Психоанализ гипотериоза – или почему мне нечем жить?

main_img

Мы часто говорим о гормональных нарушениях и смысл в свои слова вкладываем самый разный.

Что же такое на самом деле гормональное нарушение и каково его участие в психических процессах?

Давайте разберемся.
Начнем с базовых понятий.

Эндокринная система организма – очень обширная, сложная, многослойная многоступенчатая система.

Гормоны принимают участие во всех состояниях человека: и здоровых, и болезненных. Гормоны являются составной частью переживаемого человеком возбуждения и сопровождающих его аффектов и эмоций.

Гормоны служат в организме для передачи информации и осуществления связи между внутренними органами. Это биологически активные вещества, которые вырабатываются железами внутренней секреции, поступают в кровь и, связываясь с клетками различных органов и систем организма, регулируют обмен веществ и другие физиологические процессы.

Гормоны связывают между собой различные части тела, психики и саму психику с телом. Именно уровень различных гормонов «рассказывает» мозгу о том, какую эмоцию мы испытываем. Есть гормоны счастья, сна, стресса…

Обслуживая самые разные процессы в организме и психике, гормональные нарушения могут иметь самое разное психическое содержание или бессознательную фантазию. Поэтому стоит сначала понять сам принцип психоанализа гормональных нарушений.

Попробуем это сделать на примере одного из заболеваний щитовидной железы – гипотиреоза. Это заболевание, вызванное снижением выработки гормонов щитовидной железы. Основные симптомы – слабость, сонливость, торможение когнитивных процессов, увеличение веса, зябкость, гипотония.

Основными причинами гипотиреоза являются повреждение щитовидной железы, как механическое, так и аутоиммунное, и дефицит йода в организме.

Эмоциональное состояние больного гипотиреозом – депрессия, апатия, опустошенность, чувство собственной ничтожности, бессмысленности и тяжести жизни. Весь комплект этих переживаний соответствует процессу горевания. То есть болезнь как бы «обязывает» человека пережить эти эмоции.

Мы редко задумываемся об этом, но на самом деле человек переживает утраты с самого момента рождения. Новорожденный расстается с утробой матери, ее безопасностью, ощущением скованности, водной средой. Это расставание вызывает чувства опустошенности, тоски, страха и боли. Новорожденный еще не умеет различать внешнее и внутреннее, поэтому пустота, разреженность воздуха в сравнении с околоплодными водами переживается им как чувство, состояние души. И становится нашей первой утратой, первым горем.

Да, младенчество далеко не так безоблачно, как кажется, малыш теряет много и больно. Вскоре после рождения начинается переживание постоянных уходов матери, потом отлучение от груди, потом тебя «спускают с рук» и ты теряешь материнское тело окончательно.

Человеческая психика устроена так, что в момент любой утраты мы заново переживаем заново все потери, ей предшествующие, выстраивая своеобразную «матрешку». И ее сердцевина – это та самая опустошенность новорожденности, о которой мы узнали выше.

В нормальной, здоровой ситуации между радостями и горестями у ребенка существует баланс. Ты родился, это тоскливо и страшно – но здесь много интереснее, чем в утробе. Мама ушла – но она придет, будет заботливой и любящей, и ты почувствуешь себя счастливым. Тебя спустили с рук – но какой кайф бегать самому! И так далее.

Но бывает и по-другому. Матери нет или она больна, или не умеет быть матерью – и тогда утраты малыша остаются огромными и болезненными, а радость приходит слабая и бледная…

Так формируется человек, который горевать, по сути, не умеет. Потому что лишь в сравнении с радостью горе можно почувствовать по-настоящему, лишь в балансе с радостью на него можно согласиться и есть силы его пережить. В нашем же случае подобие радости начинает достигаться за счет не-боли, не-страдания (отрицания этих переживаний). За счет этого же отрицания сохраняются силы жить. Правда, сохраняются они лишь в процессе постоянного напряжения, бегства от тревоги – тревоги, с помощью которой боль «стучится» из БСЗ, стремится выйти наружу.

У нас есть три пути разрядки напряжения – вербальный, поведенческий, соматический. Без помощи матери у младенца остается для этого только тело.

Очень информативной для психоанализа этого заболевания является его аутоиммунная природа.

Аутоиммунное заболевание возникает, когда иммунитет начинает «ошибаться» и, вместо того, чтобы защищать организм от инородных агентов, внешнего врага (вирусов, бактерий так далее) – начинает защищаться от какой-либо собственной части организма, которая воспринимается как внутренний враг. В случае гипотиреоза атаке подвергается щитовидная железа, она лишается возможности вырабатывать достаточное количество гормонов, необходимых для обеспечения основных процессов организма, в первую очередь обмена веществ, собственно жизненной активности.

Если «перевести» язык этого заболевания на язык психических процессов, то речь, видимо, пойдет об аутоагрессивной атаке на способность и желание жить, радоваться жизни, чувствовать терпкий вкус бытия. На само влечение к жизни.

Ведь если я не чувствую, что живу, не чувствую энергии и удовольствия жизни – то я ничего в этой жизни и не теряю, мне не приходится горевать – то есть я не сталкиваюсь с собственной неспособностью к гореванию, не осознаю, что горевать мне по сути нечем. Так болезнь «штопает дыру» в идентичности.

По сути, гипотиреоз – это горевание телом, переживание ранних потерь утрат, существование которых отвергает психика. И терапия такого больного должна быть направлена на то, чтобы научить его «чувствовать свои чувства», прежде всего, печаль, боль потери.

Ещё по теме:

Комментировать