Возрастные кризисы: биологические и социальные аспекты

main_img

В прежние времена существовало много традиционных норм и социальных ритуалов, которые не позволяли человеку забыть об его возрастном статусе.

В наши годы появилась установка на вытеснение из сознания ожидания своей старости и смерти. Стало модным говорить: «а я не чувствую своего возраста и в душе все еще молод», но тем не менее жизнь периодически заставляет человека вспомнить о том, сколько ему лет, и порой делает это не в очень вежливой форме.

Можно сказать, что в периоды, когда жизнь указывает человеку на его возраст, он сталкивается с возрастным кризисом.

Фрагмент жизни между рождением и смертью

В жизни любого человека есть два очень важных события, которые человеческий разум не способен в полном объеме осознать – это рождение и смерть. Если у человека нет тяжелых болезней или склонности к некрофилии, то смерть оказывается тем событием, которое с разной степенью успешности он в течение почти всей жизни вытесняется из сознания.

Существует определенный круг вопросов, на которые ни религия, ни наука, ни эзотерические или духовные практики не дают какого-либо внятного ответа. Беспомощными перед ними оказываются и житейская мудрость или накопленный опыт. Можно сказать, что теорему рождения и смерти пока еще никто не разгадал. Хотя наша культура и ментальность являются результатами попыток это сделать.

В каком-то смысле вся человеческая культура – это комплекс мер, предназначенных для того, чтобы отвлечь человеческий разум от проблемы смерти и заставить его сконцентрировать внимание на своих жизненных планах и текущих событиях.

Образно говоря, существуют разные способы введения людей в особые изменённые состояния, когда в поле их зрения оказываются лишь какие-то социальные, профессиональные и политические проблемы или же просто бытовые дела и заботы.

Очень часто души людей оказываются в состоянии устойчивого опьянения различными чувствами: от любви – до ненависти, от обиды – до восхищения, от безысходной скуки – до пламенного азарта.

Все эти «социальные трансы» и интеллектуальные увлечения, в комплекте с чувственными наваждениями, надежно завораживают ум и душу, что позволяет нам как можно реже смотреть в суровое и вечно трезвое лицо невозмутимой смерти.

Для каждого возраста заготовлены свои социальные трансы и душевные опьянения. В 18 лет человек находится в плену одних помыслов и волнений, а после 30 люди оказываются как бы в ином мире, и игры, в которые они играют, существенно отличаются от времяпрепровождения восемнадцатилетних. Для одних возрастные изменения происходят плавно и незаметно, для других «крушение» прежнего мира случается внезапно, быстро и драматично. В этих случаях и принято говорить о том, что человек переживает возрастной кризис.

Мы можем нарезать нашу жизнь на различные отрезки, и на каждом возрастном этапе мы будем по-разному избегать мысли о смерти. От возраста к возрасту меняется наше отношение к смерти. В восемнадцать лет вся жизнь еще кажется впереди, и тема смерти фигурирует разве что в виде невнятного символа, предназначенного для искусственного будораженья нашего разума и психики. В 30 лет люди уже начинают размышлять о том, что они прожили значительный период своей жизни, и могут волноваться: а что они успели или не успели сделать.

К 50 годам многие уже сталкиваются с серьезными болезнями или непоправимыми возрастными изменениями здоровья, но к этому возрасту люди осваивают много способов занять свой разум: от мыслей о здоровом образе жизни – до вечной борьбы с реальными и мнимыми болезнями; от приучения себя к созерцанию вечности – до навязчивой ностальгии по прошлому. К этому возрасту и жизнь, и работа становятся устойчивой привычкой, так же, как и забота, сначала о детях, потом еще и о внуках, так что даже смерть близких и друзей не может надолго отвлечьнаше внимание.

Жизнь, как факел, который передается от одного поколения другому

В традиционных обществах не было необходимости вытеснять смерть из личного и коллективного сознания, так как она воспринималась как фон, как полотно, по которому рисовалась линия семьи или рода. Родители поддерживали огонь жизни в детях ради того, чтобы те потом передали его своим потомкам. Старые поколения догорали и уходили, а новые несли свой огонь дальше.

После того, как в среде людей укрепился индивидуализм, появилась необходимость задумываться о смысле жизни. Но, как уже говорилось выше, человеческий разум не может понять ни тайну жизни и ее смысл, ни тайну смерти. В итоге каждый выбирает или погружается в тот или иной миф или теорию и опьяняет свой разум теми или иными идеями и смыслами.

Люди впадают в состояние возрастного кризиса, когда по стечению обстоятельств им приходится менять свою привычную жизнь. В тех случаях, когда люди слишком сильно злоупотребляли различными «средствами и физического, и духовного опьянения», у них может наступать что-то наподобие психологического похмелья. Старые обманы и старые смыслы уже не пьянят их, как раньше, или опьянение от них не приносит прежнего удовлетворения. Для того, чтобы снова появился вкус к жизни, нужно находить и готовить новые отвары, а после привыкать к ним.

В традиционном обществе возрастные периоды отмеряются «стадиями горения»: либо это огонь, который еще только разгорается, либо он вовсю пылает, либо это тлеющие угли. Имелись обряды и ритуалы перевода людей из одного возрастного статуса в другой, так называемые «обряды перехода». И в этом смысле существовали институционально закрепленные в социуме способы преодоления возрастных кризисов.

