Что такое любовь? Мнение психолога

main_img

Когда-то, если бы я встретила статью с таким, например, названием - «Как любить ребенка» или «Как любить мужа» - я бы быстро ее обесценила насмешкой или возмущением. Дескать, как это можно научить любить!

Мне не хотелось читать формальные рекомендации, которые невозможно приложить ни с какой стороны ни к моей душе, ни к конкретным моим ситуациям, ни к моим травмам. Я слишком была уязвима к формальностям по отношению к себе. Наверное, это была своеобразная форма ухода от боли, разочарования, злости или зависти.

Но иногда полезно рисковать!
И чтобы не лишать себя нового опыта только лишь потому, что кто-то когда-то своим отрицанием перекрыл мой канал любви и доверия, я стала почитывать статьи на темы любви. И многие из них не то, чтобы открыли что-то новое для меня, скорее, вызвали внутренний отклик, что вылилось в осознание моего собственного восприятия любви и ее смысла для человека.

А поскольку я замужем и у меня есть дети, то наши отношения стали полем для экспериментов с любовью.

Из квантовой физики известно, что наблюдаемая элементарная частица в присутствии наблюдателя приобретает форму, границы - а в отсутствие его превращается в волну.

Так же и любовь. Когда мы уходим в переживание любви – мы волна.
Приближаясь к состоянию слияния с тем, кого любим, мы теряем ощущение границ.

Нас в этот момент как бы и нет. И «наблюдатель», и «наблюдаемый», и переживание сливаются как бы в одно целое. Как целое оно живет только «здесь и сейчас», но ощущается так, как будто оно везде и навсегда. И это состояние я бы назвала переживанием близости. Оно накрывает, проникает в нас, расширяет нас до безграничности и чувства единства. Где я, где мир? Все одно, все и здесь, и везде.

Но любое переживание не может длиться бесконечно,
в том числе и переживание близости.

Если бы это было не так, человек бы просто сошел с ума от нескончаемого потока энергии чувств. Это как все время сидеть на самой высокой горе мира и постоянно впечатляться. Когда наступит насыщение, гора уже не будет казаться прекрасным местом и начнет напрягать. А ощущения свободы и единства с миром превратятся в мучения. Человеку захочется другого опыта: моря или кресла с камином, или просто поесть.

Мы скроены так, чтобы фокус наших переживаний и источник нашего возбуждения все время менялся. А циклы переживаний сменялись на циклы пауз и покоя, чтобы пережитое ассимилировать и осмыслить. Именно благодаря этому мы выживаем физически, получая разнообразный опыт, развиваемся, поддерживаем свою энергию на нужном уровне и таким образом чувствуем себя целостными. Если я сама себе говорю: «Как хорошо, что он у меня есть, как я люблю, как он меня любит» - значит, опыт уже случился, и он ассимилировался в знание, питающее мое удовлетворение на данный момент. И тогда мой взгляд перемещается на другие потребности и интересы в жизни, тоже очень важные.

Поэтому умение переживать близость так же важна, как и возможность свободно из нее выходить. Последнее приобретает особую важность еще и потому, что корректный выход обеспечивает в будущем новое сближение и новые впечатления от близости друг с другом.

Но как тогда любить тех, кого мы любим, когда мы выходим из состояния «люблю» и входим во временной поток жизни, где нам приходится взаимодействовать со всем, что есть в этом потоке, в том числе со своими собственными комплексами, ранами, внешними заботами и потребностями, порой идущими вразрез с потребностями и желаниями любимых людей.

Даже в этой статье можно заметить, как фокус внимания перемещается с описания одного состояния на другое, с одной потребности на другую, с одного человека на другого, с одного чувства на другое. Жизнь прожить – не статью написать. Поток ситуаций, людей, интересов, потребностей, желаний течет бесконечно. Переживания, ассимиляция, опыт, новые переживания – все постоянно возобновляется. Из этого скроена вся наша жизнь.

Что не дает нам потеряться в этом беспорядочном многообразии?
Конечно же, граница.

Одно переживание отделено от другого. Одна ситуация от другой. Один человек от другого. Граница разделяет и не дает разрушиться тому, что отличает по форме и качеству один жизненный феномен от другого. Чтобы жизнь продолжалась, одни циклы должны заканчиваться, а другие начинаться.

Те, кого мы любим, остаются в нашей памяти, списках телефонов, в наших квартирах, в спальнях, в обязательствах, заботах и планах. Мы продолжаем их любить, но само переживание уже отсутствует, а в потоке времени разворачивается по-прежнему наша жизнь, наполненная уже другими разными феноменами.

Куда же уходит любовь в тот момент, когда переживание ее заканчивается?
Она переходит на границу. На границу контакта между людьми.

Что это значит?
Это значит, что рядом с любимым человеком я могу продолжать оставаться, вести себя свободно, могу быть собой. Мне не надо заставлять себя быть для него удобной, не надо оглядываться на него в страхе, что он куда-то денется или выставит невыносимые условия. Могу на него разозлиться, его застыдится, обидеться, извиниться, быть живым или заторможенным, сексуальным или зажатым, делать ошибки, высоко взлетать, низко падать, быть открытым или на время закрыться. Любовь моя останется со мною все равно.

Откуда появляется эта свобода?
Из опыта, полученного в близости. Он ассимилируется в главное убеждение в том, что любовь есть и цену несвободой за нее платить не надо.

