От беспомощности к самообладанию. Хроники школьной травмы в 10 sandplay-сессиях. Сессия 1-2

main_img
Самообладание является собирательной волевой характеристикой, которая включает в себя выдержку, смелость и отчасти решительность, т.е. те волевые качества, которые связаны с подавлением отрицательных эмоций, вызывающих нежелательные для человека побуждения. Самообладание связано с самоконтролем и саморегуляцией эмоционального поведения, с самоограничением эмоционального реагирования и зависит от соотношения между аффектом и интеллектом.
/Ильин Евгений Павлович,
доктор психологических наук

Примечание: Статья опубликована с согласия клиента. Материал "хроник школьной травмы" изложен в девяти статьях. Каждая из последующих статей соответствует описанию одной сессии. Чтение рекомендуется согласно нумерации.

Когда родители впервые приводят своих детей на прием в кабинет sandplay-ориентированного психолога, у них далеко не всегда есть представление о том, насколько это серьёзный метод - ведь вокруг столько «игрушек». И неудивительно, когда в начале курса sandplay терапии приходиться слышать фразы наподобие: 

  • «да, она к Вам любит ходить, потому что у Вас постоянно появляются новые герои-мультяшки»,
  • «конечно, играть сын обожает, а вот за уроки его не усадишь»,
  • «для меня это просто военные действия на песке, обычная детская забава». 

Поэтому приглашаю заглянуть на «кухню» и прикоснуться к глубинной работе сознательного и бессознательного психики маленьких клиентов, которую запускает sandplay процесс, чтобы насытить актуальные потребности  детской души и обеспечить её силами для изменений.

Описание клиентского случая

«Первый раз в первый класс» – это волнующе и радостно. Но для Максима сентябрь стал серьёзным испытанием: посещение школы пришлось прекратить из-за неоднократных приступов рвоты на уроках. В конце разговора мама заплакала: «я не понимаю, что творится с ребёнком и как с этим справляться, врачи сказали, что здоровье у сына в порядке».

По результатам проективных тестов и бесед выяснилось, что Максиму свойственно стремление к перфекционизму, аналитический склад ума мальчика сочетается с повышенной сенситивностью, и негативная оценка значимого взрослого (учительницы) послужила причиной закрепления психосоматического симптома. Психика ребёнка перестала справляться со школой на физическом уровне. Позитивным моментом для терапии было то, что травма парализовала только аспект, связанный с присутствием в классе.

Размышления о случае:

По теории этапов развития Эрика Эриксона каждому ребёнку с 7 до 11 лет важно ощущать себя компетентным и работоспособным, а не инертным и неполноценным. При травме происходит регресс, и Максим внутренне оказался отброшенным назад, в психологический возраст с 3 до 7, где чувство вины  противостоит инициативе.

С точки зрения юнгианского анализа произошло нарушение оси Эго-Самость, затопление Эго ребёнка стыдом, страхом и растерянностью в отношениях с учительницей и со сверстниками.

Школьная реальность, пропитанная мнимой (или объективной) недоброжелательностью учительницы, стала фоном для закрепления симптома, сформировав Комплекс (чувственно окрашенное содержание личного бессознательного).

Рефлексия Эго в 7 лет ещё слаба и создаёт условия для неограниченной власти Супер-Эго над Эго в виде самоосуждения, неутихающего стыда за себя и за близких, поэтому приступы повторялись. Власть Тени также усиливалась (в поведении возникли скованность, робость, зажатость, едва различимый тихий голос).  Эго Максима оказалось неспособным обеспечить позитивный образ Персоны (образа первоклассника). Персона и Тень оказались в глубоком конфликте между собой, доступ к энергии Тени был перекрыт.

Комплекс, неуправляемый в школе, в родных стенах стихал, т.к. дома актуализируются  другие потенциалы (субличности) личного бессознательного: «домашний ребёнок» Максим любим и успешен в отличие от «социального ребёнка» Максима. Поэтому так важно оказалось «быть не в школе, а дома», где энергетическая связь с Самостью оживает и питает Эго и Персону. Хотя нужно отметить: школа как таковая позитивно окрашена в сознании ребёнка, Максим посещал подготовительный класс и с нетерпением ожидал начала учёбы.

