Я не выдерживаю близких отношений. Что со мной не так?

main_img

Каково это - ощущать себя эмоционально отрезанным от других людей, замкнутым в своем внутреннем мире, без каких-либо чувств? Выбирать изоляцию, когда все стремятся к прочным связям?

В какие-то моменты вы можете нуждаться в близком человеке, но если отношения переходят из формата редких и непродолжительных встреч во что-то более серьезное, то вам становится в буквальном смысле душно, тесно и хочется освободить себя от этих оков.

Наверное, вы не раз спрашивали себя – что со мной не так, почему я отстраняюсь от людей? Как будто внутри вас борются разнонаправленные силы, но импульс к бегству чаще берет верх.

В этой заметке я попытаюсь описать психологические особенности крайне интровертированных (то есть поглощенных своим внутренним миром) людей, чей основной внутренний конфликт лежит в области «близость-дистанция»:

  • в одиночестве плохо (хотя в этом можно себе и не признаваться),
  • а в отношениях – невыносимо.

Окружающим они могут представляться пассивными наблюдателями, невовлеченными и безразличными.

При этом человек дистанцируется не только от других людей, но и от части себя, от своих чувств. Можно сказать, что он не в контакте с самим собой. И это более фундаментальная проблема, чем внешне наблюдаемое поведение «типичного интроверта».

Не претендуя на исчерпывающий анализ, я все же надеюсь, что кому-то эта информация поможет лучше понять ту часть себя, которая обычно скрыта от осознания. А понимание и принятие – это первый шаг на пути к изменениям.

  • Итак, почему личность «выбирает» (в кавычках, так как этот выбор, скорее, бессознателен) уход в себя?
  • Какова функция отчуждения?
  • Почему человек ведет себя, на первый взгляд, противоестественно, изолируясь от мира?

В любом поведенческом стиле, каким бы странным он ни казался окружающим, есть своя логика, свои причины и своя история развития.

В рассматриваемом случае отношения нужны для безопасности, а дистанция – для ощущения автономии и своей индивидуальности. Сближение с другим человеком порождает сильную тревогу, и отдаление как раз способствует ее уменьшению. Такие люди постоянно ощущают неспособность выразить себя и, как следствие, находят утешение в мире фантазий, иногда – в виртуальной реальности, иногда – в духовных учениях

Природная гиперчувствительность и влияние родителей

Люди данного психологического типа конституционально обладают высокой чувствительностью, быстро утомляются и пресыщаются. То есть то, что для общительного человека является нормальным времяпрепровождением, для них – избыточная стимуляция нервной системы, согласно различным исследованиям.

Повышенная восприимчивость к внешнему воздействию обычно проявляется с раннего детства. Гиперчувствительные младенцы, изначально настроенные на контакт со взрослыми, остро реагируют даже на запоздалый ответ на их потребности, а уж тем более – на признаки неприятия или раздражения. Крайний случай – откровенное игнорирование и пренебрежение нуждами ребенка (что может случаться как в детских домах, так и в «обычной» семье).

Таким малышам свойственно моментально уходить в себя в неблагоприятной для них ситуации. Получается, что чем чаще мать (или другой опекун) не реагирует вовремя на сигналы ребенка, тем чаще младенцу «приходится» замирать, отключать свои потребности, и такая форма реагирования на внешнее окружение закрепляется.

Подавляется естественное желание быть любимым и самому проявлять любовь. Ребенок неосознанно экстраполирует свой первый опыт отношений на последующие социальные контакты. Во взрослом возрасте человеку, скорее всего, будет крайне сложно поверить в то, что другие люди могут принимать его таким, какой он есть, и тепло к нему относиться.

Кроме того, из-за ощущения нехватки внимания и тепла ребенок стремится, образно говоря, вобрать в себя как можно больше, а для выражения эмоций необходимо уметь не только «брать», но и «отдавать». Общение становится утомительным процессом для таких людей, они как будто бы теряют внутреннее содержание и им необходимо побыть в одиночестве для восстановления эмоционального баланса.

Раскол между частями личности

Итак, пришло время обсудить структуру личности и добавить в описание психологического типа немного специфических терминов.

В этой заметке речь идет о шизоидном характере (не путать с шизофренией, психическим заболеванием!). Определение «шизоидный» уходит корнями к греческому слову «схизис», что означает «расщепление». Гиперчувствительный ребенок, вынужденно замыкаясь в себе, как бы отщепляет свою ранимую, непосредственную часть от остальной личности. Эта скрытая часть личности теряет эмоциональную связь с внешним миром, контакты с окружающими людьми становятся механистичными, поверхностными, им не хвататет искренности.

