Что позволяет увидеть в людях использование такого понятия, как «шизоид»

main_img

Если вы хотите понять, что творится в душах других людей и что можно от них ожидать, то иногда бывает полезно вооружиться той или иной типологией характеров.

Эта «интеллектуальная оптика» может помочь вам, как в инфракрасном излучении, увидеть призраки, населяющие чужие души.

Но если быть чуть серьезней, то можно сказать, что типология характеров позволяет по некоторым внешним признакам предположить, как устроена психика и личность наблюдаемого вами человека. По крайней мере, сделать предположения о некоторых принципах ее устройства.

В прошлой статье было предложено использовать для описания характеров и психики людей не такие ставшие ныне модными понятия, как «нарцисс» или «манипулятор» - а воспользоваться более дифференцированной понятийной сеткой.

Нами было начато описание психологической типологии, основанной на представлении об «акцентуации характера». И первым психотипом, который мы описали, были «истероиды». Сегодня мы попробуем описать в чем-то противоположный тип характера, называемый шизоидным.

Шизоиды и их «внутренний мир»

Один из известных специалистов по характерологии Майя Захаровна Дукаревич считала, что основа шизоидного типа личности, его «стержень» состоит в направленности вовнутрь своей психики и проявляется в слабой и рыхлой связи с внешним миром. В этом смысле она противопоставляла шизоидов истероидам, которые, по ее мнению, в своих интенциях обращены скорее во внешний мир.

В принципе, такой подход к описанию сути шизоидного типа личности является правильным, но очень часто людей вводит в заблуждение термин «внутренний мир». Иногда под внутренним миром понимают специфический резервуар, наполненный скрытыми мыслями и переживаниями человека, его эмоциями, фантазиями и образами. Предполагается, что внешний мир – это реальный, социальный мир, в котором живут и взаимодействуют друг с другом все люди. А внутренний мир – это что-то субъективное, индивидуальное, «психологическое».

Однако внутренний мир шизоидов не имеет ничего общего субъективностью и склонностью к созерцанию своих переживаний. Истероиды бывают не менее субъективны и проявляют заметно больше внимания к своим чувствам и сотворенному ими самими образу самого себя. Точно так же, как и представители других психотипов.

Шизоиды в контексте теории Карла Густава Юнга

Если воспользоваться теоретическими моделями отцов-основателей психологии, то можно обратиться к идее «коллективного бессознательного», выдвинутой Юнгом. В свете этой теории можно заметить или предположить, что шизоиды – это те, кто больше зависит от коллективного бессознательного, чем от индивидуальных осознанных или неосознанных переживаний человека. В отличие от других представителей человечества, живущих реалиями здешнего грешного мира, в душу шизоидов прорывается не что-то вытесненное из сферы их сознания, а образы коллективного бессознательного. В сознание шизоидов прорываются не забытые страхи, не подавленная агрессия и вытесненные, направленные на конкретных людей, а архетипы – образы из совсем другого мира, который трудно назвать «внутренним».

Таким образом, тот «внутренний мир», на который обращено внимание шизоидов, локализован не в психике человека, а (не побоюсь этого громкого слова) оказывается трансцендентен как к внешнему для человека миру, так и его психике.

Шизоиды могут очень даже внимательно всматриваться в реалии «внешнего мира», но только, в отличие от представителей других психотипов, они видят и замечают в этом мире что-то иное. Другие события, другие закономерности, другие связи.

Нельзя с определенностью сказать и то, что шизоиды асоциальны: социум вполне может попасть в сферу их внимания, только они будут выделять в нем не совсем то, на что обращают внимание различные экстраверты, истероиды и параноики.

Ели поверить Юнгу, то коллективное бессознательное стучится к нам в душу и сознание своими архетипами, мутными образами и не очень рельефными формами. Шизоиды чувствительны к этим формам, они могут казаться им более реальными, чем обычным людям, и более заслуживающими внимания. Именно по этой причине они не так чувствительны к суете нашего повседневного мира. Можно сказать, что они увлечены созерцанием вечности, хотя это совсем не гарантирует, что они обязательно могут в этой вечности что-либо рассмотреть.

