Формирование созависимости (ч.1)

Раздел: Статьи
Категория: ОтношенияЛюбовь
Автор: Кротова Лариса Вячеславовна
main_img

Для тех, кто страдает в отношениях. Как все начиналось...

Итак, история. Жила была маленькая девочка.
У этой девочки были родители или только один родитель, например, мама.

У нее, как она потом будет говорить, была «совершенно нормальная семья», жили как все, только вот детство свое она помнит очень плохо. То есть, семья может быть всякая разная, полная/неполная и события могли происходить, где угодно.

Это не очень важно.
А важно, что ее родители не сильно умели быть родителями. Они были растерянными людьми, не знающими, как наладить собственную жизнь, как строить отношения.
Скорее всего, они познакомились достаточно молодыми и тут у них появилась Лена…
Или она появилась в тяжелое время, в эпоху «перемен», и они изо всех сил старались выжить, найти точки опоры.

Это все тоже не важно. Важно, что для Лены они не смогли стать опорой.
Скорее наоборот.

Они ожидали, что с ее появлением семья станет крепче, и папа перестанет выпивать или вернется в семью от другой женщины.
Что она будет делать то, что когда-то очень хотела, но не смогла сделать мама – наряжаться в платья и обожать играть на пианино…
Или что она станет очень понимающим ребенком, будет рано «входить в положение» мамы. Понимать, что мама устает, и не приставать в это время.
Понимать, что мама из-за нее не смогла закончить институт или развестись с папой и наладить прекрасную личную жизнь.

Понимать и очень это ценить.
Настолько сильно ценить, что чувствовать себя обязанной и виноватой…
Настолько виноватой, чтобы задвигать свои собственные желания и чувства…

Чувства – это вообще тема-табу.
Детям чувствовать полагается разве что благодарность и любовь к своим родителям.

А вот злиться, выплевывать невкусную кашу, грустить, бояться, радоваться – все это родителям может не нравиться.

Они со своими-то чувствами разобраться не могут, а тут еще Лена демонстрирует то, в чем они не компетентны.

Поэтому Ленины чувства нужно заткнуть:

  • «Немедленно прекрати истерику, вечно ты что-то находишь, чтобы мне нервы помотать!»
  • «Что тут бояться, не выдумывай!»
  • «Не смей на мать злиться, а то вообще с тобой разговаривать не буду!»
  • «Будешь сидеть кислая и портить мне настроение, – ни в какой зоопарк я с тобой не пойду!»
  • «У всех дети как дети, а ты вечно ВСЕ не так делаешь!»

Поэтому понимать про чувства, уметь в них разбираться и выражать Лена не научилась.

Она вообще знает три чувства:

  1. страх (что не справится, что отвергнут), 
  2. стыд (я какая-то не такая),
  3. вина (я все неправильно делаю, от меня одни неприятности).

Зато нужно было уметь поддержать маму, когда она просила у нее совета:

  • Разводиться ей с папой или нет?
  • Что делать, чтобы он не пил?
  • Как им жить дальше?

Мама/папа взывали к ее благоразумию и взрослости, отчего Лена чувствовала значимость, но все же терялась от этого в глубине души.

Но это лучше, чем ничего.

Мама и папа были настолько заняты решением своих собственных проблем, что не помогли девочке пережить важный кризис, она не разрешает Эдипов комплекс или комплекс Электры.

Папа не говорит ей таких важных слов – ты очень красивая девочка, я тебя очень люблю, но я выбрал твою маму, а у тебя будет мальчик твоего возраста, когда ты вырастешь.

Мама не рассказывает ей, какая красивая ее дочка, не демонстрирует ей премудрости отношений между мужчиной и женщиной, не вводит ее в мир женщин…

Да, а еще нужно чутко следить за климатом в семье, предотвращать их ссоры,
понимать самой, что можно, что нельзя;
утешать и поддерживать маму, не показывать, что сопереживаешь папе.

Нужно быть не по годам рассудительной и не мешать им.
Сил на свою жизнь остается совсем мало при таких родителях.
Они ведь и правда как дети малые, за ними нужно присматривать, быть начеку.

А выбора нет.

Других родителей - зрелых, сильных, которые в состоянии любить и заботиться, а также  выставлять разумные ограничения, обеспечивать стабильность и все необходимое, чтобы у ребенка было детство, где он реализует СВОИ детские задачи развития, никто не выдаст.

С такими, с которыми можно быть просто ребенком, кого не привлекают в опору родителям, не перекладывают на него ответственность, не призывают решать проблемы, которые ему еще не по силам решать.

Такие родители вообще на вес золота. Лично я таких еще не видела.

И выход - стараться.
Стиснуть зубы и стараться, терпеть в надежде, что этим двум станет полегче, и они станут ответственными родителями, и можно будет расслабиться и пойти играть.

Идут годы, ничего не меняется.
И становится обидно-обидно и даже страшно туда заглядывать - в эти свои чувства, потому как тогда станет ясно, что эти двое просто-напросто украли ее детство.

Все. Оно ушло.
А дефицит недолюбленности, недооцененности, непризнанности остался.
И с этим нужно что-то делать.

И тогда Лене выбирает задвинуть подальше эту свою страдающую детскую часть.
Потому-что подоспели другие задачи.
Нужно кем-то становиться. Нужно занимать место в социуме, зарабатывать себе на хлеб.
Социум не полюбит просто так, ни за что.
Нужно доказывать, учиться, работать, заводить контакты, свою семью.

И это все нужно делать с отсутствием ощущения своей «хорошести» и достойности.
Без понимания, где проходят мои границы, что я позволю делать в отношении себя, а чему я скажу категорическое НЕТ.

Потому-что очень многие задачи развития в детстве были не реализованы, на них просто не было сил.

А вот умение терпеть, приспосабливаться, задвигать себя и свои желания, неверие, что нужна кому-то такая, какая есть ("Посмотри на себя, кому ты ТАКАЯ будешь нужна?!"), привычка страдать и считать это нормой, неумение распознавать свои чувства (ведь чувство отвращения и злости необходимо было подавить в детстве, иначе было бы совсем тошно), быть удобной для всех – эти умения отработаны просто отлично.

Так она живет и отчаянно хочет любви, потому что любовь и тепло для нее – это те вещи, за которые можно пожертвовать ВСЕМ и даже собой.

Ещё по теме:

Комментировать