В современном обществе возрастной кризис – это индивидуальная проблема каждого отдельного человека. Но известно, что у людей, заботящихся о судьбе своих детей и внуков, возрастные кризисы проходят не так заметно и болезненно, как у их одиноких сверстников.

Работа в социальной мегамашине на благо государства и «возраст дожития»

С возникновением сильных централизованных государств появилась необходимость в единообразной обработке человеческого материала ради производства стандартизированных граждан. Именно для этих целей и была придумана всеобщая и обязательная система образования. Государству были нужны особым образом подготовленные граждане. По этой причине жизнь людей стала искусственно делиться на разные отрезки, которые, не вникая в детали, можно обозначить следующим образом:

  • подготовка человека к работе в социуме;
  • работа человека на благо государства и общества;
  • пенсия – или «возраст дожития», как этот возраст именуется в недрах государственной бюрократии.

По причине особой организации государственной жизни все люди сталкиваются с рукотворными возрастными кризисами: кризис 7 лет, когда ребенка необходимо отдавать в школу, кризис 17 лет, когда молодые люди покидают школу и вынужденно попадают в совершенно иной возрастной статус, формально они становятся взрослыми. Существуют люди пенсионного возраста, и, как оказалось, рубеж преодоления этого возрастного барьера может переноситься по воле государства.

В традиционных обществах рубеж перехода от детства к взрослой жизни был обусловлен биологическим факторами – завершением периода полового созревания.

В современном обществе присваивание статуса взрослого человека производится, исходя из специфики настройки государственной машины, то есть имеет социальную природу.

Ослабление магии социальных и семейных сценариев

В нашем обществе все еще сохранились семьи, жизнь которых развивается по вполне определенным семейным сценариям и переходы из одного возрастного статуса в другой происходят естественным образом, плавно и безболезненно. Но таких семей становится все меньше и меньше. Для очень многих людей магия семейных сценариев теряет свою силу еще в детстве, когда, будучи ребенком, человек понимает, что он не хочет жить жизнью своих родителей - хотя бы потому, что родители не очень счастливы сами и не могут предъявить детям красивый пример.

В том случае, когда человеку навязывается негативный семейный сценарий, оказывается, что в нем самом заложены механизмы вышвыривания человека из заданной программы жизни. Например, если родители ругались-ругались, а в определённом возрасте развелись, то семейный сценарий человека может завершиться как раз в том возрасте, в котором развелись его родители.

Трансформация общих социально-экономических устоев общества приводит к тому, что очень часто рушатся как счастливые, так и деструктивные социальные сценарии. Старый добрый социальный сценарий, предполагающий обучение в школе, поступление в хороший вуз, получение хорошей профессии и далее успешную трудовая деятельность – в наши дни может легко оборваться на любом этапе. Точно так же, как и та часть этого сценария, которая связана со счастливой семейной жизнью: в наши дни часты крушения как несчастных, так и счастливых семей.

Завершение или ломка социальных сценариев может обострять восприятие человеком своего возраста. Так разводы в сорок лет переживаются болезненней, чем в тридцать, то же самое можно сказать и про потерю работы или бизнеса.

Возрастные кризисы тридцати и сорокалетних не столь романтичны, как кризисы восемнадцатилетних. Это происходит потому, что в юности человек ведет более коллективный образ жизни, все события происходят в окружении себе подобных, например, в студенческой среде. И переживающий возрастной кризис может видеть, что это не он один такой несчастный, а все его поколение страдает от похожих проблем. Тридцатилетние и сорокалетние люди чаще всего сталкиваются со своим возрастными кризисами в одиночестве. Иногда даже муж или жена, а также друзья-ровесники не попадают с ними в одну фазу.

Что это значит для психологов

У возрастных кризисов есть свои объективные причины. Эти причины могут быть как социального, так и биологического происхождения, а чаще всего они имеют смешанную природу. При определенном стечении обстоятельств смена возрастного статуса может происходить очень болезненно, внешне пребывание человека в состоянии возрастного кризиса может восприниматься и им самим, и окружающим как тяжелейшая депрессия.

Очень часто, оказавшись в возрастном кризисе, люди действительно начинают жаловаться на депрессию и даже находят у себя основания предположить, что эта «депрессия» имеет эндогенный характер. Если темперамент и энергетика человека не позволяют ему провалиться в состояние апатии, то вместо депрессии могут появиться версии о вспыльчивости и психопатичности. Человек может перессориться с родными и близкими, с друзьями – все они могут его «просто достать», они вдруг теряют свой достойный моральный облик и становятся корыстными или мелочными. В период возрастного кризиса человек может начать сам себе создавать проблемы на работе, что со стороны кажется абсолютно неадекватным и беспричинным.

Мы можем установить условные временные границы потенциальных возрастных кризисов. У каждого из них есть свои симптомы и, обнаружив их, мы можем предположить, что творится в душе человека и какова природа этой душевной динамики. Иногда случается так, что человека в момент переживания текущего возрастного кризиса вдруг накрывает волна предыдущего. Это случается, если он в свое время не решил проблемы, свойственные для более юного возраста.

Работа с человеком, переживающим возрастной кризис, может отличаться от работы с тем, кто находится в состоянии депрессии, а также с теми, кто склонен к впадению в истерические или психопатические приступы.

Комментировать

Найдите психолога
в Вашем городе

Проверенные специалисты с
высшим психологическим
образованием

Найти психолога