Как «растет» психосоматика?

main_img

Психосоматика – один из самых распространенных запросов на психотерапию.

В основном с этим запросом приходят к психоаналитику уже взрослые люди. И в процессе анализа выясняется, что корни этого явления лежат глубоко-глубоко в раннем детстве. Во младенчестве.

То есть «корень всех бед» следует искать в первые месяцы жизни. Психиатрия младенчества – это психопатология взаимодействия. На основании этого утверждения можно сказать, что психосоматика у грудного ребенка – это участие в патологических ситуациях и взаимодействиях, чреватых соматизацией у младенца.

В нозологии младенчества, кроме психосоматики, существуют моторно-поведенческие нарушения, отклонения развития, нарушения умственно-душевных проявлений, и важно отдифферинцировать эти явления друг от друга.

В младенческом возрасте можно выделить 3 этапа возникновения психосоматических расстройств:

  1. появление нарушений до шестимесячного возраста;
  2. до полутора лет – возраст формирования привязанности, базовый для формирования объектных отношений;
  3. завершение младенчества (до трех лет).

Возбуждение может быть канализировано тремя основными путями – ментальным, поведенческим, соматическим. Очевидно, что психосоматика идет в ход, когда первые два пути приводят к неудаче.

Первичное содержание психики вообще и бессознательного в частности – это эмоциональные (чувственные) и моторные представления. Объем и качественные характеристики этих представлений, и также возможность в дальнейшем их вербализации, зависят от качества выполнения материнской функции.

Различают три основные патологии материнской функции:

  1. Недостаточная забота и привязанность к ребенку, недостаточное его стимулирование и, как следствие, эмоциональная бедность у ребенка.
  2. Гиперопека и гиперстимуляция:
    - направленные на одну из функций организма (например, питание), вызывают нарушение этой функции, использование ее как форму взаимодействия с матерью (например, анорексия);
    - симбиоз матери с ребенком с исключением из отношений отца, невозможность сепарации и свободного эмоционального роста, могут вызывать такие психосоматические расстройства, как астма (самоудушение подавленной ненавистью к столь же удушающей матери).
  3. Временная рассогласованность отношений, продиктованная жизнью в современном обществе.

Если начинается психосоматика как дисфункция объектных отношений, то на втором году жизни она уже начинает функционировать как автономная психологическая защита, форма поведения и реагирования. Жизнь психосоматического ребенка отмечена пустотой, эмоциональной бедностью или систематическими разлуками. Все они отличаются различными задержками развития, психомоторными нарушениями, массивными дефектами идентичности, в том числе и половой. Они фрагментированы, и фрагменты их личности слабо связаны между собой.

Их основными чертами, последовательно от младенчества к подростковому периоду и далее ко взрослой жизни, можно назвать:

  • фоновую депрессию,
  • дисфункцию объектных отношений, включая отношения внутренних объектов,
  • низкую способность к ментализации.

Конечно, эти детские нарушения нельзя воспринимать как приговор и необратимые нарушения развития. Психосоматическое функционирование может быть преодолено в более поздних, здоровых отношениях со значимыми взрослыми, может, наоборот, наслоиться на здоровое развитие в виде детерминированной травмой патологии более позднего периода. Патологии могут трансформироваться в поступательном развитии из одной в другую или эволюционировать в одной и той же форме, как астма.

Для терапии психосоматических заболеваний важно знать, что одно и то же соматическое проявление может быть следствием различных патологий психики. И одна и та же патология может быть причиной различных соматических нарушений.

В заключение можно сказать, что психосоматика младенчества требует таких техник, расширяющих инструментарий классического психоанализа, как ранняя совместная терапия матери и младенца и участие телесности, соматических проявлений в анализируемом материале.

Ещё по теме:

Комментировать