Особенности работы психолога с онкобольными

main_img

Работа с людьми, столкнувшимися с объективными тяжелыми ситуациями,
отличается от помощи человеку, желающему избавиться от психологических проблем.

В этой статье я хотел поделиться своим опытом и пригласить других психологов к участию в одном проекте. Дело в том, что я сталкивался с онкологией и на собственной шкуре (операция, химиотерапия, выпадение волос и т. д.), но кроме того я имею опыт работы с онкобольными.

С какими проблемами приходится работать психологу при обращении к нему онкобольных

В данной статье я коснусь только тех проблем, в преодолении которых необходимо помогать людям в основном на стадии обнаружения у них болезни и на первых шагах лечения. О психологической помощи при работе с людьми на термальных стадиях стоит поговорить отдельно.

1. Снятие паники и зашкаливающей тревожности

Первой реакцией на сообщение о диагнозе у человека обычно возникает шок: пропадают все эмоции, кажется, что это не со мной, опустошение в душе. Иногда люди плохо понимают, что им говорит врач, а врачи в целях донести до больного ситуацию, начинают говорить сурово и напористо. В некоторых случаях врачи ведут разговор формально, с казенными нотками в голосе и отстраненно, так как они насмотрелись и на панику, и на агрессию, и на истерики, и на желание «убить гонца» дурной вести.

Когда чувства возвращаются к человеку, а они часто опережают мысли, то его может охватить паника и жуткий иррациональный страх. Человек начинает внутренне метаться, может забыть все предписания, о которых ему только что сказал врач. Если у человека все хорошо с самоконтролем и рефлексией, то он постепенно приводит в порядок свои мысли, но иррациональный страх сохраняется, даже если он вытесняется повышенной тревожностью.

Далеко не всегда родные и близкие могут оказать человеку нужную поддержку. Так что психолог на этой стадии ему очень даже нужен. Необходимо помочь человеку снизить уровень тревожности и помочь «включить голову». Трезвое сознание и четкость мысли ему будут очень необходимы. Так как придется принимать очень много важных и ответственных решений, и эти решения нужно принимать быстро.

Ну и конечно, человек в такой ситуации нуждается в поддержке и понимании. Ему необходимо начать верить в свои силы, в себя, мобилизовать свои ресурсы. И во всем этом ему, как правило, нужна поддержка. Чем быстрее человек приступит к лечению, тем выше вероятность его успешного излечения.

2. Желание замкнуться в себе

Очень часто, узнав о диагнозе, люди замыкаются в себе. Они даже боятся или не хотят сообщить о заболевании своим родным и близким. Иногда им не хочется их пугать и расстраивать, иногда им кажется, что, рассказав о случившемся, они сделают болезнь еще более реальной. Но, как уже говорилось, людей может преследовать иррациональный страх, и они просто не в силах ни с кем разговаривать.

В таком состоянии людям иногда легче позвонить кому-то постороннему, чем близким. И в этом плане бывают очень полезны колл-центры и службы психологической помощи онкобольным.

3. Покорность судьбе и потеря воли к жизни и борьбе с болезнью

В обществе распространены мифы, которые вселяют в человека чувство вины и убеждают в безысходности положения. В нашей психике существует много не к месту срабатывающих защитных механизмов и просто стихийных реакций, которые запускаются в ответ на страшную весть. Люди, узнавшие о том, что у них онкология, могут впадать в уныние и апатию. Их разум, психика и воля оказываются блокированными. И люди попадают в состояние, похожее на тяжёлую реактивную депрессию.

Сразу же хотелось заметить психологам, для которых чувства – это все, о том, что в данном случае действительно происходит подавление эмоций и активное нежелание их проживать. Но не стоит работать с онкобольными, как с людьми, подавляющими какие-то тяжелые воспоминания из своего прошлого или боящимися выражения своих подлинных чувств. Поплакать в таких ситуациях бывает полезно и, может быть, даже полезно выразить раздражение и злость в адрес врачей и хамоватого медперсонала, и на весь мир, и даже матом – все это немного снимет повышенное психическое напряжение и даст волю эмоциям. Но только мы рискуем погрузить человека в другую крайность.

В данном случае нет времени на длительную терапию, необходимо приводить человека в рабочее состояние быстро, и я бы сказал – директивно, забыв о «кодексе психотерапевта» не давать советов и не навязывать клиенту свою волю.

4. Неадекватное поведение родственников и друзей

Иногда, узнав о болезни человека, его родственники могут впадать в еще большую панику и деструктивное состояние, чем сам больной. Они начинают причитать и охать. Мама одной из моих знакомых в такой ситуации слегла в больницу с сердечным приступом. Очень часто начинается ненужная суета: от требований не верить «этим непрофессиональным врачам» и поиска достойных специалистов – до походов в церковь со свечками и поиска экстрасенсов и альтернативных путей лечения.

