Мы в ответе за тех, кого приручили...?

main_img

Мы в ответе за тех,
кого приручили
Антуан де Сент-Экзюпери

Часто приходится слышать разные позиции в отношении знаменитой фразы из сказки Антуана де Сент-Экзюпери «Маленький принц».

Чаще всего они полярные.

Первая позиция – присоединение.

Такой позиции придерживаются люди, склонные к зависимости от других людей, для оправдания своих созависимых отношений. В отношениях с другими они отказываются от себя, делая другого смыслом своей жизни. И тогда эта фраза выступает для них как своеобразное оправдание их картины мира. Расстаться с другим нет никакой возможности. Жить можно, только вцепившись в другого, слившись с ним. Не то что бы другой был ценностью для созависимого, скорее он просто необходимость для его выживания. При этом, другого как отдельного от меня нет и меня нет отдельно от другого. Есть Мы.

Всю ответственность в отношениях созависимый берет на себя. Взяв на себя ответственность, он лишает этой функции другого. В этом есть, ко всему прочему, много высокомерия и власти. Само слово «приручить» предполагает элемент слабости другого. Прирученное животное теряет свои природные свойства, обеспечивающие ему самостоятельное выживание. Приручить – значит взять всю ответственность на себя, сделать другого зависимым от себя, беззащитным. Но при этом у тебя полная власть над ним! Парадоксально, что в описанной ситуации в отношениях с другим ты теряешь свободу. Так как, если ты бросаешь того, кого приручил, то обрекаешь его на гибель, а себя на муки совести.

Вторая позиция – отрицание.

Контрзависимые же, напротив, осуждают вышерассматриваемую позицию, защищая свои установки безответственности к тем, с кем были в близких отношениях. Они, в отличие от созависимых, не принимают на себя даже свою необходимую в отношениях с другим часть ответственности. Отношения к другому здесь как к средству, функции, другой обесценен уже явно. Часто это может проявляться как цинизм в отношении близости и близких отношений.

На самом деле у контрзависимых потребность в другом не меньше, чем у созависимых. Но они встретились в своем опыте с травмой отвержения и «выбрали» для себя безопасную форму отношений. Они отказываются от близких отношений, чтобы не встречаться с болью. Не встречаясь с другим, избегая близости с ним – защищаешь себя от возможности быть им брошенным, расстаться. Не принимая ответственности, ты избегаешь встречи с неприятными чувствами – виной, тоской, предательством.

Может сложиться впечатление, что люди с первой установкой несвободны в отношениях, в то время как вторые предельно свободны. На самом деле и те, и другие не имеют свободы в отношениях. И если созависимые люди не могут расстаться, то контрзависимые не могут встретиться.

Психологически зрелые люди строят свои отношения на основе взаимной ответственности. Они берут на себя свою часть ответственности, понимая, что она есть и у другого человека. Другой важен и ценен, но при этом им не игнорируется ценность своего Я. Если удается договариваться с другим, сохраняя баланс ответственности и баланс «брать – давать» в отношениях с другим, то отношения продолжаются.

В том же случае, когда отношения прерываются, такой человек принимает свою часть ответственности и платит за нее сожалением. Сожалением, что отношения умирают, что не сбылись ожидания. Но при этом сам не «умирает» и не игнорирует важность другого в своей жизни.

Ещё по теме:

Комментировать