Психология о смысле и функциях любви

Раздел: Статьи
Автор: Шишова Елена Васильевна

Каждый знает, что опыт любви бесценен для формирования личности. Однако, психология мало занималась ее изучением. Эта статья - первая из цикла, в котором я привожу результаты своего исследования о том, как представляют себе любовь психологи и другие люди.

Несмотря на то, что всеми направлениями психологии разделяется представление о том, что атмосфера принятия и любви является важнейшим фактором формирования адекватной личности, психология не располагает достаточными знаниями об этом явлении.  Нам важно понять, что такое любовь, научиться воспитывать ее, изучить условия существования любви для того, чтобы противостоять существующим в мире враждебности и недоверию. Любовь является предметом философской, религиозной, художественной, иногда – социологической литературы, однако отечественная психология изучением любви занимается мало. Проблема любви практически не исследовалась экспериментальными методами.

Все названное выше делает любое исследование любви весьма актуальным. Изучение картины мира обыденного сознания и стоящей за  ней индивидуальной системы представлений, в том числе представления о любви, важно потому, что неявная картина мира, присущая человеку, влияет на его реальный жизненный выбор и все поведение в целом.

Любовь – это весьма распространенный в нашем мире психический феномен, любовь как категория, однако, не имеет объективного статуса и четкого определения. Потребность в принадлежности и любви – центральная тема литературы и социологической литературы, однако научных данных о любви у психологии мало. А. Маслоу, например, объясняет молчание психологов желанием иметь дело с легко исследуемыми и хорошо изученными феноменами и уклонением от проблем, требующих изучения и трудно поддающихся исследованиям. Он считает в тоже время исследование любви весьма актуальным: «Мы должны понять, что такое любовь, должны научиться воспитывать ее, творить и прогнозировать, иначе мир будет захлестнут ненавистью и недоверием. Ввиду важности этой темы даже самые ненадежные, самые недостоверные данные …заслуживают внимательного и самого тщательного анализа» [3].

Еще философы Шотландии – А. Фргюссон, Д. Юм, А. Смит – считали, что отличие человека от животных заключается в том, что он имеет чувства, которые формируются и воспитываются в ассоциациях близких друг другу людей. В ряду этих чувств особое значение имеют теплые, принимающие чувства, проявления любви и альтруизма, которые являются необходимыми условиями, обеспечивающими развитие человека. Невозможность удовлетворения потребности в любви, как правило, приводит к дезадаптации и серьезной патологии. Однако в обществе сложилось амбивалентное отношение к любви и нежности. Почти всегда проявление любви и нежности наталкивается на то или иное ограничение или табу. Это двойственное отношение часто просматривается при попытках описать и классифицировать различные виды любви.

Существует множество определений любви. Причина этого, объективная и субъективная одновременно – это многообразие человеческой натуры. Понятие «любовь» – одно из немногих слов, выражаю­щих почти абсолютную абстракцию. То, что в понятие «лю­бовь» люди вкладывают самое разное значение, не вызывает со­мнений. «Любовь – самое манящее из всех чувств, но и самое разочаровывающее. Оно дает самое сильное наслаждение и самую сильную боль, самое острое счастье и самую тяжелую тоску. Ее полюсы и контрасты сливаются в массу неповтори­мых сочетаний, и какое из этих сочетаний выпадет человеку, такой он и видит любовь. Чувство это такое тысячеликое, что еще никому не удавалось заманить его в сеть понятийной ло­гики» [9].

Любовь определяют как сознательное и бессознательное половое влечение; как духовно-эмоциональное единство; взаимную поддержку и развитие творческих сил; высшее удовольствие; торжество инстинкта самосохранения и продолжения рода; эстетическое самоутверждение; как свойства влюбленной пары или как многообразие эмоциональных переживаний, иногда взаимоисключающих, как главный и доступный каждому способ самоутверждения и укоренения в жизни, которая без любви неполнокровна и неполноценна.

Как бы то ни было, любовь, как бы мы ее не определили, является значимым событием (состо­янием) для переживающих ее людей. В любви проявляются сущностные качества человека. «По-видимому, любовь, являясь одним из ключевых самовыражений жизни, откры­вает человеку его сущность, которая отличает его от других. Каждый человек любит по-своему, и, возможно, именно способность к любви делает человека человеком и человеком, отличным от других лю­дей» [9].

Важным источником формирования образа любви у че­ловека является опыт, приобретенный в родительском доме, влияние поведения отца и матери, поскольку образ любви во многом определяет­ся усвоенным способом общения в совместной жизни с другими людьми.

