Где грань между уязвимостью и позицией жертвы?

main_img

Этот вопрос подняли в прошедшем марафоне «Как стать эгоистом».

А ведь и правда, когда человек привык чувствовать себя беспомощным, неспособным создать себе комфортные условия жизни, целиком зависящим от всех подряд обстоятельств и людей, неспособным противостоять этим обстоятельствам и людям.... Тогда сложно прочувствовать, как это — позволять себе быть уязвимым в близости с другим человеком.

Ведь велик страх ещё сильнее провалиться в зависимость, открыть потаённые уголки души и позволить сделать себе больно.

Шагнуть в уязвимость — когда я с открытыми глазами вступаю в ситуацию, где мне может быть некомфортно, страшно и больно — значит, пойти на этот шаг сознательно, с надеждой, что близкий примет и станет ещё ближе, ещё безопаснее.

Но при этом ясно отдавать себе отчёт, что там будет больно. И больно будет не из-за близкого, а потому, что у меня там рана.

А ещё шагнуть в уязвимость можно только при столь же ясном осознании, что тебя могут и отвергнуть. И тебе самому, а не кому-то другому, нужно будет себя поддержать, хоть там и будет ещё больнее.

Уязвимость — невероятный риск, сильный страх.

Сделать шаг в жертвенностьзначит, скинуть ответственность за боль на другого или обстоятельства. Шагнуть, будучи убежденным, что все и всё вокруг обязаны просто потому, что обязаны, поддержать тебя, уберечь, создать условия, чтоб не болело.

Тут тоже больно. Потому что мир так устроен, что, даже не желая делать больно, люди это делают. Потому что наши внутренние раны не видны снаружи.⠀⠀

Но красивые слова — одно, а реальные, понятные примеры — другое.

Напишу о себе.

Я очень сложно относилась к опозданиям, особенно к опозданиям мужа, для которого это кредо жизни. Хотя, лукавлю, мне и сейчас нелегко с ними жить…⠀⠀

Когда он опаздывает, я могу скандалить и обвинять в том, что он необязательный, безответственный, подводит меня. Могу сказать резкие слова.

Агрессия. Её много в такие моменты. Потому что больно, страшно — требуется себя защитить. Но защитить так, чтобы ответственность за мои ощущения легла на него. Сделать больно ему так же, как и мне сейчас.

Иллюзия, что если я перекину на него такую же порцию боли, мне полегчает. Иллюзия. Потому что менее больно не становится. А дистанция между нами растет с каждым словом, взглядом и жестом. И в итоге я чувствую ещё и одиночество, вакуум вокруг себя, который будто невозможно прорвать.

Это позиция жертвы.
Она требует безопасности для себя от другого, не пытается сделать для себя что-то.

А ещё, когда он опаздывает, я могу открыться... Рассказать о том, что сейчас мне больно, потому что чувствую себя не важной, не ценной — мне страшно и горестно от этого. Я будто становлюсь невидимой, по собственным ощущениям.

Это пакостное состояние. Об этом страшно говорить, потому что боишься, что слова подтвердятся... И тогда будет черная дыра, где я не нужна.

Но именно открыв честно, без прикрас собственную рану, какой бы глупой она ни казалась, мы получаем шанс стать ещё ближе к этому человеку.

Потому что теперь он знает, где мне больно. Это не означает, что он обязан всегда заботиться о моей ране. Это означает, что сейчас он способен помочь мне унять боль.

Ему не нужно защищаться от нападающей фурии — он может ее утешить.⠀⠀

Уязвимость и позиция жертвы близки, между ними всего шаг.
В то же время они на противоположных краях мостика.

Чтобы позволить себе уязвимость в отношениях, нужна не просто сила воли и осознанность — нужна опора внутри, уверенность в том, что с тобой всё в порядке сейчас и будет в порядке завтра.

Комментировать

Найдите психолога
в Вашем городе

Проверенные специалисты с
высшим психологическим
образованием

Найти психолога