По следам инстинкта смерти,Или как мы ищем нирвану

main_img

Эта статья представляет собой раздумывание о проявлениях инстинкта смерти в жизни. За основу взята теоретическая точка зрения финского психоаналитика Э.Рехардта. Мы коснемся не столько громкого и очевидного проявления инстинкта смерти, агрессии, сколько его беззвучного, упорядочивающего проявления, цель которого сводится к одному – устранению нарушения покоя.

Немного истории вопроса

В 1920 г. прошлого столетия вышла работа З.Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия», в которой основатель психоанализа ввел понятие «инстинкта смерти» - влечения, свойственного всем нам.

До этого психоаналитики говорили о либидо, Эросе как влечении к жизни. Самым ярким проявлением этого влечения является сексуальность. Однако эта теория не объясняет такие феномены человеческой психики, как желание разрушать, удовольствие от причинения физической и моральной боли себе (мазохизм), анаклитическую депрессию, кататонию и др.

Тайна «инстинкта смерти»

Само понятие «инстинкт смерти» звучит, на мой взгляд, интригующе и загадочно, именно поэтому долгое время было очень много споров вокруг этого понятия. Многие психоаналитики так и не признали его.

Эта тема также обсуждалась на 5-й интеграционной школе психоанализа, организованной Европейским институтом психоанализа под эгидой Международной психоаналитической Ассоциации в Париже в 2019 г. Многие доклады пестрили противоречивыми точками зрения на понятие «инстинкта смерти». Иначе говоря, у концепции было столько голосов, что сложно было разобрать мелодию. Возможно, поэтому я покинула школу с хаосом в мыслях и непониманием того, как может пригодиться это загадочное понятие в клинической практике психолога.

Однако через неделю-две мне посчастливилось, прогуливаясь по улочкам уже другого города, заглянуть в книжный магазин. Оттуда я вышла с книгой Э.Рехардта о ключевых проблемах психоанализа. Финская психоаналитическая школа, к которой относится автор, почти не представлена в Центральной Азии.

Страницы сборника статей постепенно стали приводить внутренний хаос мыслей в порядок. Позже я поняла, что желание, гнавшее меня к устранению хаоса мыслей, и было одним из проявленией влечения к смерти по Э.Рехардту.

Упорядочивание – это одно из проявлений инстинкта смерти или Танатоса

Э. Рехардт подчеркивает метафорический смысл этого понятия и в целом необходимость описания психического через сравнения. З.Фрейд нашел такие сравнения в биологии и применил их к описанию психических процессов. Поэтому не стоит понимать «инстинкт смерти» буквально, как стремление умереть физически (хотя такие его проявления нам также известны, к примеру, суициды). В большей степени речь идет о психической смерти, о влечении, противоположному Эросу, либидо, возбуждающему, соединяющему, созидающему.

Все различные виды упорядоченности, приносящей покой тому, кто упорядочивает, являются проявлениями Танатоса.
/ Э.Рехардт «Ключевые проблемы психоанализа. Избранные труды». Москва. - с.38

Неслышимый Танатос

Чаще всего в психоаналитической литературе инстинкт смерти связывают с агрессией, которая обычно очень заметна. Однако мы делаем большую ошибку, сосредотачиваясь лишь на том, что звучно, громко и очевидно. Так мы рискуем не принять во внимание то, что может проявляться как неслышимое.

Когда я слушаю музыку, я не слышу звуков квартиры, и все же я знаю, что они есть… Желтый цвет является одним из трех основных цветов и присутствует в каждой картине, даже если его невозможно увидеть, он, тем не менее, существует, смешиваясь с другими оттенками, усиливая или смягчая их.
/ М. Айзенштайн «Влечение к смерти в ежедневной клинической практике». Доклад на 5-й Ежегодной Интеграционной Школе ЕПИ

Задача инстинкта смерти – устранять хаос, непредсказуемость, источником которых является или внешний мир, или внутренний

Наши глубинные убеждения – это попытка упорядочить нечто неконтролируемое.

Источник не спокойствия изнутри – наши влечения, комплексы, страхи, о которых мы имеем очень мало представления. Об иллюзии того, что мы знаем себя, в психоанализе и аналитической психологии Юнга пишут уже давно, но мы по-прежнему верим, что наше сознательное Я – единственный хозяин психического дома.

Мы не можем предугадать, как поведем себя в той или иной ситуации, наша психика может выделывать такие «па», которые мы даже не предполагали сделать. Наши сознательные планы часто рушатся, когда приходят чувства, влечения, особенно те, которые мы старались держать подальше от сознания. В психоанализе эти процессы становятся доступнее и более контролируемыми, потому что есть возможность за ними наблюдать вместе со специалистом. Психоанализ – это всегда столкновение с неведомым, открытие того, что мы не знали о себе ранее.

Источник не спокойствия извне – это события, на которые мы не можем повлиять, мнение и поступки других людей. Что касается мира внешней реальности, то мы не знаем, что будет с нами сегодня к вечеру, завтра, кого мы встретим, кого потеряем… Наши убеждения помогают переносить непереносимое.

К примеру, убеждение о том, что за счастьем должно прийти несчастье, или постоянная готовность расстаться с кем-то, развестись создают канву спланированных событий, некую нить, за которую мы можем держаться, пока пересекаем жизнь, это разноцветное, разношёрстное путешествие, в котором может случиться все, что угодно.

Стремление не сближаться с людьми, никого не подпускать близко к своему телу, или, как чаще бывает, к душе/сердцу – все это также попытки оседлать отношения, непредсказуемость другого человека.

Агрессия как попытка достижения покоя

За таким стремлением к упорядоченности стоит Тантос, работа которого состоит в поиске успокоения, когда ничто не происходит. Я полагаю, что философия буддизма использует это влечение, стремящееся к покою, как способ справляться с этой жизнью.

Концепт инстинкта смерти, представленный Э.Рехардтом, открывает нам возможности по-другому размышлять об агрессии и насилии как о попытках обрести покой через уничтожение того, кто его нарушает.

Э. Рехардт ставит чрезвычайно важный не только психологический, но и социальный, политический вопрос, на который нам важно получать ответы «...что именно в данном объекте агрессии нарушает покой?». Такая постановка проблемы предполагает, что агрессия не является самоцелью, но служит решению вопроса, часто служит неэффективно. Поскольку агрессия – один из способов достичь успокоения, но не единственный.

Существует другой источник того, что помогает выдерживать хаотичное, несвязанное либидо – это способность размышлять, связывать свои мысли, поступки и чувства. Когда мы можем найти для себя сначала вовне с помощью психоаналитика, затем внутри пространство для раздумывания о происходящем, то импульсивное действие, агрессия могут отступить на второй план и стать не оружием, но, если необходимо, конструктивными мерами изменения ситуации.

В этом смысле психоанализ – это тренинг по строительству площадки для думания. «Keep thinking”, говорят англичане…

Использованная литература

З.Фрейд «По ту сторону принципа удовольствия»

Э.Рехардт «Ключевые проблемы психоанализа. Избранные труды»

М. Айзенштайн «Влечение к смерти в ежедневной клинической практике». Доклад на 5-й Ежегодной Интеграционной Школе ЕПИ

Ещё по теме:

Комментировать