Кроме того, проявились слабости взаимодействия Анимы (женственной части психики) и Анимуса (мужской части). Игнорируя помощь и авторитет Анимуса, Анима осталась одна в ситуации борьбы с Комплексом.  

Процессы вкупе существенно снизили доступ к энергии Самости, что и сформировало замкнутый круг, не позволяя решить проблему с посещением школы самостоятельно.

С точки зрения экзистенциального анализа:

По теории четырёх фундаментальных мотиваций Лэнгле произошло одновременное нарушение во всех четырех сферах бытия в контексте школы. В контексте дома мотивации сохранны и активны, кроме 2 ФМ, воспоминания о травме вызывают тревогу и беспокойство и в кругу семьи.

  • ФМ 1: Я и объективный мир, я и мои условия существования – исчезло условие принятия и опоры, защищенности. Условия таковы, что я больше не могу в них находиться. Даже если я их принимаю (продолжаю ходить на уроки), то я все равно не могу их выдержать (приступы повторяются). Защитная  реакция – в виде мнимой смерти, замирания, жизненная активность парализована.
  • ФМ 2: Я и мои чувства. Нравится ли мне жить? Изоляция от собственных чувств, закрытость от богатого спектра чувств, погружение в стыд и страх. Положительные эмоции от игр и свободы все равно имеют привкус тревоги и беспокойства.
  • ФМ 3: Имею ли  я право быть собой? Быть таким? Аутентичность. Нет, вынужден перешагивать через себя. Таким, какой я сейчас, быть нельзя, я не в состоянии проявить себя, предъявить себя в том виде, в котором сейчас пребываю.
  • ФМ 4: Что я должен делать? Что для меня и моего будущего главное? Как мне проявить себя в жизни? Я могу играть, создавая смысл. Но учёба для меня недоступна. Я не могу быть учеником. Я не знаю, что делать.

План терапии

Дора Калф, основательница песочной терапии, и Эрих Нойманн признавали, что любое расширение осознанного восприятия включает в себя повторение хода развития психики с самого начала жизни. Чтобы в полной мере быть интегрированным в личность, каждое новое осознание должно пройти через все фазы психической эволюции.

Поэтому я всегда держу в зоне внимания 3 аспекта изменений:

  1. изначальное развитие психики ребёнка;
  2. исцеление интрапсихических ран и задержек развития;
  3. развитие каждого нового расширения осознанного восприятия.

Путевой картой и алгоритмом работы послужили фазы развития психики в sandplay, которые на практике определила Дора  Калф:

  1. единство «Мать-дитя»;
  2. отношения с матерью;
  3. констеляция Самости, т.е. в определенном порядке расставленные на песке фигурки, связанные с актуальным комплексом, вызывают сильную эмоциональную реакцию, сопровождаются привычным действием/паттерном, рождают новое переживание и смысл бытия.

И следующие фазы развития Эго по Калф:

  1. животно-вететативная;
  2. сражение, активизация архетипа Героя;
  3. адаптация к коллективному.

Задачи по теории кризисов и развития Эриксона:

Необходимо вернуть мальчика к чувству компетентности, создавая условия для переживаний инициативы-целеустремленности, рассеивая чувство вины. 

Задачи юнгианского анализа: 

  • Поддержка и контейнирование переживаний мальчика;
  • Налаживание связи Эго-Самость, возврат к Самости;
  • Примирение с Анимусом и с Тенью;
  • Поиск ресурса Тени;
  • Создание условий для Наблюдающего Эго;
  • Усиление, взращивание, питание Эго;
  • Смягчение Супер-Эго, обращение в конструктивное русло действий СуперЭго по отношению к Эго;
  • Отлаживание связи между Телом и Психикой. 

