Кто мы?

main_img
Зачем оставаться самим собой, если можно стать кем-то лучше?
/ Ричард Бендлер создатель НЛП

Недавно среди моих знакомых зашла речь о Джордано Бруно. Одна сказала, что свои идеи нужно отстаивать и не сдаваться, и Джордано герой и молодец, а другой сказал, что Бруно упертый глупец. И стали искать у меня каждый поддержки.

Я отказалась от роли третейского судьи, но задумалась. А моё мнение, оно какое? Как бы я поступила на месте Бруно?

И решила узнать об этом немного больше.

За полвека до истории Джордано Бруно жил был умный парень, Николай Коперник. Было у него много талантов: он был и астроном, и математик, и механик, и экономист, и каноник эпохи Ренессанса.

В то время, когда жил Коперник, существовала система устройства мира, предложенная древнегреческим ученым Клавдием Птолемеем. Она заключалась в том, что Земля неподвижно покоится в центре Вселенной, а Солнце и другие планеты вращаются вокруг нее. Ее положения считались непоколебимыми, потому что хорошо согласовались с учением католической церкви.

Коперник же создал свою ныне всем известную гелиоцентрическую модель мира, но не стал заявлять о ней при жизни. Он представлял её просто как удобную модель для расчетов (например, календаря) и только. Он прожил 70 лет и умер в своей постели, окруженный вниманием и заботой. После его смерти вышла книга «О вращениях небесных сфер», которая была издана его друзьями и учениками и которая была впоследствии признана церковью запрещенной. 

Теперь о Джордано Бруно.
Тоже был умным парнем, много чего открывал и восхищал людей своими познаниями, но долго нигде не задерживался. Потому что в силу каких-то факторов (предполагаю, что из-за конфликтного характера) ему отовсюду приходилось бежать: из Англии во Францию, из Франции в Германию, оттуда в Венецию, где он умудрился назвать всех монахов ослами, а их религию ложной. И всё это во времена инквизиции.

Борец за правду, готовый ради нее на смерть, или чокнутый скандалист? В общем, в конце концов посадили его в тюрьму, где на протяжении шести лет уговаривали отказаться от своих убеждений. Но, видимо, не того напали. Пришлось сжечь, причем заживо - да, времена были еще те.

Получается, Коперник трус, притаился, замаскировался, как бы отступил - или для него это было не важно, не принципиально, гораздо важней для него были отношения и материальное благополучие. Сейчас это бы назвали эмоциональной или социальной компетенцией.

А Бруно? Отстаивал до конца свои идеи, шел напролом с вызовом, нападал, никогда не уступал. Но ведь, действительно, когда кругом одни ослы (ну, как полагал, я думаю, Бруно), почему я должен молчать?

В 1889 году на том месте, где его сожгли триста лет назад, ему поставили памятник, а потом еще много других. Коперника тоже этим не обделили.

В теории игр есть такая игра «Голуби и ястребы». Суть её в том, чтобы понять: какая стратегия выживания наиболее эффективная в популяции.

Правила игры были впервые опубликованы в журнале Nature в 1973 году. 
Авторы работы предложили так формализовать конфликты животных за ресурсы, территорию или сексуальных партнеров. Модель позволяет по соотношению стратегий в популяции рассчитать количество ресурсов, затрачиваемых и получаемых особями при том или ином варианте взаимодействий.
Птичью метафору позаимствовали из геополитического сленга того времени («ястребы» — за жесткое противостояние с противником, «голуби» — за разрядку и компромиссы).

В популяции существует определенное соотношение тех и других, причем это соотношение не постоянно, динамично. Если становится больше ястребов, то они начинают убивать друг друга за ресурсы - и увеличивается популяция голубей. Увеличивается популяция голубей, оставшимся в живых ястребам реже встречаются другие ястребы, а чаще голуби, у которых они забирают ресурсы. И опять ястребов становится все больше и больше, а голубей меньше, и все происходит сначала, это как качели.

Ястребы имеют преимущество, потому что могут забрать ресурсы у голубя, но, встретив другого ястреба, теряют либо силы, либо жизнь. Преимущество голубя в том, что он не теряет силы в конфликте, но ему приходится отдавать ястребу свои ресурсы.

Вы думаете, ну и причем здесь игра? Какое это имеет отношение к жизни?

А вот вам показательный пример. Вспомните Россию начала 90-х, когда бандиты-«ястребы» так расплодились, что стали бороться между собой. Хоть они и имели ресурсы, но жили недолго, и на олимпе власти сменяли друг друга быстро.

Но среди этих «ястребов» были и выжившие, которые довольно хорошо потом смогли устроиться в жизни. Они использовали другую стратегию. В теории игр она называется «провокаторы». То есть, по-нашему - «быть гибким».

В чем суть стратегии? Встречая соперника, провокатор ведет себя как ястреб, если перед ним голубь - он отбирает его ресурсы (территорию, самку, еду). А встречая перед собой ястреба, он ведет себя как голубь - не теряя силы и время на соперничество, ретируется в поисках другого голубя.

С точки зрения человеческой морали какая-то нехорошая, безнравственная и аморальная стратегия. Но по выживанию она более эффективная, чем та и другая.
Оглянитесь вокруг. Кто в жизни чаще других добивается успеха?

Конечно же, человеческая жизнь сложнее. Мы не животные. И даже среди животных есть уже более эффективные стратегии «…стали проявляться возвышенные человеческие чувства: забота о родственниках, самопожертвование и альтруизм».

Вывод наш такой: Для успеха в популяции (обществе) стратегия провокатора наиболее успешная для индивида.

Но почему же мораль общества осуждает эту стратегию, почему она так некрасиво выглядит в наших глазах? А ответ прост. Потому что, если все станут провокаторами (раз уж это выгодно), то популяция погибнет под давлением других популяций, где таких провокаторов гораздо меньше.

Поэтому перед каждым человеком стоит выбор: то ли жить выгодно в популяции, но вести её к гибели, либо биться насмерть с другими ястребами, если ты ястреб, либо принимать всё и молча отдавать свои ресурсы на благо процветания популяции (читай - ястребов).

А вот вы кто в жизни?
После прочтения этой статьи муж спросил меня: «А мы кто?». Я задумалась. Помню, как-то была такая метафора: общество как стадо, которое охраняют собаки, и есть чабан. Но есть еще волки. Они вроде как сами по себе. Но чабана и собак боятся, а на овец нападают.

Мы вроде как волки, сами на себя работаем, но налоги платим. Получается, мы провокаторы? Но я успокаиваю себя тем, что пока провокаторов немного, это не ведет к упадку общества. Но когда они превышают определенный процент, общество в целом может пострадать.

И, возможно, Византия, Древний Рим, Персия погибли, так как там было много провокаторов. А успешная империя Чингисхана была создана потому, что у него было идеальное соотношение голубей и ястребов: небольшой процент ястребов и большой процент голубей. И это позволило им завоевать полмира. А через триста лет империя распалась. Видимо расплодились провокаторы.

Обычно мы ведь не выбираем, кем нам быть в обществе, это происходит большей частью неосознанно, под влиянием генов и воспитания. Как говорится, впитывается с молоком матери, и даже мысли не возникает задуматься о причинах этих наших норм и правил.

Так может, пора задуматься и сделать сознательный выбор своей жизненной стратегии?

Связаться с автором статьи

Получите консультацию от наших психологов!

Популярное:

Комментировать