Что это за опыт, который формирует такое убеждение?
Это опыт доверия: мне, вот такому, как есть, открыли сердце. Меня, вот такого, приняли; со мною, вот с таким, были близки; и мне, вот такому, как есть, дали легко из этой близости выйти, когда пришел момент завершения.

Границы как бы сливаются, когда любовь переживается как близость, и вновь становятся отчетливыми, когда она приобретает форму в виде убеждения, что она есть, чтобы ее можно на время оставить и заняться другими аспектами своей жизни.

Другими словами, наличие границ позволяет нам видеть другого, его особенности, ценности, качества. А другому – видеть нас. И когда любовь не волна, то есть не переживается как близость, она – структура, позволяющая оставаться вместе, видя отличия друг от друга. И одновременно она движок, позволяющий корректно сменять циклы близости-отдаления и таким образом развиваться по отдельности, благодаря друг другу, и вместе, как одна система.

И как третья ипостась любви, наравне с близостью и границами, проявляется такая ее составляющая, как свобода.

Свобода без любви - это ни что иное, как бегство от страха поглощения тебя другим. И это уже не свобода.

Равно как и любовь без свободы - это бегство от страха выхода из слияния. И это уже не любовь.

Мы чувствуем себя свободными, окрыленными, сильными тогда, когда мы в любви. И мы способны состояться в любви тогда, когда чувствуем себя в ней свободными. Любовь и свобода – суть одно. Так же, как суть одно есть свобода и границы (ограничения). Не чувствуя своих границ и ограничений, невозможно ощущать себя свободным. Несвободный человек не может сказать слова «нет», и это путь в разного рода зависимости, путь нелюбви.

Итак, любовь – это возможность войти в переживание близости, быть в нем и возможность из него выйти и быть собой, разным, оставаясь рядом с другим на эмоциональном и физическом расстоянии.

Если есть проблема в отношениях с ребенком, с супругом, с партнером, то проследите, какое место в этом алгоритме у вас заблокировано?

  • У вас не получается войти в близость, оставаться в ней устойчивым, переживать ее?
  • А может быть, проблема из нее выйти?

Как правило, в близость не пускает страх поглощения другим, потому что в детстве границы ребенка стабильно нарушались в сторону их сжатия или вообще разрушались. Или, наоборот, они не были четко сформированы из-за попустительства родителей, и ребенок не чувствует границ других людей, постоянно их отрицает, как и свою способность их не замечать. И тогда близость невозможна из-за постоянного гнева и обесценивания других, ведь обмен любовью становится тогда невозможным, и в этом отрицающий будет винить не себя – других.

Оставаться в переживании близости может не позволить стыд. Ведь близость – это душевное обнажение, доверие. Если природу ребенка все время подавляли, то, скорее всего, у него будет огромный излишек возбуждения, неудовлетворенных желаний. Страх обнародовать это перед другим, быть неадекватным, испытать отказ от какого-либо собственного «несовершенства» – и есть стыд.

Выход из близости может быть сложным, потому что он может быть блокирован страхом или болью отпускания, неумением слышать предел своего удовлетворения или виной, когда невозможно отказать, сказать "стоп, мне достаточно".

Причин блокировок любви множество.
И это не приговор. Не изъян.

Это точка роста, путь развития, возможность вернуть себе через отношения состояние целостности, энергию для жизни. И нет ни одного человека, для которого не было бы в любви хоть каких-то проблем. Любовь и смерть. В конечном итоге почти все запросы к психологу сводятся к сути этих экзистенциальных аспектов жизни каждого, с какой бы темой кто не приходил.

Я бы поспорила с теми, кто любовь называет просто базовой потребностью,
тем более с теми, кто совмещает понятия любви, безопасности, стабильности.

Скорее небезопасность и нестабильность перекрывают душевные каналы, по которым любовь может передаваться человеку и идти от него обратно. Может, но не обязательно перекрывает. Если про стабильность и безопасность, то особенно это касается детей. Они как будто специально созданы природой беспомощными, потому что задуманы как кредит доверия своим родителям, которые часто его не оправдывают.

Но, в отличие от простых потребностей, любовь одновременно еще и заложенный в каждого природой потенциальный смысл, мотив, источник и цель одновременно. На нее откликается мгновенно любое высокоорганизованное существо, в том числе и человеческий ребенок. И если любви не хватило, она все равно, как боль, как пустота, напоминает о себе ежедневно, ежечасно: я здесь, я жду, чтобы ожить!

Потребность в еде, сексе, безопасности – это потребность в энергии или в условиях для ее нормального поглощения. И только любовь является энергией, которая может работать лишь при взаимном обмене.

Есть и защищаться можно одному.
Любить одному невозможно.

Даже если любовь идет в одни ворота, от невозможности переживания и получения опыта близости она истощается до чувства боли. Поэтому к любви мы идем, мы ее ждем, мы ее жаждем, о ней мечтаем и учимся любви всю жизнь. И прекрасно, когда уроки любви, а лучше сказать, ее опыт, мы получаем в детстве, записав в подсознании правильные алгоритмы ее жизни, пройдя в ней собственную идентификацию.

Как учить детей не бояться любить, получать любовь и быть в ней целостными,
а также применять это к себе самому, когда ты уже взрослый,
мы поговорим в следующий ра
з.

Продолжение следует…

Ещё по теме:

Комментировать