Задачи экзистенциального анализа: 

  • Активизация 1 ФМ: создать условия принятия и опоры для клиента. Укрепление способности выдерживать условия жизни. Примечание: песочные композиции всегда отражают актуальные условия, в которых протекает психическая жизнь клиента. Если перефразировать расхожий мем -  «выжил в песочной матрице, значит выжил в реальном мире»J - то он абсолютно точно отразит суть происходящего в sandplay.
  • Соприкосновение со 2 ФМ: погружение в чувства, тренировка способности выносить негативные чувства, умение опираться на позитивные. Открытость, обращенность к самому себе сначала посредством эмпатии психолога и самостоятельно в дальнейшем.
  • Утверждение 3 ФМ: принятие и контейнирование образа Я клиента, создание условий для диалога с внутренним Я (персоной) посредством вопросов, уместных интервенций и пауз.
  • Опора на 4 ФМ: школьные тесты, вовлечения в интеллектуальную активность, свободное проявление фантазии и воображения. Возвращение к учебным смыслам через игровые. 

Простым языком, интегрируя теоретические подходы: в песочном путешествии мы с Максимом будем двигаться через свободное действие (без заданных тем, по крайней мере, в первые пять сессий). Нам понадобится полное принятие, способность выдержать все, что будет происходить в песочном мире, предстоит погружение в новые эмоции. Взгляд со стороны поможет осознать происходящее и найти метафорические выходы из трудностей. Все это имеет целью примирения со своим Я, возвращение потерянной силы.

Примечание: Каждая фигурка имеет богатую коллективную символику, которая принимается во внимание при расшифровке композиций.

Сроки: Сессии проводились в течение 2-х недель октября с перерывом в 2-3 дня.

Песочница № 1: Битва с Крокодилом.

Максим создал свою первую песочницу уже на сессии знакомства. Создавал он эту песочницу без особого рвения, просто выполнил инструкцию. В поведении Максима присутствовали симптомы травмы: скованность, чрезмерная зажатость, тихий голос, избегающий взгляд, приглушенные эмоции. Примечательно, что с песком обращался очень аккуратно, оказалось очень важным, чтобы водоёмы были идеально чистыми (перфекционизм). Выяснилось, что особенно любит насекомых, любит их изучать по картинкам энциклопедии.

Первая песочница – это одно из самых важных событий. Любые герои не случайны, отношения между ними, события, ландшафт, передвижения – всё имеет особенное значение. Обычно персонажи, попавшие в песок самыми первыми, в последующем становятся постоянными действующими лицами, символизируя тех или иных значимых людей, чувства и субличностей клиента.

 От беспомощности к самообладанию Хроники школьной травмы в 10 sandplay сессиях Сессия 1 2
1.1. Нападение на змею. Драка пауков. Внутренний конфликт сразу проявлен. Главный Герой (образ самого клиента) – Жук-Олень. Крокодил в данном случае – это образ старшего брата (как выяснилось из ассоциаций самого мальчика и из беседы с родителями). Пауки – архетипические образы родителей. Причем, несмотря на явную теневую символику, это весьма позитивные образы, нужно учитывать также симпатию мальчика к любым насекомым вообще (это выяснилось в последующих композициях).

Позже появятся новые герои – Гепард, Птицы, Большие Жуки. Гепард спасет Змею из пасти Крокодила, затем Змея будет закопана в песке. Главный герой Жук яростно сразится с Крокодилом, загоняя его в водоём (тем самым как бы вытесняя его в бессознательное). В дальнейшем все песочницы Максима будут очень интерактивными, до 24 сцен за сессию. К сожалению, в рамках статьи невозможно предоставить все фото с пошаговым анализом.

Вывод: Первая песочница в реалистичной сцене битвы живых существ отразила главные проблемы и возможные подходы к их разрешению (1 стадия Sandplay терапии по Вейнрибу). Захваченность борьбой, противостоянием, потерю комфорта, появление фигур-спасителей, активизацию сил и собственную ярость на других, на самого себя, на ситуацию, которая не может и не должна проявиться в социальных формах.

Проявленный воочию конфликт предоставляет психике любого клиента (маленького или взрослого) уникальную возможность видеть свою жизнь и со стороны и находиться внутри неё одновременно – так сближаются процессы восприятия и осмысления. Обработка информации в сознательном и бессознательном режиме происходит быстрее обычного.

