Женские тренинги

main_img

Сейчас много говорят и пишут о женских тренингах. Одни обещают рассказать «всю правду», другие делятся сложенными о них мифами; на форумах участники и просто интересующиеся обмениваются разными мнениями и впечатлениями.

Мы тоже решили поговорить об этом модном явлении.

— Почему сейчас так популярны женские тренинги?

— Сейчас это действительно очень популярная форма психологической работы. Я считаю, что это наиболее оптимальный способ по времени, результату и финансовому аспекту, позволяющий решать вкупе сразу несколько задач. Это как флажки на веревочке, их невозможно разорвать. Потянешь за один, вытащишь второй. Тренинг — это сжатая форма работы, 1-3 дня. Тогда как индивидуальная работа, даже краткосрочная, предполагает 5-6 встреч с психологом, до 10-12 и более. Конечно, у человека есть выбор, чему отдать предпочтение.

— Что такое женский тренинг? О чем они?

— Ну, думаю, что каждый специалист даст этому определение по-своему, в связи с его личным профессиональным опытом, методиками работы с клиентами. Поэтому под одним маркетинговым названием могут быть разные формы групповой работы.

Для меня в это понятие входит то, что там собираются одни женщины. Это важно! Они пришли решать прежде всего свои задачи. Кому-то не хочется обсуждать свои проблемы с подружками, а уж тем более нагружать ими родителей. Есть женский тренинг — приходишь и выговариваешься.

Среди клиентов много женщин, которые обращаются по вопросам отсутствия взаимопонимания в семье, плохих взаимоотношений. У нас в Набережных Челнах по статистике на 100 браков приходится 50 разводов, особенно в первые 3 года.

Многие проблемы взаимосвязаны, их трудно дифференцировать. Если есть проблемы в отношениях с противоположным полом - это часто зашито в проблему отношений с родителями, которая не была до конца решена. Например, говорят: «Меня не научили общаться с мужчиной. Папы не было».

Сейчас в литературе муссируется идея, что все наши проблемы связаны с родителями. Но будучи взрослым и признаваясь, что я «никакая мама, никакая жена», винить в этом родителей – это форма защиты. Другое дело, если человек берет ответственность за свою жизнь, выбирает активную позицию.

Часто обращаются с вопросами о взаимоотношениях с детьми: «Я не понимаю свою дочь»; «Родился младший ребенок, и у меня пропал контакт со старшей дочерью».

У каждой женщины своя история, но проблемы часто схожи, и это объединяет участников. Некоторые говорят: «Как интересно, а я думала, что у меня одной такие проблемы! Оказывается, я не хуже всех». Уже тогда начинается терапия, когда участница, видя проблемы других, понимает, что это не только у нее, что она не какая-то ненормальная. Что это не радикальная проблема, а вполне решаемая.

Тренинги могут быть обучающими, а могут быть психотерапевтическими.

  • Есть чисто специфические женские тренинги. Например, посвященные только взаимоотношениям с противоположным полом.
  • Есть обучающие именно интимным отношениям – эффективным и гармоничным.
  • Есть направленные на принятие, возрождение свое женской природы, женских внутренних качеств. Такая работа со своей внутренней женщиной.

В своей практике я эту задачу трансформировала для принятия себя как личности в целом, своих субличностей. В жизни мы реализуем большое количество социальных ролей и везде ведем себя по-разному. Как подчиненная Вы не будете разговаривать с начальником, как со своим ребенком дома. Современная женщина не только мама, дочь, жена, сестра. Она еще и коллега, может быть начальница или, наоборот, подчиненная.

Мы состоим не только из женственности. Это наша основа, но лишь одна из составляющих. Современная женщина не всегда и не везде может использовать ее в полной мере. Когда она полностью посвящает себя семье, она может себе это позволить. А если она на работе и несет ответственность за своих подчиненных или за некий участок работы? Тут приходится подключать и некоторые мужские качества: ответственность, умение добиваться своего, себя правильно презентовать, умение ставить задачи.

