Гордость? Не просто гордость…

main_img

В каждом из нас есть мощная неосознаваемая тенденция предпочитать гордость реальности. Каждый чувствует ее, как чувствует силу притяжения, аппетит или желание ковырять в носу. Эта тенденция работает и на уровне отдельного человека и на уровне любого объединения людей: целой страны. Если согласиться, что будущее человечества в интеграции, то нам придется научиться справляться со своей гордостью. Особенно с гордостью великодержавной. С гордостью, которая в тридцатых годах прошлого века заставила умный и образованный немецкий народ стать жертвой грубой, лживой нацистской пропаганды, заставила немцев делать то, что привело к огромным жертвам самих немцев и за что немцам стыдно до сих пор. Эта же гордость работает на "ястребов" и "националистов" всего мира, что особенно видно на примере современной России, где люди, еще вчера бывшие умными и рассудительными, искренне поддерживают агрессивную, националистическую политику, которая во всей истории человечества ни к чему кроме трагедий не приводила.

К счастью, в отличие от животных мы, как минимум, умеем сосредоточивать мысли там, где вздумается и по своему желанию фокусировать внимание. То есть, если мы сознательно оцениваем любой природный импульс как неуместный, мешающий и вредоносный в настоящий момент, у нас есть механизм его обуздания. Научились же мы пользоваться не зубами и когтями, а орудиями, привыкли к туалету и средствами гигиены, научились сдерживать аппетит, по крайней мере, есть культурно, не выхватывать вкусные куски у незнакомых, в какой-то мере мы даже научились уважать чужое мнение. Смею надеяться, что мало-помалу мы, как человечество, двигаемся в направлении от полной захваченности "природными" импульсами к все большему их осмыслению, сознательному, (впоследствии автоматизированному, не требующему каждоминутных усилий) контролю.

В этой статье я попытаюсь разобрать гордость, как производную от "природных" импульсов и решаюсь предложить тезис, что способность к самокритике (способности выдерживать уязвленную гордость) пропорциональна способности лучше видеть и понимать реальность, способности к осмыслению сложных понятий. То есть, ограниченный человек, обладающий скудными способностями и малоталантливый должен одновременно быть более гордым субъектом, чем его противоположность. Для понимания тезиса необходимо понимать очевидную разницу понятий "гордость" и "достоинство". "Гордость" я употребляю в смысле близком к: "преувеличенная гордость", "фальшивая гордость", "горделивость" и т.д.

Еще раз подчеркну, что каждый претендующий на внутреннее развитие, должен понимать, что только сознательное усилие (в разной степени каждому доступное) может быть проводником развития, тогда как "приятный путь" следования "природным" импульсам усилий не требует, предлагает только расслабиться, поддаться "естественным желаниям", но ведет к деградации высоких уровней человеческой функциональности.

В первой части я хочу сосредоточиться на вопросе: почему гордость, ощущение собственной значительности настолько важны для каждого человека? Ну, что в этой гордости такого важного? Заметьте, как высоки ставки! Мы готовы отказаться от тестирования реальности… От главной способности, делающей нас адаптивными, успешными в мире. Таким существенным и ценным элементом психики странно жертвовать из-за банального и недолговечного тщеславия. Тем более, в болезненном, невротическом регистре речь никогда не идет об удовольствии, а только об избежании неудовольствия. По этой логике за гордостью должен скрываться мощный страх, кошмарный ужас, который становится меньше при усилении гордости и усиливается при ее уменьшении. Из всех оттенков гордости, выберу самую грубую и банальную: чувство собственной силы, могущества, значительности.

Получается, что усиление чувства собственной силы, могущества приводит к уменьшению какого-то страха, а с ослаблением этого чувства страх сильнее нами овладевает. Страх перед чем? Универсальным ответом будет предположение, что это страх перед всем окружающим миром. Перед всем тем, что "не Я". Больше просто не перед чем. Если я сильный, мир мне не страшен, если я слабый - мир приводит меня в ужас. То есть, самообман фальшивой гордости - способ уменьшить страх перед всем спектром внешних опасностей. Способ. хороший для детей.