5. Обида на друзей и знакомых, которые начинают избегать общения и уклонятся от контактов

Стоит отметить, что друзья и знакомые часто не знают, как себя вести в таких ситуациях, они просто не знают, что нужно говорить, что делать. В лучшем случае они догадываются спросить: «нужна ли какая-то помощь и нужны ли деньги». И действительно очень часто друзья и знакомые инстинктивно начинают избегать больного, начинают относиться к нему, как к чему-то токсичному. Наша культура сегодня ориентирована на позитив и успех. А какой же успех может прилететь к ним со стороны онкологии!

В данной ситуации стоит объяснить человеку, что не стоит обижаться на друзей. Если у них не было опыта столкновения с такими проблемами, то они действительно не знают, как себя вести. Особенно в ситуации, когда не знают, чем реально могут помочь.

Но общение с друзьями бывает очень полезно для онкобольного, ему важно не терять связь с жизнью и сохранять в себе волю к борьбе с болезнью. Можно объяснить друзьям, что совсем не обязательно обсуждать его болезнь. И иногда онкобольному бывает полезно выскочить из разговоров о процедурах, капельницах и имеющихся в его распоряжении вариантов лечения.

6. Необходимость преодоления хамства и равнодушия людей и административного бардака в системе нашей медицины

В процессе лечения, особенно непосредственно после того, как человек узнает о диагнозе, ему бывает необходимо принять очень много решений и предпринять важные действия.

Врачи и медицинский персонал редко проявляют особый энтузиазм и желание войти в положение человека (по крайней мере в государственной медицине), и на эмпатию с их стороны также рассчитывать не стоит. Они обычно действуют строго по протоколу, и у них для этого есть очень много оснований. Описывать человеку суть его заболевания и принцип действия предписанного в таких случаях лечение у них чаще всего нет времени, желания и сил. По этой причине они сообщают человеку о том, что он должен делать в той форме, которая принята в их заведении.

Приведем несколько примеров.
В некоторых онкодиспансерах, особенно в провинции, часто нет необходимого оборудования, способного точно определить стадию заболевания. Если врач не видит основания считать, что у больного, допустим, 3-я стадия заболевания, но имеющееся в больнице оборудование позволяет установить наличие 2-й стадии - то больного начинают лечить так, как это положено на 2-й стадии. Тут как бы действует принцип: если мы чего-то не видим, то этого и нет. Но на самом деле все больные имеют право получить направлении в более специализированные центры, в которых могут сделать более точный диагноз. Но ни врач, ни персонал об этом могут и не сообщить.

Я знаю случай, когда человек узнал о такой возможности по интернету, ему пришлось почти боем получить направление в специализированный центр в Москве, в котором установили, что у него не 2, а 3 стадия заболевания. И это не простая формальность: если врачи присудили человеку 2-ю стадию, то он после операции может получать лишь профилактическое лечение - а если у него установлена 3-я стадия, то его уже начинают серьезно лечить. Если человек, у которого ошибочно установили 2-ю стадию, останется без лечения, то на радар врачей в рядовом диспансере он через несколько месяцев попадёт уже с 4-й стадией.

Я рассказал эти истории ради того, чтобы объяснить, что иногда психологу приходится обучать больного или его родственников навыкам «конструктивного конфликта» и умению проходить через административные барьеры, безразличие, а иногда и хамство персонала. При этом – это не укол в адрес врачей, они часто делают все, что могут, это констатация факта, что российская медицинская система не работает в полной мере эффективно.

На нашем сайте выложена еще одна статья,
посвященная работе психологов с онкобольным:
"Работа психолога с онкобольными. Мифы об онкологии"

Волонтёрский проект психологической помощи онкобольным фонда Огромное Сердце

Я сейчас на волонтёрских условиях сотрудничаю с фондом Большое Сердце, который организует информационную, юридическую, медицинскую и психологическую помощь онкобольным. Сейчас этот центр ищет психологов.

Если у вас есть опыт работы с онкобольными или просто работы с людьми, столкнувшимися с кризисными ситуациями, то мы будем рады, если вы к нам присоединитесь. Если у вас есть возможность раз в неделю брать на себя бесплатно онкобольного, то мы вам будем очень благодарны.

Если у вас не было именно такого опыта, но есть опыт работы с людьми в состоянии депрессии, с повышенным уровнем тревожности или с теми, кто просто переживал большое горе, например, тяжелый развод, то мы можем организовать вам необходимое обучение для работы с людьми в кризисных состояниях и конкретно с онкобольными.

Мои контакты есть в анкете на сайте.
Свяжитесь со мной. После знакомства я объясню вам, как связаться с фондом.

Получите консультацию от наших психологов!

Популярное:

Комментировать