У детей младшего школьного возраста процент бессознательной работы над собой, конечно, выше. Вопросы психолога помогают ребёнку провести параллели с событиями своей жизни самому. Но если ребёнок пребывает в состоянии травмы, то вопросы и разговоры минимизируются, предпочтения отдаются действиям, анализ символического содержания фигурок психолог производит «за кадром».

Для наглядного примера - проанализируем символ Крокодила.  
Крокодил - исполнитель божьей кары, повелитель вод и земли, жизни и смерти, пожиратель, символизирующий необходимость пройти через смерть к новой жизни. Быть проглоченным крокодилом — значит спуститься в преисподнюю.

Психика ребёнка, обожённого стыдом, действительно оказывается в преисподней и должна возродиться через символическую смерть к новой жизни.

Почему, казалось бы, благополучно спасенная  Змея должна быть закопана? Возможно, Змея имеет несколько значений одновременно -  это уязвимая и агрессивная сущность, это символ уробороса (состояния человека до рождения). Агрессивные части, способные к борьбе, пока не могут за себя постоять и проявить свое социальное поведение, сейчас им необходимо исцеляющее пребывание в покое. Или же пока их вид непереносим как вид собственной Тени.

Так, Барбара Тёрнер в книге «Руководство по сэндплей-терапии» пишет:

Погребение чего-либо под поверхностью песка может указывать на качество, которое ещё не вполне осознанно, но находится на пути к сознанию. Погребение может выражать стремление спрятать то, что невыносимо, ужасает, отвратительно. Насколько нам известно, любое качество, которое скрывается в тени бессознательного, сильно пугает Эго. Погребение может иметь отношение к застреванию, состоянию «пойманности в ловушку», «замурованности в склепе» или бессилия… Намеренно вовлекаясь таким образом в отношения с тёмными психическими аспектами, сознательная психе признаёт их наличие и вступает с ними в отношения. Эти новые отношения становятся предпосылками для переупорядочивания психе.

Отчаянное противостояние Жука Крокодилу – это свидетельство запертой витальной силы, готовность биться за возвращение свободы. И клиент соприкасается со своими силами в sandplay напрямую. Изменения могут быть пока не видны глазу, но его психика уже не может остаться прежней, она вовлекается в целительный процесс трансформации.

Песочница № 2: Пребывание в утробе. Бабочка как символ перерождения.

Вторая песочная картина разительно отличалась от первой. Она показала глубину захваченности психики травмой. По сути, создание композиции началось только на 50-ой минуте неподвижного погружения рук в песок. Действительно, происходило путешествие в пугающее бессознательное, встреча с мощью собственной Тени, преодоление страха перед ней, прикосновение к её силе.

Задача психолога - не мешать контакту клиента с глубинными переживаниями. С самого начала мною дана интригующая установка: «Ничего не делай, пока руки сами не отпустят песок и не захотят начать сказку. Внимательно наблюдай, как руки чувствуют себя в песке. Посмотрим, что они создадут».

Долгие паузы и разговоры «ни о чем», от погоды за окном до происхождения песка, о связи мозга и рук, – заполнились спокойствием и интересом. Мы вдвоем пристально следили за малейшей активностью пальчиков в песке, «что-то они уже захотели построить…». Примерно через сорок минут Максим начал рассматривать фигурки по сторонам, но «руки уверенно взяли в сказку» одну единственную фигурку - главного героя Жука.

2.1.После того, как руки Максима «отпустили» песок, остался явственный рисунок в виде бабочки. В этот момент в кабинете появился настоящий жук, и его появление внесло заметное оживление в нашу коммуникацию. Максим с удовольствием закопал фигурку Жука. Значение: образовался «материнский» холм, Жук символически погружён в утробу.

В данном случае значение закапывания уже иное, т.к. закопан позитивный объект, которому клиент явно симпатизирует и частично отождествляет с самим собой.

