Великий Якоб Йорданс - вдохновитель трансформаций. Работа с травмой

main_img

Вопрос, который мы часто слышим от клиента:
«И что мне с этим делать?».

Ответ на этот вопрос будет зависеть от того, какое направление психологии я выберу в работе именно с этим клиентом.

В данной статье я расскажу о методе арт-терапии.
И ответ на вопрос клиента будет звучать так: «Рисуем!», и не спрашивайте меня: «Что рисуем?».

Я не даю клиенту задания, если от меня не требуется диагностика. Только в диагностике мы отталкиваемся от четких инструкций и интерпретаций, во всем остальном – мы творим. И именно наши творения помогают находить выход и исцелять раны.

Арт-терапия – это терапия искусством, терапия, которую можно использовать абсолютно в любом возрасте без каких-либо ограничений как физических, так и ментальных.

Забудьте о мольбертах и специально оборудованных кабинетах, конечно – это круто, но арт-терапия начинается там, где встречаются два человека – одному больно или непонятно, а другой готов побыть рядом с болью пришедшего.

Арт-терапия сопровождает человечество на протяжении всего его существования, и наиболее ранние свидетельства мы видим в наскальных рисунках, дошедших до наших дней. Просто тогда она так не называлась.

Арт-терапевт – это такой психолог, который может через трансформацию в рисунке помочь человеку найти выход, и этот выход будет максимально правильным в сложившихся обстоятельствах.

Рисунок помогает найти ресурс, понять проблему и задать вектор ее решения. Работая в арт-терапевтической группе, мы получаем максимально разностороннее видение ситуации и соответственно находим большее количество способов ее разрешения.

Моими учителями, не побоюсь этого слова, для создания различных приемов в арт-терапии служат художники, музыканты, танцоры и другие деятели искусства.

Якоб Йорданс - фламандский художник, один из выдающихся представителей фламандского барокк, стал одним из последних моих вдохновителей. Посетив выставку «Русский Йорданс» и послушав, как Йорданс писал свои картины, я нашла идею для работы с травмой, «испытала» ее на добровольцах и сейчас применяю на практике.

Мне всегда интересна биография человека, ведь то, как он жил и сколько прожил, говорит очень о многом. О любви к жизни точно! А это именно то, что помогает справиться с травмами. Правильно размещенное либидо дает нам возможность выдерживать абсолютно все. Несмотря на поверье, что художник должен быть бедным и жить не долго, Йорданс был богат и прожил 85 лет, а это про возможность приспосабливаться.

Способность приспосабливаться – это ни что иное, как гибкость мышления и гармония внутреннего и внешнего. Именно отсутствие способности приспосабливаться и непонимание, незнание себя не дают возможности гармонично взаимодействовать с внешним миром нашим клиентам.

Чем Якоб Йорданс хорош лично для меня и что меня цепляет в его картинах?
Портреты Йорданса более живые и реалистичные, в отличие от портретов его современников Рубенса и Ван Дейка. Он реалистичен и внимателен к деталям, что так же важно для арт-терапевта в работе с клиентами. В его картинах много символики и архаики, на что опирается психоанализ и арт-терапия.

А теперь о самом приеме и его зарождении.

Якоб Йордан очень часто «надстраивал» свои картины. На картине «Бегство в Египет» можно разглядеть, как меняются персонажи после добавления пространства. У ангела расправляется крыло, голова ослика выпрямляется (на картине отчетливо видны следы прежнего рисунка), добавляются новые персонажи.

Так пришла идея надстройки картин клиентами. Даю им маленький листочек, а потом расширяю пространство – добавляя все новые чистые листки… просто и эффективно.

Но, конечно, на этом творческий запал у меня как арт-терапевта не заканчивается.
Что такое травма по своей сути? Это некий разрыв между хорошими временами и плохими. Если смотреть на травму клиента, как на картину – это похоже на то, как будто из полотна вырвали кусок.

В зависимости от того, на каком этапе жизненного цикла был «вырван кусок» (была травма), предлагаем клиенту выбрать готовую картинку. Как вариант, он может ее нарисовать сам, но я бы не стала так делать – лишняя травматизация. Затем вырываем из картины франмент или разрываем ее пополам, далее наклеиваем картинку на бумагу большего размера (вырванный кусок выбрасываем) и предлагаем заполнить образовавшуюся пустоту собственным рисунком или сделать на этом месте коллаж, возможно использовать фотографии самого клиента. В общем, тут все на выбор клиента, любые материалы, которые мы используем в арт-терапии, хороши.

Проделываем это то количество раз, которое понадобится клиенту – это всегда индивидуально, и у клиента появится новый паттерн для самоисцеления. Если травма очень глубокая, из таких рисунков может быть создан целый альбом. При желании клиент может дополнить его нарративом и дать название.

Если Вам интересно попробовать этот или другие используемые мною приемы (конечно, я пользуюсь и классическими методиками арт-терапии), записывайтесь на консультацию. Если у Вас есть желание научиться арт-терапии, я провожу курсы как для психологов, так и для тех, кто занимается саморазвитием.

Спасибо, Якоб Йордан, за вдохновение!

Ещё по теме:

Комментировать