Бесплодие – о чем оно?

main_img

Бесплодие – один из самых распространенных и одновременно самых трагических женских недугов.

Эта проблема ставит под сомнение очень многое в жизни женщины – возможность создания семьи, женской реализации, это всегда вопрос гендерной идентичности как таковой.

Бесплодие, за исключением ситуации чисто механической травматизации - это психосоматическое состояние. Причин для него может быть много, они зависят от периода возникновения внутрипсихического конфликта, препятствующего беременности.

Давайте рассмотрим их по порядку.

Человек развивается на протяжении долгого времени, с момента зачатия до наступления взросления, которым завершается пубертатный период. Он проходит несколько стадий психосексуального развития – перинатальную, оральную, фаллическую, латентную, генитальную, переживает Эдипов комплекс, первый этап которого приходится на начало жизни, а второй совпадает с подростковым кризисом.

При прохождении Эдипова комплекса сексуальным объектом для ребенка становится родитель противоположного пола, а родитель своего пола воспринимается как соперник. Отец становится для девочки источником возбуждения, природы которого она не понимает, боится, не знает, что с ним делать.

Чтобы разобраться с этим травмирующим переживанием, она должна идентифицироваться с матерью, взрослой женщиной, которая знает, что делать с мужчиной и теми чувствами, которые он вызывает. Но мать воспринимается как враг и соперница, девочка борется за то, чтобы исключить ее из жизни отца, занять ее место. На глубинном уровне она желает смерти матери. А идентификация с объектом, подлежащим уничтожению, невозможна, она равносильна самоубийству.

В норме эдипальная ситуация должна закончиться отказом от отца как «героя романа» - из любви к матери и потребности в идентификации с ней. Так приходит взросление, взрослая сексуальность и способность найти себе партнера во внешнем мире, за пределами семьи.

Но это не всегда удается.
Иногда девочка расщепляет мать на хорошую и плохую, любимую и соперницу и потом преодолеть расщепление не может, ибо за соединением двух полярных объектов в один следует депрессия, справиться с которой не всякой психике под силу. Тогда продолжается дочерняя враждебность по отношению к матери, которая может поддерживаться ею самой по разным причинам. Или, если отношения между родителями плохие, если родители развелись – дочь не может выбрать в качестве образца для себя женщину, отвергнутую отцом или отвергнувшую отца…

И это отсутствие идентификации с матерью в будущем может стать причиной бесплодия у дочери.

В первый эдипальный период может возникнуть другая проблема.

В начале жизни ребенка он находится в симбиозе с матерью, девочка и мама пребывают в слиянии, у них ведь еще совсем недавно было одно тело на двоих… В эту пару должен войти отец, отделить мать от ребенка, построить отношения из трех человек, в которых между всеми участниками существует дистанция.

Если отца нет, реально или психологически, если он не пытается принять участие в жизни жены и дочери или мать сама не допускает его в отношения, тогда девочка не может от нее отделиться - сепарации нет, психологически сохраняется симбиоз.

Также девочка может «обжечься» об отца, если он зол, холоден, или наоборот, излишне сладок. Тогда малышка пугается и сама возвращается к симбиозу с матерью в поисках безопасного убежища. Но без отделения от матери она никогда не сможет стать по-настоящему взрослой, построить здоровые отношения с мужчиной, и забеременеть тоже не сможет.

Еще один сложный период – это период раннего младенчества.

В период грудного кормления младенец должен чувствовать свое всемогущество, испытывать океаническое чувство. Ведь мать как будто угадывает малыша телепатически и подчиняется его желаниям, когда своевременно удовлетворяет все его потребности. Воображаемое всемогущество очень помогает младенцу справляться со своей реальной беспомощностью. Однако реальный мир достаточно быстро «кастрирует» бедного малыша, вводя в его жизнь многочисленные ограничения.

Если с этими ограничениями знакомит ребенка отец и делает это с теплом и любовью – тогда они благополучно интегрируются в личность. Если мужчина не выполняет эту функцию или выполняет ее болезненно, если это приходится делать матери, которая априори не воспринимается как внешний объект – тогда границы реальности наряду с ограничениями собственного тела могут вызывать яростный протест, и протест этот может быть направлен на разделение полов. Ребенок отказывается становиться мальчиком или девочкой, сохраняя фантазию о гермафродитизме, остается самодостаточным и «двуполым». В этой фантазии, безусловно, отсутствует идея зачатия, и если она на бессознательном уровне сохранится во взрослой жизни, беременности не будет.

Аналогичный эффект может иметь осложненное переживание первосцены.

Первосцена – это столкновение ребенка с информацией о том, что его родители занимаются сексом, или его реальное присутствие при сексе родителей, случайное или допущенное по халатности.

Если ребенок переживает первосцену очень травматично (что гарантировано в случае его реального присутствия), или если мать, одержимая сексом с отцом, холодна и безразлична к малышу, часто оставляет его одного, сталкивая с голодом и одиночеством – то в качестве защиты он может использовать отрицание секса между родителями, отрицание самого существования родительской пары. Тогда малыш будет считать, что у него есть отдельные мама и папа, между которыми нет никакой связи и секса тоже нет.

Из таких детей часто вырастают бесплодные мужчины и женщины, которые прибегают к ЭКО для того, чтобы завести ребенка. Сама процедура является реализованным отрицанием первосцены, ведь зачатие происходит в пробирке, за пределами реального полового контакта.

Еще одна причина бесплодия может корениться в тяжелом переживании беременности и особенно родов матерью будущей бесплодной женщины.

И внутриутробно, и во время родов младенец чувствует себя частью тела матери. И если она испытывает сильный страх перед родами во время беременности, если плод представляется ей ее убийцей или насильником, если во время родов она получает сильнейшую травму, переживает собственную смерть или разрушение – ребенок переживет это вместе с ней. В бессознательном пережившей такие роды девочки не будет разницы между беременностью и смертью. Между родами и гибелью. Даже забеременев, травмированная родами матери женщина вряд ли выносит ребенка - или загонит себя в ситуацию, которая вынудит ее сделать аборт.

Может сделать свое дело и путаница с гендерной идентичностью, надиктованная родителями. Проще говоря, если в девочке видят мальчика, особенно если мальчика в ней видит единственный родитель – забеременеть и родить для нее будет практически невозможно. Ведь это открытое проявление женственности сделает ее сиротой…

Это только основные, реперные точки возникновения бесплодия.
И даже о них я рассказала коротко и далеко не все. Реальность не так однозначна, она инвариантна, многослойна. Я попыталась создать структуру, на которую мы можем наращивать в практике свое понимание бесплодия и помогать женщинам, мечтающим о материнстве, справляться с этой бедой.

Ещё по теме:

Комментировать