Существует множество различных видов любви: романтическая любовь и любовь детей и родителей, любовь братьев и сестер, любовь к родной земле, литературе, Богу. Множество оценочных суждений о любви затрудняют ее изучение. Так, например, существует представление о единственной истинной любви. Любовь – высокая ценность, ее иногда ассоциируют с Богом, отечеством, благородными идеалами, это вечная тема литературы.

Проблема любви практически не исследовалась экспериментальными методами. Различные направления психологии уделяют этому явлению большее или меньшее внимание в зависимости от того насколько важным оно представляется с точки зрения соответствующей концепции.

Сторонники бихевиорального подхода рассматривают любовь как способ поведения, характерный для влюбленной пары. Чувства любви – это объединяющие чувства, поскольку при преследовании общих интересов участники отношений зависят друг от друга, и другая сторона – это желаемый объект. Постоянный источник удовлетворения имеет высокую ценность. О нем заботятся, вознаграждают, защищают и «в некоторых случаях даже способствуют максимальному развитию его способностей» [8]. Этим понятием определяют широкий диапазон отношений – от слабого предпочтения до глубокой привязанности. Возникновение и развитие отношений рассматривается с точки зрения концепции «вознаграждений – издержек» или «приобретений – потерь». Сами же отношения могут быть описаны при помощи определенного поведенческого шаблона.

Термин «чувство» в контексте межличностных отношений используется для обозначения устойчивых субъективных ориентаций по отношению к другим людям.

Бихевиоризм называет чувством то, что один человек значит для другого, это персонификации, которым предписывается некоторая ценность. При этом «значить» означает сложную форму поведения – предрасположение действовать по отношению к некоторому объекту определенным образом. Таким образом, чувство определяется через шаблон реакций. Так А. Шанд  считает, что когда мужчина влюблен в женщину, он

  • испытывает радость от ее присутствия;
  • грусть, если она отсутствует;
  • страх, когда возникает опасность ее потерять;
  • ярость, если она подвергается нападению [8].

Таким образом, чувства определяются через организацию действий – люди проявляют чувства через шаблоны реакций. Кроме того, чувства включают в себя оценку персонификаций. Так, если человек является источником какого-либо рода удовлетворения, его любят.

По мнению А. Смита, чувства отличаются от других значений тем, что основаны на эмпатии, на способности принять роль другого, идентифицировать себя с ним и определить ситуацию с его точки зрения. Именно различиями в эмпатии определяются различия в способности испытывать чувства, а поскольку все люди различны, то возникает и бесконечное множество чувств.

Чувства допускают несколько измерений, поэтому важно, насколько внутренне согласуются составляющие их тенденции. В близких контактах люди часто испытывают амбивалентность чувств – с одним и тем же человеком может быть связано несколько различных персонификаций.

Чувства значительно различаются по интенсивности. Последняя часто зависит от того, насколько противоречивы ориентации одного человека по отношению к другому. Например, замечено, что влюбленность достигает наивысшей силы, когда существует конфликт между эротическими устремлениями и необходимостью сдерживать себя (из уважения к предмету любви или по иным причинам). Представление о том, что препятствия усиливают любовь, прочно утвердилось в обыденном сознании. Примерами безумных страстей, которые только усиливаются непреодолимыми препятствиями, изобилует классическая литература, начиная с легенды о Тристане и Изольде, и далее – к истории Ромео и Джульетты – и до наших дней.

Возникнув, чувства имеют тенденцию к стабилизации, ярким проявлением которой является любовь к умершим. Устойчивость персонификации постоянно подкрепляется избирательностью восприятия. Всем хорошо известно стремление оправдывать тех, кого мы любим.

Чувства могут не осознаваться. Обычно высокая степень осознания существует при формировании чувств – различные черты партнера и собственного поведения замечаются, обдумываются. Когда отношения устанавливаются, стабилизуются, осознание уменьшается. Чувства не исчезают, о чем свидетельствует сохранение организованных шаблонов поведения, но люди их больше не осознают. Т. Шибутани  в качестве примера приводит такую ситуацию: многие родители очень любят своих детей, но редко думают об этом. Они просто считают это само собой разумеющимся и внешне могут казаться даже несколько суровыми. Их ориентация становится очевидной лишь в критических ситуациях –  спонтанно они стремятся, прежде всего, защитить детей.  Когда устанавливаются подобные взаимоотношения, постоянные напоминания о любви и различные символы чувства становятся излишними. К ним прибегают только тогда, когда случается что-то неожиданное, и характер отношений временно оказывается под сомнением. «Люди сами дают себе указания о том, как следует действовать по отношению к другим, но они делают это только тогда, когда имеется некоторая неопределенность» [8].

