уже полгода весь мир живёт одной темой — темой пандемии нового коронавируса.

Станет ли жизнь в условиях карантина началом глобальных перемен?
Прогнозы экспертов разнообразны, но объединяет их одно: неопределённость.
Будущее туманно, настоящее расплывчато — какая она, наша новая реальность?

Минуло шесть месяцев с момента, когда слово «пандемия» было произнесено в первый раз. Наш мир прошёл стадии шока, страха и отрицания, лицом к лицу встретился со смертью. До возникновения коронавирусной вспышки никто толком не отслеживал, сколько людей умирает от голода и вооружённых конфликтов, от гриппа и системных заболеваний. Зато теперь все СМИ дают по утрам сводку о заболевших и погибших от нового вируса.

За эти полгода мы даже стали кое-что понимать про этот вирус. Вернее, научное сообщество информировало нас, как можно от него более-менее защититься, хотя до сих пор не утихают споры про те же маски и перчатки — кто-то говорит, что они эффективны, кто-то — что вредят.

Неопределённости много, это вызывает чувство тревоги. Тем более, что помимо угрозы здоровью появились социальные проблемы. Многие лишились работы и средств для поддержания привычного уровня жизни, трансформировались сферы коммуникации, общения и образования. Глобальная перестройка общественной жизни не могла не отразиться на людях, ведь внезапные перемены продолжительного срока воздействия — это серьёзное испытание для психики.

Конечно, в человека заложена способность и ресурсы для адаптации. Но у каждого из нас этот процесс протекает индивидуально. В конечном итоге адаптация возможна только тогда, когда не потерян контакт с собственными чувствами, нет отрицания реальности происходящего.

К чему это предисловие?
Конечно, я практикующий психоаналитик, но мне, как и любому другому человеку, было необходимо адаптироваться к условиям новой реальности. Удачно, что до пандемии я уже имела опыт практики онлайн. Тем не менее, полный переход в этот формат на несколько месяцев стал и для меня новым испытанием.

Так вот, в терапию обращаются с самыми разными запросами, но я отметила особенность последнего времени: люди избегают упоминать о том, что они чувствуют и как переживают актуальную ситуацию, говорить о «здесь и сейчас». Словно ничего не происходит и никак не влияет ни на них, ни на их близких. Это напомнило мне нашу детскую игру: убегая, мы поднимали вверх руки и кричали: «Я в домике!». Символически это означало полную недосягаемость. Точно так же символически можно прятаться от того, что тебя пугает. Но увы — от реального камнепада этот способ не защитит.

Иными словами, о тревоге много информации, мои пациенты хорошо подкованы по этой теме — это здорово. Но обладая теоретическими знаниями о зубной боли, вирусе гриппа или аппендиците, мы всё равно идём к доктору. Потому что теории не лечат. Лечит опыт, взаимодействие с тем, кто знает, как этими знаниями пользоваться.

Да и само представление о тревоге сильно искажено: доходит до того, что некоторые уверены — её не должно быть совсем. Это не так, ведь тревога — это нормальное человеческое чувство. Испытывать тревогу — это витально, это жизнь. В тревоге масса энергии, она помогает преодолевать, развиваться, пробиваться, как росток пробивается через покров земли.

Мне часто говорят: пожалуйста, избавьте меня от тревоги, я ничего не хочу чувствовать.
Задаю вопрос: вы хотите быть мёртвым? Только мёртвый человек ничего не чувствует.

Энергию тревоги можно и необходимо трансформировать и направлять на развитие и созидание, а не на разрушение. Такая просьба возникает, как правило, когда тревога настолько сильна, что с ней невозможно справиться в одиночку, когда жизнь бьёт по человеку с огромной скоростью и силой.

Откуда это беспокойство, потребность что-то делать, завершать, выполнять, как будто завтра уже будет поздно, как будто завтра уже не будет?

Причина в том, что где-то в неосознанном стоит старуха с косой, а её приход нет возможности контролировать.

То есть повышенная тревожность — это компенсаторный механизм страха смерти.
Она словно говорит: я должен быстрее прожить жизнь — смерть близка, я её не контролирую.

Это очень сложное, тяжело переносимое ощущение. Быть в контакте с этим чувством сложно. Но быть с ним в контакте – значит, не убегать от чувств в механистическое функционирование — не заедать их, не заглушать социальными сетями и компьютерными играми.

Контакт —это знакомство.
Задайтесь вопросом: чего я сейчас боюсь, что вдруг меня так растревожило? Такое самовопрошение помогает понять природу своей души, потому что чувства играют важную роль в душевной жизни.

В следующей статье я попробую осветить этот вопрос.

Получите консультацию от наших психологов!

Популярное:

Комментировать