Психологическое и психосоматическое здоровье женщины зависит от правильного баланса, от распределения ресурсов и достижения везде правильного конструктивного результата. Если женщина перерабатывает, устает, то дома ей совсем не до женственности, а хочется прийти и полежать. Ей не до того, чтобы всех пестовать, понимать и принимать. Она выдохлась и устала, выгорела на работе. И если дома этого не понимают, ей обидно. На тренинге мы изыскиваем ресурсы, чтобы грамотно составить этот баланс, сохранять его и нигде не перегорать.

Ольга Валяева утверждает, что популярные в наше время Веды из других культур у нас не всегда срабатывают. Вроде женщина делает, как положено, но не срабатывает. Потому что наше общество построено на сильных женщинах. Ну, как говорят: «Коня на скаку остановит». У нас менталитет другой — и шпалы наши женщины могут положить, и рельсы укладывать.

Поэтому мы и работаем над правильным балансом, чтобы оставаться здоровой личностью прежде всего для себя. Если женщина не сможет позаботиться о себе, то не сможет позаботиться и об окружающих. И будет потом говорить с обидой: «Да я всю жизнь на вас положила, все здоровье на вас потратила».

Это очень большая работа над собой, и если женщина справляется с ней, у нее сразу повышается качество жизни. Непросто верно распределить свои ресурсы и достигнуть везде правильного конструктивного результата, не перегорая.

— Почему важно, что там собираются одни женщины?

— Так определено историей общества. Вспомните: женские посиделки, девичники. Возьмите историю развития нашей страны в дореволюционный период. Они собирались, занимались женской работой совместно: пряли, вышивали, пели песни. Кроме того, они обязательно делились своей информацией – сплетничали. Это очень полезно. Это психологически разгружает женщину, происходит релакс.

В современном обществе очень высокие требования к женщине. Она должна быть хороша собой и ухожена, успешна. Должна быть и хорошей дочерью, и хорошей женой, мамой, хорошим работником.

Быть безупречной, идеальной — это напрягает. А когда собирается женский круг, где нет мужчин, женщина может позволить себе немного не быть идеальной, признаваться в проблемах, своих слабостях. Там создается мягкая атмосфера понимания и принятия, это зашито в материнскую сущность женщины. Имея поддержку, она имеет возможность на ошибки, на неидеальность. Это просто человеческая жизнь. Человек имеет право на свои ошибки.

А главное, на тренинге принимаются правила конфиденциальности, защищенности личной информации. И женщина расслабляется.

Все это помогает принять себя спокойно со своими недостатками. Она думает: «Оказывается, я не хуже всех». Тогда она не испытывает чувства вины за свое несовершенство, видя, что и у других есть схожие проблемы. Женщина перестает сравнивать себя.

Для меня важна эта атмосфера, когда человек может признать спокойно себя со своими недостатками и потом дальше работать. Уже в этом начинается терапия и позволяет двигаться дальше.

А когда есть мужчина и группа смешанная, там другое. Там нет сильного напряжения, но некоторые темы не озвучишь. А в женском кругу она не смотрит, как реагируют мужчины на то, что происходит. В обычной жизни такая возможность возникает редко.

— Как Вы считаете, всем ли подходит тренинг как форма психологической работы?

— Групповая форма работы может подойти не всем и не всегда.

С одной стороны, компетентный квалифицированный специалист всегда понимает, что есть особые случаи. Если человек психически не здоров или здоровый человек находится в пограничном состоянии (невроз, стресс, депрессия) — групповая работа не подходит. Реагирование таких людей на некоторые моменты может быть особым, неадекватным.

С другой стороны, кому-то не подходит групповая работа по их собственным ощущениям. Это могут быть интроверты, а также те, кто «устал от общества». Экстравертам нужна групповая поддержка, обратная связь. Но и интровертам может оказаться вполне комфортно в группе.

Бывает, что человек стесняется, боится, не хочет выслушивать других людей или «выставлять свои проблемы напоказ». Просто бывают очень интимные темы, глубокие, которые человек не станет обсуждать в группе. Это, конечно, может быть тематическая группа именно по данной теме, для людей со схожей историей.

Методы индивидуальной работы не лучше и не хуже. Вопрос в том, кому что комфортнее.

