«Уйти по-английски», не прощаясь...

Раздел: Статьи
Категория: Я и психолог
Автор: Жаринова Надежда Геннадьевна
main_img

В современном мире всем уже знакома такая профессия, как психолог и психотерапевт. Многие понимают с чем обращаются к специалистам. Но чаще всего на момент обращения ситуация "накалена до предела", чувства не поддаются контролю, а боль, от происходящего во внутреннем мире человека, становится невыносимой.

Если человек обратился за помощью, это говорит о том, что он признает наличие проблемы и готов с этой проблемой столкнуться.

Но, что происходит на первой консультации. Психотерапевт выступает этаким контейнером для чувств клиента, для его боли, он чувствует, что есть другой, который слышит его, готов быть рядом. И тогда желание работать над проблемой исчезает. Ощущение освобождение порой перекрывает понимание сути проблемы, человек не готов работать над ней, развивать свою личность, освобождаться от внутренних конфликтов и находить в себе ресурсы для больших свершений и достижений.

Прервав работу с психологом, проблема остается жить внутри человека, мешая ему осмысленно жить и получать удовольствие от жизни.

Легкая эйфория после первой встречи с психологом становится обманчивой, когда кажется, что нет никакой проблемы или напротив страшно столкнуться внутренними переживаниями, которые есть внутри. И тогда прийти на вторую (третью, пятую, десятую...) встречу сложно. 

Иногда в таких случаях, человек просто исчезает. Не приходит в назначенное время, отключает телефон - "уходит по-английски". Боится открыто говорить о нежелании продолжить работу. И в своей голове формирует мысль, что вернуться он не может, хотя, "дверь психотерапевта" всегда открыта для любого клиента, и который по договоренности прервал работу, и для того, кто ушел не предупредив.

Почему важно говорить о желании уйти?

Обсуждая ситуацию ухода и связанные с этим чувства - открывается возможность понять, что происходит с клиентом, что он чувствует, какую более раннюю ситуацию он разыгрывает.

Пример из практики: один из клиентов ушел в момент переезда психологического центра на новый адрес. На последней сессии, в ее конце, он говорит очень значимую для него вещь: "Меня родители даже не спросили, когда решили переехать в другой город". О чем говорит эта ситуация? Что клиент разыграл травму из прошлого в настоящем, он смог показать свой протест мне, как психологу, тот детский протест, который не мог выразить много лет назад своим родителям.

Если бы работа продолжилась, то можно было исследовать эту боль, можно было ее пережить и двинуться дальше. Но клиент предпочел остаться со своими переживаниями один на один, вызвав много переживаний во мне (речь о контрпереносе).

И еще один небольшой пример из практики: клиентка, с расстройствами пищевого поведения, бросает психотерапию в момент своего срыва в еде. На сессии она говорит об ощущениях, что не справляется, что что-то не удается удержать.

Удержать не удалось контакт между нами, и ее срыв в еде расценивается ею, как неудача терапии,  а не как новый шаг в понимании происходящего, открытия нового пути исследования.

Учитывая особенности образования нарушений пищевого поведения, то есть, отсутствие контакта между матерью и ребенком или возможные нарушения в этой диаде, то можно предположить, что в этом молчаливом уходе клиентка показала мне, как ей больно и обидно, что со мной она готова разорвать связь, которую она не могла разорвать в детстве, будучи недовольной обращением матери (учитывая историю жизни). Проработав и прожив этот этап, мы смогли бы шагнуть дальше, но она как будто бы лишила себя этой возможности, уйдя молча.

Каждому клиенту важно знать, что психотерапевты (психоаналитического подхода) всегда готовы принять решение клиента о прерывании психотерапии, но для нас важно понять, что мешает клиенту продолжить работу, и двинуться дальше в понимании собственной психики. 

Ещё по теме:

Комментировать