Ребенок в три года, начиная отвоевывать положение в семье, искренне верит, что прилетит на нарисованной ракете и врежет папе волшебным пластмассовым мечом. И все хорошо. Маленький человек спокоен, хорошо спит, кушает, развивается. Но со временем становится мало хорошо спать и хорошо кушать. Чтобы развитие продолжалось, требуется увидеть и признать за собой несовершенство, осознать свою уязвимость, слабость. Двигаться нужно дозировано, оставляя некоторый перечень магических защитников, чтобы оставаться в поле комфортного или хотя бы выносимого существования, но иметь стимулы развиваться. Выпадая из спектра "комфортного существования", мы чувствуем резко усилившуюся тревогу, блокируемся от страха, "опускаем руки". У каждого свой запас, свой потенциал выдерживать болезненное чувство уязвимости. Что-то типа терпения. Важно понимать, что терпеть - всегда тяжело, это всегда усилие. Естественное, природное желание: не терпеть, придумать больше магических защит и не напрягаться.

Подведем промежуточный итог: за непреклонностью гордости стоит страх перед могуществом и враждебностью окружающего мира, который становится меньше, если любыми, даже ошибочными суждениями, субъективно увеличить свою силу, мощь, защищенность. Выносить страх перед окружающим миром, чувство своей уязвимости, малости, бренности тяжело. В больших концентрациях это чувство опасно. Мысль, по сути, элементарная и интуитивно непротиворечивая.

По первой части мне больше сказать нечего, версия ответа на вопрос: отчего гордость так для нас важна состоялась.

Дальше попытаюсь выудить из предыдущих построений еще что-нибудь интересненькое.

"Не терпеть" естественное желание для человека, как природного субъекта. Но мы, повторюсь, не только природный субъект, мы еще имеем кое-что, что Борис Акунин-Чхартишвили называет Аристономией. В нас есть особое чувство, особая мощная уникально человеческая тенденция к развитию. Я такие надежды очень поддерживаю и попытаюсь расшифровать небольшую часть процесса. Что это за тенденция к развитию? Можем ли мы предположить в ней какую-то логику?

Вернемся к гордости, чувству собственной силы, значительности на фоне окружающего мира. Последняя часть фразы существенна и состоит из двух: мощи окружающего мира и его враждебности. Мощь условно примем за величину бесконечную. Но любой своей мощью угрожает мир, который враждебен. Не враждебный мир не угрожает. В статье "Непреклонность гордости", я напомнил один из известных психоанализу механизмов формирования чувства враждебности мира (или отдельного его представителя), через чувство вины и ожидание наказания.

Для тех, кто продолжает читать и умудрился сохранить нить рассуждений,  предлагаю отметить, что чувство защищенности может увеличиться не только через ощущение собственной силы (гордости), но и через ощущение невраждебности мира. В формуле два компонента: собственная сила/слабость и враждебность/невраждебность мира. Для нормального функционирования человека эти компоненты должны находиться в некотором равновесии. Оба компонента субъективны, оба могут совершенно не соответствовать действительности. Оставив за скобками интереснейшие идеи современных психоаналитиков об интерсубъективном взаимодействии, определим: наше восприятие, поведение и развитие зависит от того, что у нас в голове, в большей мере, чем от настоящей реальности.

Дальше начнем моделировать:

  1. Доверия миру нет. В голове у человека устойчивое представление о мире, как о враждебном, недружелюбном, алчущем тебя, как добычи. Представление о собственной силе должно быть симметричным. Необходимо ощущать себя готовым к противостоянию. Сильным, хитрым, ловким, увертливым, верящим только узкому кругу "своих" и то до определенной степени. Личные отношения, сильно приправленные подозрительностью, неглубоки и часто разочаровывают. Возможности расслабиться, подумать о великом, дать своим мыслям свободу нет никакой. Любая форма слабости недопустима. Есть состояние мобилизации, размытое будущее связано с маловероятной перспективой победить всех, что не может внушать оптимизма. Вместо радости - торжество реванша, облегчение временно избавившегося от опасности.
  2. Доверие миру есть. В голове у некоего наивного, доверчивого субъекта парадоксально сложилось устойчивое представление о мире, как о неопасном и даже любящем, готовом помочь в беде, вместе порадоваться, честно поделить совместно заработанное. Сила для защиты тут особенно и не нужна, сила нужна для удовольствия свободной продуктивности. Можно осмотреться по сторонам, увидеть детали, позволить себе долгосрочное планирование, масштабные проекты. Себя можно критически осмотреть, отметить то, что не нравится, подумать, как исправить положение. Личные отношения, свободные от чрезмерной подозрительности, имеют больше шансов состояться, добавив чувства радости, душевного комфорта, доверия.

