От потребностей и влечений к феноменологии мотивационных контекстов.

Раздел: Статьи
Автор: Летуновский Вячеслав Владимирович

«Такой вещи как человек, являющейся человеком

благодаря самому себе не существует».

М.Хайдеггер

Сколько человек живет на этом свете, столько он силиться понять, почему в одной и той же ситуации разные люди поступают по разному. Иными словами, человек пытается постичь истинные мотивы своего поведения. Большинство из существующих на настоявший момент объяснительных моделей могут быть сведены к трем основным классам, объяснительный потенциал каждого из которых, ограничивается спецификой их подхода к самому явлению человека как такового.

Первая модель, которую представляют психоаналитические и бихивеоральные теории, а также ряд когнитивных, оперирует такими понятиями как влечения и драйвы и апеллирует не столько к человеческому, сколько к субчеловеческому в человеке. Образ человека в этих теориях – Animale rationale (иногда и irrationale).

Вторая модель, тесно связанная с первой, объясняет выборы, которые осуществляет человек в данной конкретной ситуации, событиями в его прошлом, при чем чаще всего в раннем детстве. Заслуга в разработке этой модели принадлежит в первую очередь Зигмунду Фрейду, внесшему немалый вклад также и в развитие первой модели. С образом человека в данной модели возникают затруднения, поскольку мы сталкиваемся с неизбежным противоречием: если бы все поведение человека обуславливалось исключительно его прошлым, у нас не было бы ни настоящего, ни будущего, да и самого человека тоже не было бы как такового. Третья модель, презентируемая различными социальными теориями описывает влияние группы и социума на поведение человека. Данные теории оперируют такими понятиями как групповые потребности, а также индивидуальные потребности, удовлетворяемые в группе. Образ человека в таких концепциях – Animale sociale. Таким образом, в какую бы сторону мы не двинулись, в любом случае собственно человеческое от нас ускользает. При чем всевозможные гибриды, комбинации и контаминации, указанных выше моделей, ни чуть не приближают нас к ответу на главный вопрос - в чем собственно суть собственно человеческой мотивации как таковой? Очевидно, для того, чтобы приблизиться к данной цели нам нужно отказаться от привычного образа человека как Animale rationale и sociale, равным образом, как и от детерминации его мотивации, различными поведенческими сценариями, интериоризированными в раннем детстве. Но если от этого образа человека мы откажемся, на что же в этом случае мы сможем опереться? Альтернативное направление исследования природы человеческой мотивации мы связываем с методом феноменологической герменевтики и бытийного анализа Мартина Хайдеггера (Sein und Zeit, 1927). В указанной работе Хайдеггер совершает решительный поворот от человека как меры всех вещей, не важно, что мы под ним понимаем Animale rationale или Animale sociale. Это поворот в сторону Бытия, Бытия дающего, бросающего человеку «наброски смысла» в эк-статическом проекте. Залогом уместности поведения, а значит и правильности выбора в каждой конкретной ситуации согласно Хайдеггеру является пребывание человека в истине бытия. (Heidegger M. Platons Lehre von der Wahrheit. Mit einem Brief uber den Humanismus, 1947).

Но, что значит находиться в истине бытия? Находиться в истине бытия – значит быть полностью открытым по отношению к тем возможностям, которые нам предоставляет Бытие. Да и само Бытие у Хайдеггера предстает как ансамбль возможностей. При чем возможности эти находятся не внутри нас и не вне нас, они заданы самой структурой нашего существования. В этой связи первое, что необходимо сделать, и к чему нас призывает Хайдеггер – это осмысление нашего места в бытии. Он же подсказывает и возможные направления дальнейшего движения: это исследование человека как эк-зистенции, т.е. выдвинутости вперед во временном, пространственном и телесных аспектах, это и дихотомия подлинного бытия человека, соответствующего его самости (Selbst) и неподлинного бытия (das Man), обусловленного стереотипами и штампами. Это может быть и «решительный бросок вперед» Карла Ясперса, рассматривающего самого человека как «Бытие решающее». Бросок этот также может быть осмыслен в опоре на понятие эк-зистенции Хайдеггера. Интересно отметить, что такой признанный классик в мотивационной сфере как Абрахам Маслоу, неудовлетворившись собственными концепциями мотивации и самоактуализации, подобно Хайдеггеру также призывал нас не останавливаться на человеческих потребностях, а двинуться дальше к психологии Бытия (“Toward a Psychology of Being, 1968). Медард Босс (Existential foundations of medicine and psychology,1979) отвергает каузальное объяснение человеческого поведения и дает его объяснение через смысловые контексты отношения человека к возможностям своего бытия-в-мире. Способность постигать значение и смысл встречающихся (открывающихся) феноменов – исключительная прерогатива человека, радикально отличающая его бытие от бытия других существ. Понимание человеческой мотивации лежит в измерении значимости того, что для нас важно в мире. Из разной значимости разных вещей складываются определенные мотивационные контексты, через которые только и возможно понимание направленности и смысла человеческого поведения Возникает закономерный вопрос – имеет ли вся эта абстрактная философия непосредственное отношение к практике? Опыт работы Dasein аналитического института М.Босса и наш собственный опыт работы показывает, что имеет, при чем не только в психологии и психотерапии, но также в педагогике, политике, экологии и социальной сфере.

Ещё по теме:

Комментировать