Тревога и её проявления

Раздел: Статьи
Автор: Петров Илья Евгеньевич
main_img

В своей работе практически все практикующие психологи часто сталкиваются с таким явлением, как проявления тревоги (или тревожности) у своих клиентов. В сущности, как таковой разницы между этими понятиями нет, так как тревога – это эмоция (некое чувство), переживаемая человеком, а тревожность – есть не что иное, как состояние, испытанное им в момент переживания тревоги. В дальнейшем я буду использовать только понятие тревоги (подразумевая и тревожность как синоним). Так что же такое тревога?

Стандартное определение говорит нам, что тревога - это отрицательно окрашенная эмоция, выражающая ощущение неопределённости, ожидание негативных событий, трудноопределимые предчувствия. Но это определение устарело, едва появившись, и не удовлетворяет современному уровню знаний в данном направлении.

Тревога в современном, «постиндустриальном», обществе стала весьма распространённым явлением. Хоть её формы и проявления (а также происхождение) являются довольно-таки разнообразными с точки зрения психологической теории, но, как правило, субъективно данные проявления ощущаются одинаково у многих людей. Субъективные проявления тревоги характеризуются внутренним беспокойством (потерей покоя, чувством неопределённости, неким внутренним «зудом» неприятного характера), часто они переходят в состояние внутренней пустоты, безволия, отчаянья.

Следует чётко разграничивать проявления тревоги и страха. Страх, как правило, имеет чётко обозначенный источник, то есть некий объект, этот страх вызывающий. Страх возникает только тогда, когда человек, испытывающий страх, непосредственно сталкивается с объектом, вызывающим страх. Тревога же имеет, как правило, неосознаваемый источник своего появления.

Проявления тревоги и страха могут сопровождать друг друга, но тревога всегда будет предшествовать проявлениям страха, которые возникнут только после контакта с источником страха или осознания ранее неосознанного источника страха.

Любая тревога возникает тогда, когда какая-либо из потребностей человека не удовлетворена (особенно, когда что-либо мешает удовлетворению данной потребности). Абрахам Маслоу очень хорошо описал систему потребностей человека и даже представил её в некой иерархической форме: от базовых биологических потребностей (пища, вода, секс)  к высшим потребностям самоактуализации. Таким образом, любая неудовлетворённая потребность (независимо от занимаемого ею положения в системе иерархии) будет вызывать чувство тревоги (и состояние тревожности). И чем сильнее такая потребность, тем сильнее будут проявления тревоги.

Здесь важно отметить, что далеко не всегда отсутствие чего-либо у человека (то есть неудовлетворённая потребность) осознаётся им. Тревога может возникать (и практически всегда возникает) как реакция на отсутствие ещё не осознанного предмета потребности (можно сказать: бессознательная потребность). Пожалуй, что подавляющее число людей приходят к психологам именно с такой формой тревожности, когда они сами не могут понять, откуда появилась эта тревожность. И тут важнейшей задачей терапии является выявление «корня» тревожности, то есть выявление скрытой от клиента неудовлетворённой потребности.

Всё описанное мною выше в той или иной степени соответствует приведённому в самом начале определению тревоги. Казалось бы, что тревога, в самом деле, и есть просто отрицательно окрашенная эмоция, выражающая ощущение неопределённости, ожидание негативных событий, трудноопределимые предчувствия. Но в результате изучения экзистенциальными философами и психологами явлений тревожности, понимание о ней было в достаточной степени расширено, и появилось понятие экзистенциальной тревоги.

Экзистенциальную тревогу по-другому можно назвать тревогой базовой, тревогой существования. Как сказал Эрих Фромм, «человек – единственное животное, для которого собственное существование является проблемой».

Жан-Поль Сартр в своей работе «Экзистенциализм – это гуманизм» написал об экзистенциальной тревоге следующее:

Во-первых, что понимается под тревогой. Экзистенциалист охотно заявит, что человек - это тревога. А это означает, что человек, который на что-то решается и сознает, что выбирает не только свое собственное бытие, но что он еще и законодатель, выбирающий одновременно с собой и все человечество, не может избежать чувства полной и глубокой ответственности. Правда, многие не ведают никакой тревоги, но мы считаем, что эти люди прячут это чувство, бегут от него. Тревога есть, даже если ее скрывают. Для каждого человека все происходит так, как будто взоры всего человечества обращены к нему и будто все сообразуют свои действия с его поступками. И каждый человек должен себе сказать: действительно ли я имею право действовать так, чтобы человечество брало пример с моих поступков? Если же он не говорит себе этого, значит, скрывает от себя свою тревогу. Речь идет здесь не о том чувстве, которое ведет к квиетизму, к бездействию. Это - тревога, известная всем, кто брал на себя какую-либо ответственность. Такая тревога знакома всем руководителям. Однако она не мешает им действовать, наоборот, составляет условие действия, так как предполагает, что рассматривается множество различных возможностей. И когда они выбирают одну, то понимают, что она имеет ценность именно потому, что она выбрана. Эта тревога, о которой толкует экзистенциализм, объясняется, кроме того, прямой ответственностью за других людей. Это не барьер, отделяющий нас от действия, но часть самого действия.
Жан-Поль Сартр  

Это даёт нам понимание того, что каждый человек обладает определённым уровнем тревоги (или тревожности), нормальной для него. Иными словами, тревожность есть вполне нормальное состояние человека. Проблемы начинаются тогда (и только тогда), когда тревожности становится либо больше, либо меньше некоего «нормального» уровня.

Человек с пониженным уровнем тревожности становится безответственным, безынициативным. Такой человек просто плывёт по течению жизни, становится легко внушаемым, легко управляемым. Такого человека часто посещают состояния апатии, уныния, «хандры» - и депрессии, как результата. Да, его ситуативная тревожность, связанная с неудовлетворением потребностей, может иметь свои проявления, но они будут довольно-таки слабыми, так как сила его потребностей заметно снижается (можно сказать, что он ничего не хочет, а часто он не хочет даже чего-то хотеть).

Помощь таким людям заключается в «поднятии» уровня их тревожности, в поиске новых мотивов жизни, в принятии ответственности за свою жизнь.

Человек с повышенным уровнем тревожности, наоборот, становится гиперответственным, он начинает жить не только за себя, но и за других (его окружающих) людей – и буквально душит их своей ответственностью. Но цена, которую платит такой человек, тоже довольно-таки высока – в конце концов, «задушенные» им люди начинают покидать его, силы, затраченные им на проживание жизни за других людей, быстро иссякают. Неудовлетворённость сложившейся ситуацией вкупе с повышенной тревожностью быстро приводят такого человека в весьма неприятные состояния уныния и отчаянья. В конце концов тревога (на которую тоже нужны силы) резко уменьшается, и такой человек превращается в малотревожного апатика, о котором я писал выше.

Но, как правило, человек в норме в состоянии взять себя в руки и не довести себя до описанных мною выше крайностей.

Остаётся пожелать терпеливому читателю, осилившему данную статью, психического здоровья и нормального уровня тревожности.

Ещё по теме:

Комментировать