Как формируется роль «Агрессора». Истоки. Вторичные выгоды. Терапия

main_img

Рассмотрим историю персонажа, собранного из типичных черт реальных агрессоров.

Если не могу взять по-хорошему - возьму по-плохому,

это девиз всех агрессоров. А также нашего собирательного персонажа Виктора.

Формирование агрессора

В детстве Виктор часто наблюдал, как его мать, не раздумывая ни минуты, поливает бранью даже незнакомых людей, если ей что-то не нравится. И его мать быстро успокаивалась, если видела на лице своих жертв раскаяние, стыд и вину.

А если маленький Витя шалил или не слушался, ему доставалась не только брань. Он мог получить и затрещину. Вите приходилось быть виноватым, даже если он упал и разбил коленку. Его мать не могла справиться со своим стыдом за его боль, со своим страхом. Она моментально переводила это в агрессию к нему:

Что, получил? Я тебе сейчас ещё добавлю! -

с энтузиазмом выкрикивала она и выдавала Вите профилактический подзатыльник.

Однако Виктор не смог стать абсолютной жертвой. Слишком много в нем было жизненной энергии. Но и боли для ребенка бывало слишком много, как душевной, так и физической. Поэтому вне дома он занял позицию матери - стал агрессором.

Он с легкостью отбирал игрушки у других детей, не задумываясь, встревал в драку, ему не надо было долго думать, чтобы придумать обидное обзывательство.

Каждый раз, когда глаза очередной его жертвы наполнялись болью или слезами, Виктор испытывал презрение и злое удовлетворение. «Какой же ты жалкий» - говорил весь его вид. И ему больше всего хотелось никогда в жизни самому не испытывать на себе такого же взгляда.

Метаморфозы агрессора

По мере того, как Виктор рос, он ощущал все большую потребность каким-то образом доказать всему миру, что никакой он не жалкий. Его способы издевательств становились все более изощренными. Неподготовленной жертве уже бывало трудно уловить, в какой момент ее плавно подвели к новой порции страдания и унижения. Виктор стал мастером манипуляций и разнообразных грязных психологических приемчиков.

Его любимым развлечением было «найти дурачка и подкинуть ему свою идею, чтобы посмотреть что выйдет, но самому не замараться». Надо ли пояснять, что часто такие эксперименты оканчивались для жертв очень плачевно.

Но постепенно Виктор начал понимать, что этой власти ему недостаточно. Словно все это все равно не подтверждает его право считать себя «нормальным», «хорошим», «классным».

Виктор начал завоевывать одно достижение по учебе за другим. Ему легко давались науки как технические, так и гуманитарные. Он знал не только содержание учебника, но и множество дополнительных фактов, и с удовольствием вел свои лекции, если учителя решали «передохнуть» и заняться своими делами. По этой причине Виктор часто спорил и с учителями. Если ему удавалось одержать победу, он смотрел на всех с таким чувством превосходства, что остальные невольно ощущали себя ниже ростом.

Самое большое искреннее, а не заготовленное оскорбление из уст Виктора –

Да он только и может по учебнику рассказывать!

Это означало тупость, ведомость, несознательность и неэрудированность того, кому такое оскорбление прилетало.

Виктор был лучшим и в своем техникуме. При этом он состоял в нескольких кружках: исторической реконструкции, гражданской обороны, боя на ножах.

Буквально не было области, в которой он не мог высказать свое экспертное мнение.

Виктор закончил техникум. В его родном городе полученная специальность не нашла реализации. По крайней мере амбиции Виктора были намного больше рядового рабочего места на местном заводе.

И он отправился в крупный город. За месяц нашел жилье, окружил себя привычной свитой жертв – «дурачков» и «убогих», устроился на достаточно хорошую должность и приготовился наслаждаться жизнью, но... Оказалось, что огромную дыру в его груди сложно чем-то закрыть.

Виктор пробовал разные способы. В том числе попробовал заполнить пустоту в душе и при помощи любви. Отношения развлекли его примерно на пару месяцев. Он быстро нашел все болевые точки своей девушки, с удовольствием давил на них и обвинял в своём поведении ее.

Она была виновата в том, что у него плохое настроение. Она была виновата в том, что не напомнила ему, что пора платить за жилье. Она виновата в том, что у нее вечно недовольное лицо. Она виновата в том, что не считает его подколы в ее сторону смешными.