По мнению Юнга, коллективное бессознательное впитало в себя всю мудрость и глупость наших предков, всего человечества с самого момента его появления. Но поговорить с этим экстрактом человеческой мудрости мало кому удается, в том числе и шизоидам. Этот обобщенный опыт трудно понять, оперируя конкретными сиюминутными понятиями, по этой причине шизоиды предпочитают формальную логику жизненному опыту и отстраненное теоретизирование насущной практике. Шизоидов могут волновать очень абстрактные понятия, которые обычным людям кажутся вычурными и скучными.

Шизоиды в контексте Платоновского анамнезиса

Другие метафоры, позволяющие лучше понять, что такое шизоиды и в чем состоит «внутренний стержень» данного психотипа, можно найти в философии Платона.

В различных философиях и религиях широко распространено представление о том, что человеческие души помнят очень многое из того, что их носители видели в течение своих прошлых жизней. Платон считал, что души помнят вообще – все. Все, что они видели в том реальном истинном мире, из которого они являются людям.

Воспоминания души в принципе доступны любому человеку. Правда, нам удается вспомнить за всю нашу жизнь лишь немногое, да и то – не слишком отчетливо и ясно. Кроме того, большинство людей и вовсе не старается что-либо припоминать, они целиком поглощены бренными делами своей текущей жизни. То есть они обрекают себя на добровольное беспамятство.

Нельзя казать, что шизоиды – это более верные сторонники какого-то «реального мира», чем все остальные люди. Правильнее сказать, что им просто труднее избавиться от всех этих смутных и неясных воспоминаний. И по этой причине они просто не могут уделять социальным забавам столь же много времени, сколько ему уделяют, например, истероиды. Шизоиды обречены на то, чтобы возвышаться над этим миром и находить в нем формальные закономерности, а также отслеживать неявные связи. Данное обстоятельство и придает поведению шизоидов некоторую эмоциональную отстраненность, что иногда позволяет сказать о них, что они не от мира сего.

Шизоиды в контексте представлений о шизофрении

Термин «шизоид» вызывает стойкие ассоциации с шизофренией, однако он не имеет к этому заболеванию особого отношения. Можно только предположить, что если бы шизоид оказался в психиатрической клинике, то, скорее всего, его диагноз будет – шизофрения. Однако шизоиды страдают психиатрическими заболеваниями не чаще, чем все другие люди.

Тем не менее, для понимания сути данного психотипа имеет смысл посмотреть на то, что случится, если этот вариант акцентуации характера раздуть до уровня психического заболевания.

Наиболее рельефно специфика такой психической болезни, как шизофрения, была описана в работах российских психологов Лева Выготского и Блюмы Вульфовны Зегарник.

В частности, шизофрения проявляет себя в особых нарушениях мышления. С некоторыми оговорками данные нарушения можно рассматривать как доведенные до утрированного уровня особенности мышления, свойственные шизоидам.

  • Если шизоиды склонны рассматривать обычные вещи в несколько изменённых смысловых контекстах - то шизофреники, по мнению Зейгарник, страдают от радикального смещения восприятия действительности в сторону, далекую от здравого смысла.
  • Если шизоиды способны подняться над конкретикой и делать сложные обобщения - то при заболевании шизофренией человек начинает делать слишком вычурные и нелепые обобщения.
  • Отличительной чертой шизоидов является способность находить скрытые и не очень явные закономерности в событиях - шизофреники начинают устанавливать вычурные закономерности на основании несущественных (латентных) признаков.

И, наконец, шизофреники страдают от так называемой «разноплановости мышления». То есть они оказываются неспособны сопоставить в единую картину различные фрагменты своих наблюдений, мыслей и опыта. Их мир как бы не собирается в единое осмысленное и гармоничное целое: разные по значимости и по смысловой нагрузке явления не совсем оправданно сопоставляются друг с другом. Возникает ощущение, что в их сознание проецируются смыслы и события из разных мест, увиденные разными людьми. Отдельные субличности человека как бы не собираются в единую личность.

Если вернуться к идее «коллективного бессознательного» или метафоре Платоновского анамнезиса, то можно сказать, что в том случае, когда шизоид не справляется с давлением коллективного бессознательного, то он проваливается в болезнь. То же самое происходит в том случае, когда «воспоминания его души» оказываются слишком напористыми навязчивыми, не становясь при этом более понятными; воспоминания о «реальном мире» оборачиваются бредом или вычурными фантазиями и резонерством.