Если, конечно, говорить о специфических тренингах, например, лидерских, там, конечно, необходима именно групповая работа. Там приходится выходить из зоны комфорта. Человек, стремящийся к лидерству, должен понимать это.

Есть свой регламент проведения тренинга, свои правила, которые озвучиваются в самом начале работы. У многих есть специфические правила, но есть и общие: конфиденциальность; отсутствие оценочных суждений. Когда человек о себе рассказывает, другие не должны высказывать свои оценки. Это обеспечивает нормальный режим работы и взаимодействия, психически здоровую атмосферу. Правило обращения на «ты» помогают незнакомым людям сблизиться быстрее.

Есть такое правило — человек рассказывает о себе. Своих клиентов я предупреждаю, что можно ничего не говорить, а только представиться.

Я считаю, что любой клиент имеет право отказаться от прохождения тренинга и вернуть средства, если он решил, что не хочет здесь быть, или почувствовал, что это не его тренер.

Методы и формы групповой работы разные. Важно понимать, куда идешь, и представлять, что там ждет: ролевые игры, визуализации, парные упражнения, медитации. У квалифицированного тренера программа, как правило, расписана по мелким деталям.

Тренинговые группы могут быть большими (20-40 человек) и малыми (до 12 человек). Например, на свои тренинги я набираю не более 8 человек. Это позволяет поработать с каждым участником, уделить достаточно внимания, дать то, за чем он пришел.

Просто следует понимать, что в большой группе не может быть глубокой проработки, она скорей информационного характера. На лекциях может быть и больше человек. Бывает, что тренер работает не один, а с со-тренером, помощником.

— Некоторые считают, что женские тренинги плохо работают, их результативность менее 10%. А как Вы считаете?

— Такую статистику выявить очень сложно. Вряд ли кто-то проводил серьезно такое исследование. Люди более склонны поделиться отрицательным отзывом, чтобы высказать свое возмущение и предупредить других. Многие не афишируют свои, даже благополучные, результаты. У каждого тренера есть своя статистика, полученная через обратную связь.

Тренер – это не хирург, от которого полностью зависит исход операции. Ответственность за результат психологической работы между специалистом и клиентом распределяется 50 на 50.

Со стороны клиента причины нерезультативности могут быть следующие:

  • неправильно выбранный тренер,
  • неправильно поставленный запрос,
  • недостаточная открытость клиента.

И не забывайте, определенный результат наблюдается не сразу. Для внутренней работы требуется время.

Я всегда предупреждаю, что на тренинге работа только начинается, только стартует, и после тренинга она будет продолжаться. Там закладывается фундамент.

Предупреждаю, что не следует частить с тренингами. Бывает, что человеку нравится атмосфера и методы групповой работы. Там все так красиво, тепло, мягко принимают. И он «приседает» — начинает ходить на один тренинг, другой, третий. Есть такая категория клиентов. Да, это экспресс–метод, но это только начало работы. Если частить, можно сбить программу.

Необходим перерыв как минимум 3-4 месяца. Для чего? Чтобы внутренняя работа, которая началась на этом тренинге, продолжалась и приобрела свои адекватные формы, проявилась в поведении.

Кому-то может понадобиться посттренинговая поддержка. Иногда ведущие предлагают список дополнительной литературы для расширения и углубления необходимой информации.

— Что необходимо, чтобы такая форма работы была успешной?

— Надо не только прочитать название тренинга. Необходимо позаботиться о себе.

Для начала нужно понять, что Вы хотите, для чего решили пойти на тренинг. 
И сопоставить это с целями и задачами тренинга. Надо понимать, на что он направлен. Именно с этого всегда начинается работа психолога на консультации. Прояснение запроса клиента является важной частью успешной работы. Часто за размытыми, абстрактными определениями прячутся конкретные смыслы желаемого. И у каждого они свои. Квалифицированный тренер может многое дать, если клиент озвучивает свой истинный запрос.

