Моногамия - это дорогое удовольствие!

main_img
- Понимаете, я – самец, и моя задача оплодотворить как можно больше женщин! Поэтому я изменяю своей жене. А она недовольна, хочет развестись. Почему она меня не понимает?

Пока мой клиент Александр объясняет своё поведение известной легендой (представляете, он даже не старается выдумать версию оригинальнее), я обдумываю план развенчания мифа о полигамности мужчин (а заодно и полигамности женщин). Иначе дальше мы с ним не двинемся в работе.

«Мужчины полигамны по своей природе», - это когнитивное искажение вселенского масштаба прочно сидит в умах людей и вроде как неплохо объясняет, например, такие проблемы, как регулярные измены, отсутствие гармоничных отношений, скуку и одиночество в паре, сексуальные дисфункции…

Не отрицая наличия перечисленных психологических трудностей, сам факт того, что семья по сей день остается весьма привлекательной и желанной формой для организации жизни как мужчин, так и женщин (подчеркну, в ЗАГС все идут добровольно, не по принуждению), говорит о том, что с идеей полигамности у людей что-то не так.

Что же говорит нам наука?
В данном случае обратимся к биологии, ведь именно она изучает то, как животные размножаются.
Для начала определимся с терминами.

Полигамия - форма отношений между полами у животных, при которых одна особь за сезон размножения спаривается более чем с одним представителем противоположного пола.
Моногамия - спаривание самца с одной и той же самкой; обычно при моногамии самец принимает участие в заботе о потомстве.

Как оказалось, в науке по этому поводу разногласий давно нет – люди как вид не склонны к полигамии, для них важно создавать устойчивые эмоциональные связи с надёжным партнёром. К таким выводам пришел американский антрополог Оуэн Лавджой в ходе своего глобального исследования эволюции человекообразных обезьян.

Еще в начале 80-х годов Лавджой высказал гипотезу о том, что с гоминидами, еще до того как они стали прямоходящими и начали изготавливать орудия труда, произошли кардинальные изменения, касающиеся их полового поведения. И первым шагом на пути к очеловечиванию, по мнению ученого, стал моногамный образ жизни.

Моногамия в рядах человекообразных обезьян возникла из-за необходимости плодиться и размножаться, увеличивая свою численность в условиях имевшейся среды. А для этого важно было сохранять низкую смертность женских особей, которые, добывая пищу с детенышами на руках, были более подвержены нападению хищников. Да и забота о потомстве отнимала немало времени и сил. Вследствие этого у мужских особей снизилась внутривидовая агрессия, которая была направлена на доминирование в стае, борьбу за самок и отвоевание территории. Теперь более выгодно стало направлять силы на поиск пищи.

Доказательством этого факта служит уменьшение клыков у самцов приматов, которые ранее были главным оружием в борьбе за лидерство. Самки стали предпочитать не мужей-драчунов, а тех, кто приносил больше еды. Возникла модель отношений «секс в обмен на пищу», которая была выигрышной для обеих сторон. Самки были сыты, а самцы, кормившие самок, тоже повышали свой репродуктивный успех, поскольку у их потомства улучшались шансы на выживание.

Последующее увеличение мозга и развитие каменной индустрии в модели Лавджоя предстает как побочное и даже скорее случайное следствие того пути социализации, по которому пошли ранние гоминиды, избрав довольно редкую стратегию среди млекопитающих - моногамию.

Предки шимпанзе и горилл имели те же исходные возможности, но они пошли по другому эволюционному маршруту, сделав ставку на силовое решение матримониальных проблем - и в итоге не получили гордое звание Homo sapiens.

Таким образом, полигамия не свойственна человеческому обществу. Она не была выгодна для репродуктивного успеха у нас, поэтому и не закрепилась. Похоже, именно этим мы обязаны возникновению любви – состоянию глубокой привязанности к очень важному и исключительному для нас человеку. На протяжении веков поэты воспевают моногамию, а мы - обычные люди - мечтаем об одном единственном и неповторимом человеке, с которым «хоть на край земли» и «до последнего вздоха».

Чем же объяснить условную полигамность некоторых мужчин и женщин, если не зовом природы, как они сами уверяют?

В процессе консультации я со своими клиентами обычно выхожу на интересное открытие - человек не занимается беспорядочной половой жизнью, просто он находится в поиске надёжного партнёра, в которого будет готов вложиться по максимуму и сформировать ценные для него отношения. И пока он не видит такого партнёра, занимается перебором вариантов.

Как вы понимаете, формальные брачные отношения и наличие законного супруга или законной супруги не гарантируют истинного желания каждого из них вкладываться в союз на пределе своих возможностей. А моногамия именно это и предполагает – «всё в дом, всё в семью». Не обесценивая необходимость правильного выбора правильного партнёра, хочу, однако, заметить – неспособность разглядеть в окружении достойного партнёра зачастую имеет глубоко личностные причины: страх близости, душевная скупость, поиск иллюзорного идеала, отсутствие элементарных навыков коммуникации, эгоцентризм, тревога, депрессия и многое другое.

Увы, за полигамией среди мужчин и женщин часто скрывается желание идти по пути наименьшего сопротивления. Ведь если в паре есть проблемы, заняться их решением сложнее, чем найти лёгкое (пусть и неправильное) биологизаторское объяснение.

Моногамия - это дорогое удовольствие, которое не каждый вид себе может позволить. Биологически моногамия или полигамия зависят от глобальной задачи - надо ли нарожать побольше потомства любого качества или "лучше меньше да лучше".
Репродуктивная стратегия - это биологический механизм более надежного закрепления ценной для вида наследственности. Производство человеческого потомства – это долго и дорого (мозг полностью созревает только к 25 годам), в одиночку доводить до ума деточку довольно непросто. Нужен второй пилот. Без «любви» здесь никак.
Но моногамные отношения требуют гораздо больших психологических трудозатрат, чем любое количество случайных связей. Поэтому, по мнению авторитетного для меня Данбара, у моногамных видов величина неокортекса (так сказать, «думающая» часть мозга) больше, чем у полигамных. Выходит, что любовь и постоянство – это для умных и психологически зрелых представителей вида.

Впрочем, пути господни неисповедимы. Мы не знаем, как распорядится эволюция, если среда и условия, в которых мы живём, изменятся. Для вида нет священнее задачи, чем репродукция, и если нам в этом будет мешать любовь, вероятнее всего, мы сможем от неё отказаться.

А пока не упускайте возможность жить согласно своей природе, выстраивайте крепкие и ценные отношения с любимыми. Это не только полезно, но и приятно. Не умеете? Психолог вам в помощь!

Литература:

  1. Александр Марков «Эволюция человека. Обезьяны, кости, гены»
  2. Робин Данбар «Наука любви и измены»
  3. Дэвид Басс «Эволюция сексуального влечения»

Ещё по теме:

Комментировать