Чувства развивают свою структуру, постоянно изменяются как составные части межличностных отношений участников.  Они не могут существовать изолировано – это элементы более содержательных взаимоотношений, и они не могут сохраняться без какой-либо поддержки со стороны окружающих. Это последнее положение с нашей точки зрения можно считать справедливым, если рассматривать чувства лишь в контексте межличностных отношений, поскольку такое понимание не оставляет места безответной любви или любви к умершим, отсутствующим, или людям, отношения с которыми по какой-то причине прерваны. Такое понимание любви – как чувства, проявляющего себя только в межличностных отношениях, только взаимного, разделенного характерно для целого ряда авторов [1, 4, 7, 8, 10].

Психодинамическая концепция всегда уделяла особое внимание любви. У Фрейда мы не находим разработанной концепции любви, для него характерно отождествление любви и секса, любовь возникает как развитие сексуальности. Впрочем, тезис о сексуальном происхождении всех человеческих привязанностей связан у Фрейда с расширительным пониманием самой сексуальности, в которой он видит единственный источник всякой психической энергии.

Для психоанализа в целом характерен такой функционально-генетический подход к проблеме. Считается, что все эмоциональные привязанности и увлечения человека, будь то родительская или сыновняя любовь, дружба, любовь к человечеству и привязанность к конкретным предметам и абстрактным идеям, есть проявления одних и тех же инстинктных влечений. Но в отношениях между полами эти влечения пробивают себе путь к сексуальной близости, тогда как в остальных случаях они отвлекаются от этой цели или не могут достичь ее. Тем не менее, первоначальную природу этих чувств всегда можно распознать по жажде близости и самопожертвования. Для психоанализа характерно понимание любви как чувства амбивалентного, всегда содержащего в себе элемент агрессии [2].

В то же время, этот взгляд отвергается многими представителями психодинамического направления (Сатти, Рейк, Фромм, Адлер). По их мнению, потребность в любви не может быть производной от сексуальной потребности. «Любое взаимодействие между отдельными индивидуумами можно представить себе как испытание, как попытку двух одиночеств преодолеть разделяющую их пропасть» [7]. Для личности характерно стремление  к трансцендентности Эго, к расширению его границ и выходу за собственные пределы. Это сугубо человеческая потребность. Самая верная дорога к трансцендентности – через здоровую любовь. Адлер и Фромм подчеркивают значение продуктивности любовных отношений и важность взаимной ответственности. Фромм не упоминает той радости, веселья, легкости, душевного подъема и чувства благополучия, которые переживаются любящими, для него любовь – это «обязанность, пожизненное бремя, на которое обрекают себя любящие… Любовь – общее чувство двух любящих людей, по крайней мере, до тех пор, пока существует связь между объектом любви и собственным Я человека. Истинная любовь является выражением продуктивности личности, Она предполагает заботу, уважение, ответственность и знание. Любовь не эмоция и не аффект, это активное стремление к возвеличиванию любимого человека и к его счастью, берущее начало из способности любящего любить» [7].

С точки зрения сторонников гуманистической психологии потребность в любви – это базовая потребность, удовлетворение которой необходимо для развития индивида, а отношения любви – это способ существования зрелой личности. Это состояние для нее «так же естественно и спонтанно, как сила сильного мужчины, как запах розы, как грация кошки, как ребячество ребенка» [3].

А. Маслоу отмечает, что для любви характерны следующие проявления: чувства нежности и привязанности, которые в случае взаимной любви доставляют удовлетворение, радость, счастье, восторг или экстаз; стремление к близости и интимным контактам; удовольствие просто смотреть на объект или находиться рядом; в разлуке испытывать печаль и депрессию. Сексуальное возбуждение характеризуется тем, что иной сексуальный партнер непредставим, никакой другой человек не может вызвать столь сильного желания. Любовь великодушна, ей нравится делать что-нибудь для другого, доставлять радость, видеть его счастливым. Для любви характерно стремление к полному знанию, абсолютной психологической близости, интимности, взаимопониманию. При этом особую радость доставляет быть искренним, делиться секретами. Все это побуждает влюбленных искать уединения.

Другой классик гуманистического направления – К. Роджерс считает главными для любви отношения безоценочного принятия другого. «Чувство, что ты любим равнозначно чувству, что тебя понимают и принимают: лишь те отношения можно назвать истинной любовью, в которых нет угрозы для партнеров, которые возникают на основе взаимного принятия и взаимного одобрения…». Только в этом  случае слово «любимый» обретает свой истинный, глубинный смысл [5].

Экзистенциальный подход рассматривает любовь как средство, способное смягчить боль универсальной изоляции.