Важно трепетно отнестись к личности тренера. 
Один и тот же тренер может подойти вашей подруге, но не подойти Вам. Нужно собрать информацию о его квалификации, методах и стиле работы. Почитайте отзывы о нем и его мастерстве. Обязательно необходимо ознакомиться с программой тренинга. Узнайте, на каких постулатах он построен, какие научные базы используются, методики, течения психологии, направления. Не стесняйтесь спрашивать, какой у него диплом, сертификаты. Кроме того, специалист должен постоянно повышать свою квалификацию в серьезном учебном заведении с документальным подтверждением. Нужно побеспокоиться: «А того ли человека я собираюсь впустить в свою душу?».

Конечно же, каждый сам решает, насколько быть открытым во время психологической работы
Во многом это зависит от того, как тренер может создать безопасную атмосферу. Но если человек не захотел проговорить какие-то важные моменты — это его ответственность. Полученная на тренинге информация может не сработать именно для этого человека, так как она не была адаптирована для его жизненной истории. Например, обсуждая какую-то тему, клиент игнорирует и скрывает какие-то психосоматические симптомы, скажем, головную боль. А она может быть непосредственно связана с заявленной проблемой и быть особым индикатором.

— Давайте поговорим подробнее о том, как не ошибиться с выбором тренинга и тренера, чтобы не купить кота в мешке?

— Многие тренеры проводят предварительное собеседование, мастер-классы, где можно посмотреть и почувствовать: «Надо ли мне это, хорошо ли в этом; туда ли я пришел, подходят ли мне эти методики, откликаются ли услышанные слова?». Хорошо, если специалист дает возможность предварительно с ним пообщаться по скайпу, телефону, через переписку. Возможно, сначала лучше побывать у него на консультации.

Кроме того, существует условное разделение на материнский и отцовский стиль ведения тренинга.

  • Материнский – помягче и деликатнее,
  • отцовский — пожестче и провокационнее.

Почувствуйте, подойдет ли вам его стиль взаимодействия.

Важный аспект – это обещание результата тренинга. Анонсируя свой продукт, тренер обозначает свои цели и программу. Цели должны быть четко поставлены. Но есть еще предварительный результат. Говоря, чему вы научитесь за время тренинга, ведущий берет на себя ответственность за то, что клиент с тренинга уходит с результатом. Например, вы научитесь взаимодействовать с собственными детьми или мужем, научитесь понимать… и так далее.

Важно осознавать, на что точно направлен тренинг, каких результатов сможет достичь участник. А главное, совпадает ли это с вашей поставленной задачей.

Нереальные обещания о 100%-ой счастливости и результативности должны насторожить. Это общеизвестный маркетинговый ход. Когда вы идете на омолаживающую маску, вы же понимаете, что кому-то она подойдет, а у кого-то может вызвать нежелательную аллергическую реакцию, обострения, воспаления.

На тренинге часто нельзя спрогнозировать результат. Это очень живая форма работы. Такие обещания нереальны уже потому, что сам клиент может не захотеть прорабатываться, может вообще закрыться на тренинге. Тренер ничего не сможет добиться от этого человека.

Реально тренер может запустить глубинные процессы, поддержать их, помочь понять клиенту, что составляет его личное счастье (оно для каждого индивидуально), помочь выбрать маршрут, куда идти.

У каждого специалиста есть свои инструменты работы. В сущности, сам тренер является инструментом. Многое зависит от его квалификации, образованности, опыта, профессиональных принципов и других компетенций.

Главным общим принципом является — «Не навреди». Если нет результата, это еще не беда. А вот если были запущены какие-то глубинные процессы и человек не в состоянии с этим справиться, а тренер не может ему помочь (открылись свои психологические травмы, нет сил, опыта, навыков справиться с этим) — это опасно. Нельзя допустить, чтобы «специалист» в вашей душе натоптал грязными сапогами.

Это должен быть квалифицированный специалист с высшим образованием по психологии, полученном в аккредитованном лицензированном вузе, о чем своидетельсвует диплом гос. образца по этой специальности. Некоторые специалисты настаивают, чтобы были знания клинической психологии, умение различать состояния людей и понимание, что делать. Мы уже говорили, что в группе могут оказаться люди с психологической травмой или в состоянии невроза, депрессии. Люди, как правило, доверяют тренеру, снимают некоторые защиты.