Мне видится бесспорным, что человек, описанный в п.2 имеет меньше шансов быстро выкопать траншею, но гораздо больше шансов изобрести колесо, электрическую лампочку, айпад, общественный договор и аристономию. Человек, имеющий доверие к миру, развивается быстрее.

Дальше самый тонкий и самый важный момент во всем рассуждении: развиваясь быстрее, человек реально становится сильнее - он уже не боится дождя, молнии и диких зверей, меньше боится соседей и ему требуется меньше магических средств, меньше искажения реальности для психологически комфортного существования. Он в большей мере способен увидеть мир настоящим. Фальшивая гордость, высокомерие ему не нужны, у него уже есть достоинство! Он в состоянии принять, что не Солнце вращается вокруг Земли, а вселенная расширяется неизвестно куда и не обязательно быть грандиозным для счастья.

Иллюзия доверия миру сообщает нам больший темп развития, чем иллюзия недоверия миру, но, развиваясь, мы, обеспеченные, защищенные своим развитием, становимся сильнее, и иллюзия доверия миру подкрепляется реальностью, перестает быть только иллюзией, а это еще усиливает скорость человеческой эволюции.

Понятна и опасность иллюзии доверия миру: уязвимость. Человек, полагающий, что лев в саванне будет так же снисходителен, как лев из мультфильма рискует быть, без всякой паузы, съеденным.

Из вводного университетского курса биологии мне стало известно о существах, живущих в воде и в теплый сезон развивающихся в организм, способный передвигаться, обладающий внутренними органами и зачатком мозга, а в холодный сезон, превращающийся в полую трубку, получающую необходимый минимум питания от протекающей через него воды. Уязвимость простой формы меньше, но и перспективы развития ничтожны. Для нас, людей, теплый или холодный сезон - вопрос, решающийся субъективно в нашей голове! По моему мнению, это и есть шанс.

В конце попробую развлечь читателя предположениями о том, какие способности получит человек будущего. Может быть, уже наши дети или внуки. Если сегодня осмыслить гипотезу Пуанкаре: "… представьте себе двухмерную сферу - резиновый диск и натяните его на шар так, чтобы окружность диска оказалась собранной в одной точке (так можно стянуть шнуром спортивный рюкзак). В итоге получится сфера для нас трехмерная, а с точки зрения математики всего лишь двухмерная. Затем предлагают натянуть тот же диск на бублик. Края диска сойдутся в окружности, которую уже не стянуть в точку - она разрежет бублик", - я не могу, сколько не стараюсь, то для наших потомков это будет задачка из средней школы. Каких они наизобретают себе домов, средств транспорта и связи… Сегодня человек учится только функционировать в мире с трех лет до двадцати пяти, потом еще лет десять-пятнадцать становится специалистом в своей области, а шансов на интеграцию разных наук в одном мозге у нас пока нет. Даже двух наук. А это очень нужно для будущих научных прорывов.

Что мы сделали как цивилизация? Как далеко улетели в космос? Что знаем о планете, на которой живем? У нас даже нет гарантии от вульгарного самоистребления. Нам очень нужно больше ума, больше способностей, больше свободы, мощи мысли. А если со временем в человеке разовьются разные правополушарные, эвристические, креативные, вообще непонятные пока феномены? А  способность читать и передавать мысли? Если мы вырвемся из границ языкового кода и научимся принимать информацию, как компьютер? А потом, освоив трансформацию из материи в энергию, стартуем из материального тела и в виде лучей понесемся через галактики в совершенно новую жизнь?

И представьте, всего этого мы можем не получить из-за таких глупых вещей как воинствующее невежество, распущенность, хамство, нежелание чуть-чуть напрячь мозги и душевные силы. Из-за дискуссии о формах получения полового удовлетворения…

Если что-то из моих рассуждений - правда, единственный путь к победе - деятельно надеяться на лучшее. Предлагаю его мирно и последовательно придерживаться.

Получите консультацию от наших психологов!

Популярное:

Комментировать