Представители любого подхода отмечают, что для любви характерна идеализация партнера. Например, идеализация партнера всегда присутствует в романтической любви. Она может рассматриваться как нарушение в системе межличностного восприятия, или свидетельствовать о значимости мотивов любви и принятия для личности. Идеализация как нарушение восприятия не является особенностью стабильных любовных отношений. Идеализация как более позитивное отношение к адекватно воспринимаемому партнеру  имеет для развития отношений большое значение, поскольку высокая оценка партнера является стимулом для преодоления трудностей при налаживании отношений.

По замечанию П. Рейка у человека есть три возможности отреагировать на осознание своего несовершенства: закрыть на него глаза, влюбиться в идеал или возненавидеть идеал. Способность любить идеал – важная часть способности к любви вообще, а способность к идеализации является важным условием личностного роста. В. С. Соловьев в своей работе «Смысл любви» отмечал, что идеализация – это восприятие, при котором в объекте любви видят не только то, что там есть сегодня, но и то, что там будет или, по крайней мере, может быть [6].

Отмечая, что в объекте любви видят, прежде всего, положительные стороны, Маслоу предполагает, что, возможно, идеализация обусловлена сужением восприятия: все внимание сосредоточено на объекте. С точки зрения психоанализа идеализация объясняется тем, что мы помещаем человека, являющегося объектом наших чувств, в положение Я-идеала и любим этот объект за совершенство, которого стремимся достичь в нашем собственном Я. Размещенный в Я-идеале объект любви, позволяет нам относиться к самим себе по-новому: он позволяет увидеть себя сострадающими, любимыми, красивыми, достойными и т. д.

Бихевиоральная традиция рассматривает идеализацию скорее как нарушение в системе межличностного восприятия. Идеализация объясняется тем, что персонификации создаются путем приписывания мотивов, причем желательных. Как только сформировалась персонификация, шаблоны чувств фиксируются. Таким образом, персонификация основывается на гипотезах любящего, а не на реальных качествах объекта. Однако персонификация, построенная на предположениях, включает в себя и некоторые ожидания, если они постоянно не оправдываются, то изменяется персонификация, а в месте с ней шаблон поведения, которым определяются чувства, так, что, в конце концов, любви наступает конец. «Даже бескорыстной любви, при которой так мало требуется от объекта любви, может прийти конец, если последний постоянно отказывается поступать в соответствии с разумными ожиданиями» [8].

Гуманистическое направление причины угасания чувств видит том, что большинство людей не способно к полному самораскрытию и доверчивости, в тех психологических защитах, которые воздвигают люди. Как отмечает  К. Меннингер: «Любовь умирает не потому, что угасают чувства, её убивает страх. Человек боится обнаружить свою истинную сущность, прячется в скорлупу предрассудков, навязанных ему культурой. Он избегает интимности и глубоких дружеских отношений, его страшит возможность искренности другого человека, потому что ему нечем платить за нее» [3].

А. Маслоу, исследовавший отношения любви, свойственные зрелой личности,  отмечает, что характерным является то, что они (отношения) приносят все большее удовлетворение по мере развития. Это объясняется тем, что любовь – это состояние абсолютной искренности и беззащитности, и такая естественность дает возможность открывать в другом все новые и новые черты, и, если есть, на что смотреть – хорошая картина не надоедает. Если ждешь и веришь в хорошее (в том числе и от себя), то хорошее и будет.


Список литературы

  1.  Аронсон Э. Общественное животное. Введение в социальную психологию. / Пер. с англ. – М.: Аспект Пресс, 1998. - 517 с.
  2. Кернберг О. Ф. Отношения любви: норма и патология / Пер. с англ. – М.: Класс, 2000. – 256 с.
  3. Маслоу А. Мотивация и личность / Пер. с англ. – М.: Евразия, 1999. – 478 с.
  4. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы / Пер. с англ. – М.: Смысл, 1999. – 425 с.
  5. Роджерс К. Искусство консультирования и терапии/ Пер. с англ. – М.: Апрель Пресс, Эксмо, 2002. – 976 с.
  6. Соловьев В. С. Смысл любви Избранные произведения. –  М., "Современник", 1991.
  7. Фромм Э. Искусство любить. Исследование природы любви / В кн. Иметь или быть? – Киев: Ника-Центр, Вист-С, 1998. – 393 с.
  8. Шибутани Т. Социальная психология / Пер. с англ. – М.:Феникс, 2002. – 544 с. 
  9. Шнейдер Л. Б. Основы семейной психологии. – М.: Изд-во МПСИ, Воронеж Изд-во НПО «МОДЭК», 2003. – 928 с.
  10. Шорт Р. Э. Секс, любовь или влюбленность. Как мне узнать это точно? / Пер. с англ. – М.: Рипол, 1996. – 253 с.
Связаться с автором статьи

Получите консультацию от наших психологов!

Популярное:

Комментировать