Принцип реальности в профессиональной супервизии психологов

main_img

Главная аудитория этой статьи - коллеги-психологи и психотерапевты.

В ней я рассматриваю то, как принцип реальности в виде правил, рамок, времени и др. помогает понимать процессы супервизии - и также то, что происходит в кабинете между специалистом и его клиентом на сознательном и бессознательном уровнях.

И поскольку принцип реальности в виде обозначенных выше правил, рамок, времени, рабочего графика, денег - это часть и нашей повседневной жизни, то надеюсь, что статья сможет стать интересной для тех, кто интересуется вопросами практической психологии и психотерапии. 

Принцип реальности в психоанализе         

Проблема принципа реальности – вопрос не только психологический.
Свои корни он черпает из разногласий в философии о том, существует ли реальность как объективная данность или она является лишь субъективным феноменом.

В рамках этой статьи мы остановимся на понимании принципа реальности и его роли в супервизионном процессе с позиции психоаналитической теории, представители которой изучали этот вопрос с точки зрения соотнесения внутреннего психического и внешнего, принципа удовольствия в соотношении с принципом реальности. 

На наш взгляд, данная теоретическая школа затронула глубокие аспекты проблемы реальности, поэтому мы можем использовать эти знания для понимания значения принципа реальности в супервизионном процессе.

Впервые З.Фрейд постулировал принцип реальности как основу функционирования психики в своей статье «Формулировка двух принципов психической деятельности».

Первоначально течение психических процессов подчиняется стремлению устранения неприятных ощущений и сохранения, повторения удовольствия. В первые дни и самые ранние месяцы жизни младенца мать интуитивно стремится соответствовать таким «ожиданиям» младенца.

Со временем, с развитием психики младенца принцип удовольствия постепенно сменяется принципом реальности.

Представляется уже не то, что приятно, а то, что действительно, даже если оно и неприятно. Это введение принципа реальности повлекло за собой большие последствия

- указывает З.Фрейд. [1]

Однако принцип реальности не означает, что удовлетворению приходит конец, речь идет о возможности отсрочки получения желаемого удовлетворения. Однако принцип удовольствия остается неприрученным и ярко прослеживаемым в сфере сексуальности. В целом переход к учету реальности связан со стремлением организма к самосохранению, подчеркивает основатель психоанализа. [2]

С принципом реальности тесно связана функциональная деятельность человека, которая позволяет разграничивать внутреннее от внешнего, мир фантазий и мир реально существующий.

Наличие или отсутствие проверки реальности – один из важнейших критериев для диагностики психических расстройств. Испытание реальностью может пройти лишь достаточно развитое и относительно здоровое Я, способное устанавливать различие между прошлым и будущим, Я и не Я. Оно позволяет психологу успешно функционировать в пограничной сфере, принимая и анализируя проективные идентификации клиента. [3]

В связи с этим мы говорим о тесной связи между способностью к отсрочке удовлетворения инстинкта, мышлению, пониманию, выдерживанию фрустрации, с одной стороны, и неспособностью ждать, обдумывать, склонностью к немедленному отреагированию и удовлетворению, с другой. Так, З.Фрейд указывает на возможность формирования идентичности мышления вследствие изменения первичного психического процесса.

Эти идеи развил В.Бион, английский психоаналитик. Он связал наличие способности мыслить с возможностью психики выдерживать фрустрацию, отсрочивать удовлетворение. [4]

В психоаналитической теории развития принцип реальности тесно связан с присутствием третьего в психике ребенка. Обычно таковым является отец, который устанавливает рамки и границы отношений ребенка с мамой, вводит правила и создает предпосылки для выхода из симбиотического слияния с матерью. Триангуляция помогает ребенку выдерживать амбивалентность чувств, в том числе ненависть. [5]

Символически мы говорим о принципе реальности, который помогает психике ребенка выплыть из океана фантазий, невербального общения в мир логики, мышления, вербальной коммуникации.  

Эти аспекты психического функционирования становятся и предметом и механизмом работы супервизионной группы.

Роль принципа реальности в пространстве группы профессиональной супервизии

Супервизия – это в первую очередь процесс коммуникации, имеющий множество направлений:

  • супервизор - группа,
  • супервизор – специалист,
  • специалист – группа.

Очевидно, что предоставляемый специалистом в группе материал может быть понят и прочувствован участниками супервизионно группы по-разному.

Так, И.В.Лях отмечает особенности качества коммуникации между людьми, которое зависит от имеющегося у человека предшествующего опыта. Психолог, психотерапевт также склонен  воспринимать окружающее через свой опыт (травматический опыт в том числе). Чем в большей степени человек был травмирован, тем существует большая вероятность восприятия им предлагаемого материала сквозь свою призму чувств. [6]

В связи с этим принцип реальности в супервизионном процессе становится опорой, которая помогает понимать, исследовать и принимать во внимание существующие проекции, проективные идентификации и другие предсознательные и бессознательные процессы, имеющие место в течение групповой супервизии.

