В глубине души я особо опасный преступник. В самом деле?

Раздел: Статьи
Категория: Самопознание
Автор: Ливач Елена Антоновна
main_img

В предыдущей статье Два способа жить интересно мы пришли к выводу, что развитие личности происходит тогда, когда человек следует за своими желаниями, внутренними побуждениями. О том же говорят и многие книги, посвященные достижению успеха; об этом же говорили и восточные мудрецы: «Найди дело себе по душе, и тебе не придется работать ни одного дня».

Почему эти советы вызывают недоверие и страх?

Многие люди считают, что их истинные желания аморальны, низменны, а то и просто чудовищны. «Если все будут делать, что хотят, мир погрузится в разврат и кровопролитие», - возмущенно заявляют те, кто втайне мечтает отомстить обидчику или овладеть неприступным объектом страсти. На первый взгляд так и есть: преступники, в отличие от приличных людей, не могут сдержать своих импульсов. Большинство преступлений происходят при ослабленном контроле сознания — в аффекте или состоянии опьянения. Значит ли это, что каждый из нас — в глубине души чудовище, и только постоянный контроль и привитые с детства привычки удерживают нас от насилия и воровства?

Внести ясность в этот вопрос помогут слова выдающегося психолога П.В. Симонова. Он сказал: «Главной задачей воспитания является точное и конкретное информирование воспитуемого о тех способах, средствах и путях удовлетворения потребностей, которые не ведут к нарушению общественно продуктивных норм и представляют ценность для прогрессивного развития общества и самореализации личности во всем богатстве ее потенциальных способностей и задатков».

Давайте сравним позицию Симонова с позицией, которая до сих пор распространена в нашем обществе, и которая выглядит примерно так: «Человек от природы хочет только есть, спать и удовлетворять свои животные инстинкты, и только постоянные требования, угрозы и наказания помогают вырастить из него более-менее приличного человека. Но дай ему волю — и он тут же вернется в первобытное состояние. Вот почему люди не хотят учиться, не хотят работать, халтурят, играют в бессмысленные игрушки, изменяют друг другу и не выполняют свои обещания — такова их истинная природа». Дети, воспитанные в таком ключе, усваивают этот взгляд на себя. Потом они взрослеют и недостатки воспитания мешают им достигать своих целей. Тогда они либо отказываются от своих целей («мне не дано... я обычный человек, не гений... не жили богато, нечего и начинать...»), либо устраивают себе концлагерь («Соберись, тряпка!»), доводя себя до нервных срывов, анорексии, депрессии. В общем, безрадостная ситуация, как ни посмотри. Непонятно, как при такой позиции получать удовольствие от жизни без чувства вины.

Позиция Симонова мне нравится гораздо больше. Он излагает ее в своей книжке «Темперамент. Характер. Личность». Взгляд Симонова  на человека примерно такой:

Каждый человек рождается с набором потребностей, удовлетворение которых позволяет развиваться. Потребность в пище побуждает добывать питательные вещества, потребность в общении развивает психику и укрепляет родственные (а позже — дружеские и деловые) отношения. Потребность в продолжении рода вдохновляет нас сближаться с противоположным полом, совершать подвиги и украшать себя. Потребность в достижении требует превосходить в чем-то других или преодолевать себя. Развиваясь, человек реализует свои способности, Хорошее воспитание позволяет реализовать свои способности и склонности на пользу обществу.

Отдельно Симонов выделяет потребность в вооружении — в овладении знаниями и навыками, которые помогают удовлетворить другие потребности. Именно она побуждает вас сейчас читать эту статью — вы надеетесь узнать нечто, что улучшит вашу жизнь. И именно потому принудительное образование так неэффективно — ученик не видит, как география и сопротивление материалов связаны с его жизнью, и смысла учить все это не видит. «Пригодится в будущем» для нашего бессознательного (где царствуют потребности) звучит очень неубедительно, потому что для бессознательного нет ни будущего, ни прошлого — есть только настоящее. Нельзя хотеть впрок.

«Потребности нельзя ни уничтожить, ни насадить: среди них нет лишних, плохих или вредных. Вредны бывают только определенные трансформации потребностей, и пожалуй, любая из них может трансформироваться в социально нежелательную», - пишет Симонов.

Рассмотрим это утверждение на примере.

Возьмем потребность в достижении. Каждому нравится быть первым, чемпионом, специалистом в каком-то деле. Каждому нравится побеждать. Каждому нравится уметь что-то такое, что не могут окружающие — например, бегло говорить на трех языках, ходить на руках или виртуозно водить машину. Но чтобы что-то такое уметь, нужно упорство и хороший учитель. Представим себе ребенка, родители которого давили его волю - поэтому упорство не развилось; а еще они слишком заняты, чтобы выяснить, что хочет их ребенок и к чему у него склонности. Их устраивает, что он нормально учится и не шарахается по улицам в сомнительной компании. Пусть играет в «Angry Birds», зато с ним нет проблем. И вырастает человек, не умеющий преодолевать препятствия, с неразвитыми способностями. Но потребность-то никуда не делась! Хочется быть первым, лучшим, самым сильным! И бессознательное находит свои, простые способы ее удовлетворить. Какие именно - зависит от личных особенностей человека и наличных условий. Например, можно выпросить у родителей I-Phone 5 — чем не достижение? Можно повесить в социальных сетях фотографии «Как я был в Нью-Йорке (а вы, неудачники, не были)». Можно затравить одноклассника, подняв себе самооценку. Можно похвастаться количеством половых партнеров или доходами мужа. Можно убить человека, почувствовав свою власть над жизнью — привет Раскольникову!

Все, что угодно может придти в голову человеку, у которого есть цель (удовлетворить потребность), но нет средств. Преступления, говорит Симонов, происходят там, где человеку не дали возможности социально приемлемым образом удовлетворить свои потребности. А игнорировать потребность невозможно, она основа существования и развития.

Другими словами, если в споре мне хочется ударить человека — значит, я не умею разрешать конфликты другим способом. Если мне кровь из носу хочется новый гаджет — значит, я не уверен, что что-то стою сам по себе. Если я смертельно ревную и вскрываю почту партнера — я не знаю, как быть для него интересным и желанным партнером. Если я мечтаю выиграть миллион — я не верю, что могу его заработать. Меня не информировали о том, как все это сделать.

Итак, воспитатель — это не тот, кто следит и наказывает за антисоциальное поведение. Воспитатель — это тот, кто помогает овладеть такими умениями и знаниями, которые дают воспитаннику возможность удовлетворить свои потребности. Тогда в антисоциальном поведении просто нет смысла.

А теперь давайте вспомним, что мы - взрослые люди, и значит, сами отвечаем за свое воспитание. Побудем воспитателями для самих себя. Спросим себя: чего я хочу на самом деле? Что мне нужно знать и уметь, чтобы этого достичь? Как люди достигают этого? У кого я могу научиться? Достаточно ли я себя люблю, чтобы уважать свои потребности? У кого я научился тому, что мои потребности неважны?

...Хочу ли я быть в гармонии с самим собой? Какой станет моя жизнь, когда я буду знать, что же я хочу, и действовать во имя своих истинных желаний?

Получите консультацию от наших психологов!

Ещё по теме:

Комментировать