Внешний дефицит компенсируется насыщенной внутренней жизнью: миром фантазий, мечтаний, иллюзий. Под маской отчужденности и безразличия скрывается голод по отношениям. Но чем больше шизоидная личность в них нуждается, тем сильнее она их боится.

Уход от других и от части себя – это надежная защита от разочарований и непереносимых переживаний. Под защитными механизмами имеются в виду способы, с помощью которых психика адаптируется к реальности и сохраняет равновесие. С этой целью чувственный опыт частично или полностью удаляется из сознания.

Другими словами, происходит раскол между мыслями и чувствами. Шизоидной личности сложно проявлять себя спонтанно и искренне, в результате она пытается решить свои эмоциональные затруднения посредством интеллектуальных усилий. Человек может либо отрицать наличие у себя каких-либо чувств, либо рассуждать о них без тени эмоций на лице и в голосе.

Отношения – такие притягательные, но такие пугающие

Шизоидная личность в глубине души тоскует по другим людям, а на поверхности – отрицает их значимость. Отношения для такого человека – это всегда потеря части себя.

Откуда такой радикальный взгляд?
Можно предположить, что свою роль играет склонность полностью отождествлять себя с другими. Как обычно, ноги растут из раннего детства, в данном случае речь идет о привычке идентифицировать себя с матерью (или другим значимым взрослым). Под идентификацией подразумевается неспособность провести границу между собственной личностью и другим, а это мешает установлению прочной связи с реальным человеком.

Как это ни странно, идентификация с матерью чаще всего происходит тогда, когда мать не удовлетворяет потребности младенца. Как считал известный психоаналитик Фэйрберн, психика ребенка склонна вбирать в себя именно плохие внешние объекты, поскольку не способна смириться с их плохостью и неистово стремится контролировать и изменить их хотя бы в своем внутреннем мире. Безусловно, это иллюзия, но детская психика зачастую оперирует магическим «мышлением». В результате образ плохой матери сохраняется в сознании ребенка и влияет на восприятие им окружающего мира.

Получается замкнутый круг:

  1. Шизоидная личность отождествляет себя с другим человеком.
  2. Как только взаимоотношения с другим человеком становятся эмоционально прочными, шизоидная личность начинает ощущать себя полностью зависимой и боится быть поглощенной (потерять себя).
  3. В ответ на этот страх шизоидная личность дистанцируется от другого человека.
  4. Высшая степень реакции отчуждения – уход от внешней реальности в мир собственных фантазий.

Характерная черта шизоидного характера - постоянные внутренние метания от одной крайности (тяга к слиянию с другим ради ощущения безопасности) к другой (стремление к абсолютной независимости от других= разрыв отношений).

Резюме.
Особенности шизоидной личности и фокус психологической работы

Нарисовав широкими мазками портрет шизодиной личности, теперь кратко перечислю ее основные психологические особенности:

  • крайне выраженная интроверсия;
  • отчужденность, уход от внешнего мира как следствие сильной интровертированности;
  • склонность воспроизводить отношения с образами значимых людей в своем внутреннем мире вместо того, чтобы выстраивать взаимодействие с реальными людьми в реальном мире;
  • ощущение превосходства над другими людьми (для того, чтобы компенсировать чувство зависимости от других);
  • впечатление эмоционально пустого, холодного человека, неспособного сопереживать другим людям;
  • чувство одиночества (как следствие всего выше перечисленного).

И немного о психологической работе с шизоидными личностями.

Люди с явно выраженным шизоидным радикалом нередко прибегают к помощи тогда, когда осознают, что платят слишком высокую цену за самодостаточность и абсолютную независимость, когда изоляция становится непереносимой . Бывает и так, что человек обращается к психологу не в связи с особенностями своего личностного склада, а по поводу каких-то определенных симптомов или состояний: депрессии, тревожности, навязчивостей или других неблагоприятных проявлений.

Глобальная цель психологической работы с шизоидной личностью - помочь «внутреннему ребенку» этого человека (то есть той уязвимой, скрытой и беспомощной части личности, которая остается с детства замкнутой в воображаемом коконе) пройти все необходимые стадии развития и вырасти. В числе этапов на пути к достижению этой цели будут: разрушение идентификации со значимыми объектами, проведение границы между собственным «Я» и другими, укрепление способности к независимости, сотрудничеству и пониманию других, развитие своего истинного «Я».

Учитывая индивидуальные особенности каждой конкретной личности, этот путь может быть извилистым и долгим. А иногда для того, чтобы вырасти, сначала требуется вернуться обратно, то есть обеспечить контролируемую и ограниченную по времени регрессию.

Ещё по теме:

Комментировать