Правила, вводимые в начале каждой супервизии, обозначают принцип реальности через озвучивание принципов и правил работы группы:

  • принципы соблюдения этических правил,
  • работа группы направлена на удовлетворение запроса специалиста, предоставляющего случай,
  • принципы осознанности, ответственности, конфиденциальности и ведения группы.

Последний принцип означает, что на время предоставления случая специалист, выносящий его на обсуждение, также становится со-ведущим.

Озвучиваются правила группы:

  • правило конфиденциальности,
  • правило задавания вопросов и расшифровки терминов,
  • правило ведения, соблюдения заявки специалиста,
  • правило «стоп», благодаря которому специалист в любой момент может приостановить супервизионный процесс по своему усмотрению.

Тем не менее, эти принципы и правила могут осознанно или неосознанно забываться, игнорироваться, вытесняться участниками группы, в том числе в связи с динамикой предоставляемого на супервизию случая.

Поэтому речь идет о важности наличия внутренних рамок и границ супервизора, его интеризованного принципа реальности как внутреннего объекта. Последнее является составной частью профессиональной идентичности супервизора, что помогает сохранять возможность внутренней интроспекции и разделять внутренние переживающее Я от наблюдающего Я.  [7]

В связи с этим мы можем говорить о наличии принципа реальности в работе супервизионной группы в качестве как внешнего объекта для группы (в виде правил, структуры, времени),  так и внутреннего объекта супервизора. Эти понятия являются взаимосвязанными, поскольку именно задачей супервизора является регулирование и коррекция процессов с целью обеспечения условий для эффективного функционирования группы и помощи специалисту.

Описывая особенности работы с пациентами с шизоидной структурой характера юнгианские аналитики Н. Дж.Догерти и Ж.Дж.Вест указывают на важность обращения к принципу реальности, чтобы вернуть пациента из инкапсуляции мощных защитных механизмов.

Нам необходимо найти способ обозначить свое присутствие, снова привлечь внимание пациента, чтобы сессия была заземлена в реальности терапевтических отношений, а не только в содержании его бессознательного. [8]

Данный принцип, по нашему мнению, является необходимым условием супервизионного процесса, особенно, если участники группы включаются в мощные процессы проективной идентификации.  

Так, во время профессиональной супервизии мы говорим о существовании общего поля, в котором разворачивается динамика процесса группы. Задачей супервизора как того, кто сохраняет принцип реальности, является способность чувствовать, не сливаясь, и возвращать группе динамические процессы посредством их вербального озвучивания.

Супервизор озвучивает и так называемые «лакуны» – пустоты, то, о чем не говорят, а также то, что сложно принять в качестве новой информации участникам группы. Тогда внутренний супервизор [9], как внутренний объект [10], может использовать принцип реальности как систему шкал, от которой можно отталкиваться при анализе ситуации - в особенности тогда, когда мы имеем дело с тем, что не произносится, не принимается внутрь из-за страха разрушить прежнее внутреннее содержание.

То есть речь идет о возможности для супервизора отслеживать то, насколько группа защищается в принятии нового понимания, которое может родиться в процессе работы над случаем.

Мы полагаем, что принцип реальности супервизор может использовать как внутренний объект, который позволяет сохранять чувство здравого смысла, разграничивать и вносить смысл в хаос, помогать иметь дело с такими дихотомиями, как «внутреннее-внешнее», «мое-привнесенное извне», «здравый смысл – бессмыслица».  

Поэтому он является опорным пунктом в сознательных и бессознательных процессах профессиональной групповой супервизии, сравнимым по своей значимости с функцией Эго в психике индивида.

Список использованной литературы:

  1. Лейбин В.М. Словарь-справочник по психоанализу. -  СПб.: Питер. – 2001. - С.428
  2. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия/Очерки по психологии сексуальности. - Мн.: Попурри. – 2003. – С. 398.
  3. Shmuel Ehrlich H. Forum der Psychoanalyse/Discussion about psychoanalytic identity. -  2003. - P.362-377
  4. Гринберг Л., Сор Д., Табак де Бьянчеди Э. Введение в работы Биона: группы, познание, психозы, мышление, трансформация, психоаналитическая практика. – Москва: Когито-Центр. – 2007г.
  5. Фридрих Е. Триангуляция. - http://azps.ru/hrest/35/3088981.html
  6. Лях И.В. Полимодальная групповая супервизия: основы интерпретации динамических процессов/Сборник материалов ΙΙΙ Съезда психологов, консультантов, психотерапевтов и психиатров Сибирского Федерального Округа. - 2013г. - С.90-91.
  7. Бурлачук Л., Фокич К., Жидко М.. Психотерапия: учебник для ВУЗов. – Питер. - 2015 г.
  8. Догерти Н. Дж.и Вест Ж.Дж. Матрица и потенциал характера: С позиций архетипического подхода и теорий развития: В поисках неиссякаемого источника духа. - М.:Когито-Центр. - 2014. – C.53.
  9. Кейсмент П. Обучение у пациента. Дальнейшее обучение у пациента. – Алматы: Дарын. – 2005г.
  10. Celani D.P. Fairbairn’s object relations theory in the clinical setting. – Columbia University Press. – 2010. 

Ещё по теме:

Комментировать