Сделать и не пожалеть!

Раздел: Статьи
Автор: Полежаева Татьяна Вадимовна
main_img

Утро. Суббота.
Весело толкаемся с дочкой на кухне - натыкаемся друг на друга, пока готовим пиццу и осваиваем новую электродуховку. Мурка залаяла на шумных соседей в коридоре. Мой телефон что-то буркнул. Негромко. Можно было и не заметить. Смска. Читаю: «Можно к вам на консультацию?».

Замедляюсь – пытаюсь ответить, не прекращая нашего с дочкой «кулинарного танца». Наскоро вытерев грязную руку о полотенце, печатаю стандартное: «Напишите, пожалуйста, о себе. Как вас зовут? В чём видите свои сложности?». Жду ответа несколько минут. Безрезультатно. Откладываю телефон и снова погружаюсь в кухонную суету.

Не заметила, как телефон опять подал голос. Пропустила. Через полчаса увидела: «Меня зовут Наталья. Кажется, я убиваю себя. Мне плохо от того, как я живу. Хочу разобраться. Поможете?». Застываю посередине процесса и в центре кухни с телефоном в руках. Пусто. В моей голове. «О чём это она? Что сказать?»

«Мам, ты чего? Подвинься!» - дочка, которую я раньше терпеливо учила готовить, теперь сама деловито ставит противень в духовку. Смотрю мимо неё. Отвечаю Наталье: «Постараюсь. Давайте договоримся о времени встречи».

Клиентка неуверенно зашла в кабинет. Села на краешек стула. Осмотрелась.

На вид ей лет 40. Но одета по-молодёжному, в джинсы и футболку. Короткая стильная стрижка. «Пожилая девушка», - так называет женщин со стройной фигурой, но с честными отпечатками возраста на лице, мой не слишком тактичный приятель. Так он шутит и надо мной, за что всегда получает пальцем в бок. Наталья выглядела уставшей, даже «помятой» - синяки под глазами, отёчность.

Она начала сбивчиво говорить. Видно было, что волнуется. «Мне 39 лет. Я живу с мамой. Отец давно умер. А недавно я рассталась со своим молодым человеком. Мы жили вместе последние 3 года. Не расписываясь. Он не хотел. А потом он мне изменил. Узнала случайно. Расстались. Вот уже 2 месяца я одна. Он живёт рядом и периодически мы общаемся. Не понимаю – зачем? Мне плохо. Обратилась к психиатру – он выписал мне таблетки, а принимать их я боюсь. Лучше выпить вина».

На мой вопрос подтвердила: «Да, нервничаю. Когда не могу справиться с этим – иду к подруге и мы выпиваем. Обсуждаем всё. Становится легче. Но ненадолго. Сейчас все идут к психологам. Поэтому и я решила – попробую!».

Я объяснила ей, почему лишь временно становится легче, когда пьёт. И почему бытовое пьянство – не спасение, а действительно «медленное самоубийство». Алкоголь действует как обезболивающее. Но так же, как последнее - не лечит причину. Проходит опьянение, и душевная боль снова напоминает, что болезнь осталась и требует внимания. Но теперь страдает ещё и тело.

В процессе консультации выяснилось, что Наталье сложно общаться даже с близкими людьми. Она, преподаватель в музыкальной школе, по её собственному выражению - «в полном диссонансе с окружающими». Проблем, из которых складывалась эта какофония, оказалось много – обида на любимого и страх «выяснять отношения», боль от потери отца и развода, но запрет на выражение чувств и слёзы, скрытый сценарий про одинокую жизнь, как у мамы. Всё это исправимо, хотя и требует кропотливой работы. Не одной встречи.

Что-то мы, конечно, успели сделать и во время той консультации. Но она точно не должна была быть единственной. Наталья не спросила о длительной терапии, а я постеснялась ей предложить. Не хотелось быть навязчивой. Она ушла.

Потом написала смску: «Консультация понравилась мне больше, чем пить. Действительно стало легче. А что делать дальше?».

И я снова не позвала. Почему? Мне показалось, что Наталья не готова. Но, может быть, это я побоялась отказа? Никогда раньше мне не приходилось самой предлагать клиентам длительную работу. Всегда – только если хотели они. А в этот раз - чувствовала, что должна предложить сама. Потому что Наталья не знает о такой возможности. Но – не рискнула. Не решилась.

А потом у меня испортилось настроение, захотелось самой выпить вина. Виновата перед Натальей? Возможно. Не предложила ей свою помощь. За всем этим «шумом» в моей голове, за своими страхами и сомнениями, не услышала главного. Того, что она рискнула и обратилась к психологу – честно пришла ко мне. А как прозвучала я? Кажется – сфальшивила.

С Натальей мы больше не виделись. Я много раз думала о ней. Задавалась вопросом: «Как сложилась её жизнь?».Спрашивала себя: «Всё ли, что должна, я сделала для неё?». Мысленно предлагала ей длительную работу, когда смогла бы не торопясь, по шагам, терпеливо, как своему ребёнку, помочь ей пройти трудные этапы её пути и выйти на новый уровень.

Лучше сделать и пожалеть,
чем не сделать и потом всю жизнь сожалеть об упущенных возможностях.

В юности это было моим девизом. Наверное, стоит мне, уже «пожилой девушке», вспомнить это? Может быть, всем нам иногда надо рискнуть и попробовать новое - научиться танцевать, освоить электропечку, обратиться к психологу, предложить клиенту длительную работу?

А вы как чаще поступаете – делаете или не делаете?
Рискуете? Открываетесь новому?
Почему?

Связаться с автором статьи

Получите консультацию от наших психологов!

Популярное:

Комментировать