Погребение как движение активирует новые способности решать насущные задачи. Погребать что-либо – это жест, направленный на дезинтеграцию. Следовательно, он инициирует процесс возрождения и роста чего-то нового.
/ Барбара Тёрнер

При травме имеет место нарушение баланса психики. В поле глины (или песка) можно проработать 3 основных чувства:

  • кожное чувство,
  • равновесие,
  • восприимчивость глубины.

На примере сэндплея Максима мы можем наблюдать работу именно с этими категориями:

Здоровые руки могут отдыхать, когда им нужно.
Травмированные руки либо излишне возбуждены, неистово борются за выживание во враждебном окружении, либо совсем не возбуждены, парализованы в ужасе. Застывшие в ужасе руки не отдыхают – когда они не шевелятся, они не могут расслабиться!
...Травмированные руки, однако, не знают, что делать. Они боятся, они разобщены, и поэтому необходимо вмешательство терапевта, чтобы выстроить в поле достаточное доверие и безопасность, прежде чем они смогут обратиться к травмирующему событию и разрешить проблему…Застывшие руки связаны с травмирующими переживаниями, когда клиент не мог двигаться, с реакцией неподвижности вегетативной нервной системы.
/ Корнелия Элбрехт, «Исцеление травмы в поле глины»

Вывод: Мы наблюдаем в действии вторую стадию по Вейнрибу - погружение в личное бессознательное (тень) и более чёткое проявление проблемы и подходов к её решению.
И первую фазу по Калф: Мать-дитя.

В итоге руки ребёнка «напитались» безопасностью, тактильными ощущениями, внешние импульсы (через экстерорецепторы) от песка переродились во внутренние импульсы уже со стороны кожи (интерорецепторы), и только после этого руки покинули песок и захотели двигаться. Опыт психе клиента повторяет и фигурка Жука, обеспечивая закрепление новых нейронных связей.

Отпечаток «бабочки», оставленный в песке, можно трактовать как символ перемирия, возрождения и равновесия (возможно, между Эго и СуперЭго, между социальной и домашней средой).

Без сомнений выбирается единственная фигурка, т.е. «Я» ребёнка принимает вызов, произошла сакральная встреча с реальностью травмы, с собственной опустошенностью один на один.

Интересен Символ Жука (скарабея) – он означает жизнь, уверенность в действиях, достижение целей в обществе и работе, защищает от злых сил и приносит счастье. Считалось, что маленький жук повторяет путь Солнца, которое воскресает, возвращаясь из мира теней. Он рождается и воскресает из навоза, своего собственного мира теней и разрушения.

Сессия со старшим братом Максима (Денис, 11 лет)

Отношения со старшим братом для моего маленького клиента оказались значимыми, поэтому с Денисом была проведена отдельная сессия, которая презентовалась как необходимый этап помощи младшему брату со школьной проблемой.

Денис - артистичный, самоуверенный, немного заносчивый подросток с яркой внешностью. При этом контактный, достаточно рефлексивный и приятный в общении. Склонен оценивать ситуации критично и противоречить. В отличие от Максима, он значительно увереннее чувствует себя в контактах с новыми людьми.

Стали понятны и степень его влияния на младшего брата, и ощущение фрустрации от общения с ним у последнего. Привлекательность образа старшего брата с его одновременной холодностью и надменностью, безусловно, подпитывает низкую самооценку младшего.

Композиция на заданную тему: «Я и Максим».
На фото справа: произошёл разворот к Максиму, обращение к нему лицом.

Осознание своего слишком критичного и разрушительного отношения к брату произошло после интервенций и вопросов, что чувствует маленький Синий Дракон…

Так, выяснился факт, что Денис при Максиме может убивать его любимых жуков и смотреть на его реакцию. Аргумент Дениса, искреннее не понимающего, почему Максим так болезненно, с криком, слезами и с кулаками реагирует, был таким: «жуков же много!».

На примере любимых кошек Дениса, которых «тоже же много!», у меня получилось донести психологический смысл происходящего, мои убеждения достигли цели. На вопрос в конце сессии, что запомнилось больше всего, Денис задумчиво ответил: «То, что Максим чувствует, когда я при нём убивал насекомых».

Продолжение следует.:)

Ещё по теме:

Комментировать