Если тренер проявит в этот момент свою непроницательность, неделикатность, невнимательность, он может сильно ранить человека - сильнее, чем тот страдал до тренинга. Поэтому знания специалиста имеют важное значение.

На тренингах бывают провокативные методы, которые призваны выводить человека из зоны комфорта. Реакция травмированного человека может быть неадекватной. Например, есть такой известный тренинг, который в самом названии содержит провокацию: «Если я такая умная, то почему живу, как дура». Читая такое название, человек понимает, куда он идет.

А если человек идет на тренинг с невинным названием «Как быть счастливой», а ему там неожиданно задают вопрос: «А что ты себя как дура ведешь?». Это очень опасный момент, и предсказать результат такой провокации трудно. Кроме того, там находятся и другие люди, которых может задеть реакция этого человека, тогда работа тренинга развалится.

Есть еще важный момент. У человека после тренинга может возникнуть необходимость поддержки, появятся вопросы, могут всплыть новые слои проблемы. Что делать клиенту, если тренер был приезжий и в дальнейшем с ним трудно поддерживать живую связь? Тут свое преимущество у местного специалиста. Хорошо, если приезжий тренер сможет регулярно приезжать, имеет свою точку для консультаций или может работать с клиентами по скайпу.

— Иногда на форумах возникает вопрос, может ли мужчина быть тренером на женском тренинге? Одни утверждают, что это круто, другие считают смешным, когда мужчина учит «женской мудрости».

— Важен не пол тренера, а прежде всего его квалификация и опыт.

Даже когда говорим об отцовском и материнском стиле ведения, предполагаем условность такого деления. Есть очень деликатные тренеры-мужчины и достаточно жесткие – женщины. Скорее вопрос в том, подходит ли конкретно заявленная тема для открытого обсуждения с мужчиной и достаточной откровенности и комфорта. Если участников ничего не смущает, почему бы и нет?!

С другой стороны, он может иметь вполне авторитетное мнение по этой теме. Даже на женскую мудрость он может смотреть со своей - мужской - точки зрения и своего личного опыта взаимоотношений с мудрой или не очень мудрой женщиной.

Лично наработанный жизненный опыт - тоже замечательный ресурс для специалиста. Если тренер имеет качественные знания, например, в области детской психологии, имеет в ассортименте интересные упражнения для тренинга, но при этом не имеет своего опыта родительства и детско-родительских взаимоотношений, то вряд ли на тренинге на эту тему он вызовет полное доверие участников и сможет быть вполне компетентен.

Если участник чувствует, что тренер сам был в схожей ситуации, это расслабляет. Но есть одно очень важное условие. Тренер может работать с ситуацией, если он сам ее проработал, чтобы не возникало переноса. Тогда момент мести, непонимания или, напротив, лояльности и вставание на строну клиента не позволят объективно увидеть ситуацию, разобраться в реальной информации и понять, что же происходит на самом деле. Тренер сам рискует попасть в собственную травму и выпасть из работы.

Если такое происходит, лучший исход - когда профессионал осознает это и предлагает клиенту обратиться с данным вопросом к другому специалисту. Это уважительно по отношению к клиенту. Это признак профессиональной зрелости.

— Для специалиста тренинг — это потребность обобщения своего опыта? Или, как говорят наблюдатели, это просто информационный бизнес? Из чего складывается стоимость тренинга?

— Конечно, это одна из форм взаимодействия с клиентом, со своими плюсами и минусами. И это бизнес — продажа своих услуг. Чтобы быть хорошим компетентным профессионалом, специалист тоже затрачивает много средств. Вполне естественно, что тренинг становится его ресурсом для зарабатывания этих средств. Смотря на что делает ставку специалист. Важно, чтобы, опять же, был баланс. Это тоже вопрос его компетенций. Если он нацелен только на зарабатывание денег, может не сработать главное правило «Не навреди».

Стоимость тренинга зависит от запроса, от востребованности, от известности тренера - и как он сам оценивает свои услуги.

Тренинговая ниша у нас никак не регламентируется, нет контроля. Поэтому клиенту необходимо позаботиться о себе самому.

Комментировать

Найдите психолога
в Вашем городе

Проверенные специалисты с
высшим психологическим
образованием

Найти психолога