Чем сильнее интеллект и выше образовательный уровень шизоида, тем меньше вероятность того, что что-либо может свести его с ума. При наличии сильного интеллекта и эрудиции напор «коллективного бессознательного», а также влияние каких-то иных сущностей, открывающихся шизоидам в их ментальном созерцании, приводит к тому, что представители данного психотипа часто становятся математиками и физиками.

Но, с другой стороны, интеллектуальная запущенность и отсутствие дисциплины ума могут превратить шизоидов в нелепых и скучных фантазеров или в занудных резонеров. А если в такой ленивый ум или запущенную и нетренированную психику залетит какой-то напористый архетип или шальная идея, то они могут просто свести отвлеченного мыслителя с ума.

Стоит тут же заметить, что у представителей других психотипов тоже есть немало своих способов и путей оказаться в психиатрической клинике, однако большинству людей этой участи все же удается избежать. Как уже говорилось, шизоиды не чаще страдают психическими заболеваниями, чем все остальные люди.

Миф об эмоциональной холодности шизоидов

Существует устойчивое убеждение, что шизоиды являются холодными и эмоционально отстранёнными людьми. Однако это не совсем верно, а может быть, и вовсе – неправда. Эмоциональная и чувственная сфера шизоидов действительно в чем-то отличается от переживаний среднестатистического человека. И самое интересное, что при некоторых общих для всех шизоидов особенностях чувственной сферы, эмоциональный мир одного шизоида может очень сильно отличаться от другого. Дело в том, что шизоиды «выращивают» свои чувства по собственному усмотрению и в собственной логике, а не пытаются копировать образцы эмоций и чувств с поведения других людей.

Шизоиды могут казаться людьми, лишенными чувств, потому что выражают свои эмоции и переживания не так, как обычные люди, и порой могут не реагировать на принятые другими людьми способы демонстрации своих переживаний. Шизоид может казаться внешне спокойным и даже вялым в то время, как в его душе бушует море эмоций или текут потоки бурлящих чувств.

Но в некоторых случаях обвинения к шизоидам бывают вполне оправданы. Они могут настолько сильно абстрагироваться от действительности, что просто отвыкнуть воспринимать чужие чувства и потерять навыки не только выражения своих эмоций, но даже и их переживания. Однако ради справедливости стоит отметить, что до состояния эмоциональной выхоложенности могут довести себя и ярые экстраверты или истероиды. Правда, добиваются они этого результата другими способами – путем бегства от эмоционального напряжения в зону «бесчувственного», но спокойного комфорта.

Чувства шизоидов столь же необычны и далеки от конвенциональности, как и их мысли, и их чувственная сфера столь же подвержена направленности на то, что выше было названо «внутренним миром» или «коллективным бессознательным». Если обычный человек наделяет своего возлюбленного или возлюбленную чертами какого-то близкого его сердцу образа или «культурного героя», то шизоид проецирует на образ своей любви что-то малопонятное, извлеченное из глубин его шизоидной души, о которую бьются невнятные архетипы и в которой плавают не очень понятные даже ему самому фантазии.

Так что если вы влюбились в шизоида, то вам будет нужен переводчик с обычного языка чувств на шизоидный – и обратно. Простой бытовой эмпатией тут делу не поможешь. Нужно становиться исследователем, отправляющимся в другую страну, языка которой никто не знает.

А если так случилось, что вы сами шизоид и влюбились в шизоида, то вы, конечно, найдете в чем-то родственную себе душу, но переводчик вам обоим все равно понадобится.

Таким образом, шизоиды – это люди, склонные прислушиваться к шумам, доносящимся из глубин их психики.

Преставления о том, что вызывает эти «шумы», зависят от того, какой психологической теории вы более склонны верить. Если рассматривать психику шизоида в рамках концепции «коллективного бессознательного», предложенной Юнгом, то можно сказать, что в душу шизоидам стучатся архетипы и другие образы общечеловеческой памяти. Но вне зависимости от любой теории, мы видим, что шизоиды склонны к интроспекции, обладают не очень стандартным мышлением и способны выделять в происходящем не очень очевидные закономерности и связи. Они более любят обобщения, чем конкретику; и в их чувственной сфере звучит несколько иная музыка, чем в душах других представителей человечества.

Ещё по теме:

Комментировать