Гендер в психоанализе

main_img

Почему одного мужчину мы называем «настоящим мужиком»,
а другого «бабой в штанах»?

Почему женщины бывают женственными,
а бывают мужеподобными?

Чаще всего люди ведут себя так, как они себя чувствуют. КЕМ они себя чувствуют. Родившись мальчиком или девочкой, человек может сбиться с пути и начать считать себя лицом не своего, а противоположного пола.

Для формирования здоровой, бесконфликтной гендерной идентичности ребенку необходимЫ:

  • возможность идентификации с родителем своего пола,
  • осознанная и бессознательная поддержка этой идентификации обоими родителями,
  • их собственная четкость в принадлежности к своему полу,
  • и соответствие этих идентичностей гендерным линзам того социума, в который ребенок входит.

Путь, который для этого приходится пройти, длинен и тернист.

И начинается он с момента зачатия ребенка.

В перинатальном периоде и в новорожденности младенец беспол, нарциссически совершенен и целен, фактически гермафродитичен. Хотя принадлежность к биологическому полу формируется уже внутриутробно, и внутриутробно же закладываются в психике «зернышки» гендера, которые, кстати, могут противоречить биологическому полу.

Однако существуют разной степени интенсивности ожидания родителей в отношении пола будущего ребенка, не все готовы принять его, «как Бог даст» - таким, каков он есть. И реакция матери в момент рождения малыша «не того пола» далеко не всегда однозначна.

Особенно грешат в этот момент нарциссичные матери, для которых уже сами роды, связанные с болью, беспомощностью и унижением, являются тяжелейшим испытанием. А если еще и ребенок лишил их вероятного всемогущества, отказавшись от пола, заранее выбранного матерью, то в момент его рождения она с высокой степенью вероятности испытает нарциссический крах. И взгляд ее ясно скажет новорожденному, что с ним что-то сильно не так. Семя гендерной дисфории будет посеяно и в будущем может прорасти.

Пока же младенец остается в фантазии о своем гермафродитизме, и первым его объектом идентификации становится мать, которую он считает обладающей фаллосом. Это великая и всемогущая мать, и идентификация с ней подпитывает фантазии малыша о его двуполости. Хотя в норме она уже рассказывает ребенку о том, мальчик он или девочка и какие чувства его пол вызывает. И его гендерная идентичность продолжает развиваться в сторону принятия или непринятия своего пола.

Дополнительную сумятицу в процесс может внести смена гендерных ролей у самих родителей, когда, например, отец берет на себя обязанности по уходу за младенцем, а мать выходит на работу, или когда малыша растят однополые пары. Здесь уже закладывается основа конфликта между поло-ролевым поведением и гендерными линзами ребенка, который развернется во время прохождения Эдипа на фоне борьбы между Оно и СуперЭго.

Мы знаем, что первые месяцы жизни, время грудного кормления, оральная стадия психосексуального развития – это трудное и очень ответственное время в судьбе человека. Младенец должен чувствовать свое всемогущество, испытывать океаническое чувство. Ведь мать как будто угадывает малыша телепатически и подчиняется его желаниям, когда своевременно удовлетворяет его потребности.

Воображаемое всемогущество очень помогает младенцу справляться со своей реальной беспомощностью. Однако окружающая действительность достаточно быстро «кастрирует» бедного малыша, вводя в его жизнь многочисленные ограничения.

  • Если с этими ограничениями знакомит ребенка мужчина-отец и делает это с теплом и любовью – тогда они благополучно интегрируются в личность.
  • Если мужчина не выполняет эту функцию или выполняет ее болезненно, если это приходится делать матери, которая априори не воспринимается как внешний объект – тогда границы реальности наряду с ограничениями собственного тела могут вызывать яростный протест, и протест этот может быть направлен на разделение полов. Ребенок отказывается становиться мальчиком или девочкой, сохраняя фантазию о гермафродитизме, остается самодостаточным и «двуполым». Или фантазирует о смене пола, которая будет проявлением его нарциссического всемогущества.
  • Если океаническое чувство у ребенка не формируется – когда его не понимают и не принимают, ухаживают за ним формально или, наоборот, с гиперответственностью, но не угадывая его потребности почти никогда – тогда мы будем говорить о дефиците первичного нарциссизма, который может компенсироваться теми же всемогущественными фантазиями о гермафродитизме или смене пола.
    Или привести к фиксации на первых после рождения месяцах, постнатальном периоде, когда мир малыша состоит еще из парциальных объектов. Здесь гендер может проявиться в форме идентификации с парциальным объектом (фаллосом или грудью), которая будет просматриваться в форме тела – например, высокое, плотное, не имеющее изгибов, или наоборот мягкое, округлое, не удерживающее формы. Крайними проявлениями таких идентификаций являются анорексия-булимия (структура заболевания, конечно, гораздо сложнее, но идентификации с парциальными объектами практически всегда присутствуют).

Психоаналитическая работа с такими нарушениями – дело кропотливое и долгое. Процесс должен начинаться в материнском переносе, когда ребенка нужно фактически перерожать набело и потом заново выкормить. И тогда у человека будет шанс почувствовать принадлежность к своему биологическому полу.

Ещё по теме:

Комментировать