Однажды она спросила его:

Неужели тебе совсем меня не жаль, когда ты причиняешь мне такую боль?

Он ответил:

Я презираю людей, которых можно так легко задеть и раздавить.

Его девушка после этого случая старалась не показывать свои эмоции, не делиться ничем сокровенным. Виктору было все равно.

Однажды девушка узнала, что она у Виктора не единственная. Он щедро одаривал потоками критики и претензий ещё как минимум двоих.

После очередной ссоры Виктор выкинул вещи девушки на улицу. У него уже зрел новый план. Он собирался подсидеть своего руководителя по отделу и занять его место. Виктору грезилось, что он легко и быстро обскачет не только руководителя своего отдела, но и вообще всех руководителей.

И тут в грандиозные планы вмешался обыкновенный гастрит. Виктор попал в больницу с острой болью в желудке. Завоевание мира откладывалось на неопределенный срок.

Вторичные выгоды агрессора

Виктор, как типичный агрессор, пытался поглотить сразу целый мир. И ему всегда было мало. Он ни в одну тему не погружался слишком глубоко, но благодаря напору и самоуверенности создавал вид «эксперта».

Он ни к кому не относился бережно. Окружающие его люди становились контейнерами, куда он перегружал собственное чувство никчемности, от которого постоянно бежал. Вот почему Виктор так щедро раздавал оскорбления и критику. Это был его способ прощать себе любые ошибки. Что бы он ни сделал - его ответственность несет кто-то с овечьим взглядом.

Через несколько лет Виктор пришел на психотерапию с таким запросом:

Я не успеваю ничего. Я бегу очень быстро, но всех моих усилий все равно недостаточно.

Как-то раз он встретил девушку, которая ловко отбивала его манипулятивные приемчики. Ей удавалось даже временами погрузить самого Виктора в вину и боль, совсем как в детстве. Ради того, чтобы доказать этой девушке, что он не так прост, как ей кажется, Виктор изнурял себя тренировками, посещал множество курсов, работал сверхурочно. Пока в один момент его тело не отказалось повиноваться. Виктор просто не смог подняться с кровати и снова предаться своему бешеному бегу.

Терапия агрессора

Терапия Виктора состояла не только из исцеления детской травмы от агрессии и черствости матери. Виктору предстояло смириться с тем, что он не многорукое божество, а все на свете успеть невозможно.

В психотерапии Виктор осознал, что был похож на жадину, который сгребает все на своем пути без разбора, ест все подряд в огромных количествах, не различая вкуса.

Ему пришлось ответить себе:

А сколько из того, что я отбирал у мира, было мне действительно нужно?

Виктор столкнулся с тем, что на самом деле он и не знает, что ему нужно. Все, что он делал - было лишь способом не оставаться наедине с презрительным материнским взглядом, не слышать в ушах её осуждающий голос: «ничего не можешь!». Это была его вторичная выгода - заглушить боль. Пусть ценой потери глубины.

Мужчине пришлось обучаться реагировать на свои чувства. Если пришла боль - надо с ней разбираться, а не бежать от нее. Виктор обнаружил, что его боль поглотила все, чем он занимался все эти годы. Из-за нее он не чувствовал вкуса жизни. Он дружил, любил, достигал и не понимал до конца, каково это.

Виктору пришлось обучаться распознавать чувства и погружаться в них. Только тогда стало возможным настоящее, полное погружение и вовлечение. Выяснилось, что он всегда мечтал рисовать. Конечно же, это занятие его мать когда-то раскритиковала, это ведь не подходящие занятие для «пацана».

Теперь Виктор был свободен от ее мнения и мог погрузиться в рисование так глубоко, как никогда и ни во что не погружался.

Благодаря глубине погружения стало возможно замедление.
Невозможно посвящать себя полностью сразу тысяче дел.
Раньше Виктор только «скакал по верхушкам», теперь ему не нужны были эти бесчисленные фальшивые вершины. Он наконец открыл для себя красоту самого процесса.

Виктору было необходимо расставить жизненные приоритеты, чтобы не поддаваться вновь искушению урвать все и сразу. На ближайший год Виктор выбрал для себя здоровье, прокачку умения рисовать и познание истинных отношений, как дружеских, так и любовных.

Все психологи

Команда профессиональных психологов со всего мира

Узнайте больше о нас
Сообщество Все психологи
Задать вопрос психологу