Характеры и судьбы. Продолжение

main_img

В прошлой статье «Характеры и судьбы»
я обещал дать объяснение поступков исторических личностей,
описанных в ней.

Ответ кроется в различиях неосознаваемых стратегий поведения.

  • Как мы принимаем решение, когда перед нами стоит выбор?
  • Как мы выбираем, какую надеть сегодня рубашку или что заказать на обед?

Думаю, мы даже не задумываемся об этом, часто это «просто мне так захотелось». Хотя, если нас попросят объяснить свой выбор, мы, подумав, обязательно найдем аргументы, заставившие нас сделать этот выбор.

Как это и происходило в одном эксперименте с гипнозом.
Человеку под гипнозом внушали, что, когда он выйдет из него, то возьмет зонтик профессора и прогуляется с ним вокруг больницы. Проснувшись, подопытный брал зонтик и шел обходить здание в прекрасную солнечную погоду. А когда он возвращался, его спрашивали, куда он ходил. Человек отвечал, что ему внезапно захотелось в такую прекрасную погоду выйти подышать свежим воздухом.

Экспериментатор спрашивал, а зачем он взял зонтик, ведь на улице солнечный день.
На что получал вполне резонный ответ: «на случай непредвиденного дождя».

Но почему не свой зонтик, а именно зонтик профессора?
Но и тут человек находил ответ, что-то вроде «Он мне больше понравился» или «Он был ближе».

Честно говоря, не знаю, много ли раз профессора подобным образом издевались над бедными пациентами, но, видимо, достаточно, чтобы понять, что наши поступки обусловлены неосознаваемыми нами побуждениями.

Здесь тоже надо понять, что на принятие того или иного решения человека толкает совсем не рациональный разум (ну кроме глубоких шизоидов), а эмоции, которые заставляют делать выбор в пользу уже сложившейся стратегии, выработанной и утвержденной подсознанием в раннем детстве.

Хотя порой такое решение для другого может выглядеть очень странным. Например, человек нашел бумажник и отнес его в полицию или пытается найти хозяина этого бумажника, или прыгает в реку спасть собаку, причем незнакомую.

  • Для эмотива это норма,
  • для эпилептоида – глупость,
  • для истероида – пиар и возможность привлечь к себе внимание,
  • для паранойяльного – социальная ответственность и справедливость,
  • для тревожного – лучше пройти мимо (а вдруг в бумажнике бомба, а собака бешенная),
  • для гипертима – деньги можно сегодня же прогулять, а вот собаку спасть по приколу,
  • для шизоида – а зачем людям деньги, а собакам жизнь?

А для Стива Джобса или Илона Маска (паранойяльных шизоидов) – надо сделать такие бумажники, чтобы они сами искали своих хозяев, а собак нужно научить дышать под водой.

Но как часто бывает в жизни, нам приходиться делать выбор не из двух привлекательных целей между хорошим и хорошим. А между двух не привлекательных целей, между плохим и плохим, как это было у Джордано Бруно и Коперника. То ли отказаться от своих убеждений - то ли пойти на костер.

  • И для Джордано, имеющего шизоидно-паранойяльный психотип, отказ от убеждений его эмоциональной частью оценивался как худший: лучше костер, чем оказаться не правым.
  • А вот для Коперника, скорей всего, обладавшего тревожно-шизоидным психотипом, лучшим выбором была спокойная жизнь священника и не особое желание продвигать свое открытие.

К психологу обратилась молодая девушка, имеющая в своем психотипе ярко выраженные паранойяльный и шизоидный радикалы. Одной из ее проблем были взаимоотношения с мамой. По ее описанию я сделал вывод о том, что ее мама обладает эмотивно-тревожным психотипом. Эта девушка хотела видеть мать похожей на себя, естественно, считая, что ее взгляды более правильные, чем у мамы. Она регулярно учила (выносила мозг) свою мать, что нельзя быть такой мягкой и слабой, а надо жестко отстаивать свои интересы и выгоды.

Я мягко указал девушке на то, что если ее мама станет такой же, как она, то уже мама в свою очередь будет регулярно учить дочь, как правильно жить. И спросил, хотела бы она такую мать? Хотела бы она каждый день спорить и ругаться с мамой, которая так же, как она, жестко отстаивала бы свои убеждения и взгляды? Девушка задумалась и согласилась с тем, что, пожалуй, такая ее мама, как есть сейчас, подходит для нее больше.

На самом деле по большому счету все хотят одного - больше ресурсов, хоть и не все это осознают. А разница существует лишь в способах достижения или, лучше сказать, в способах движения к этим ресурсам.

Для стенических психотипов (читатель, надеюсь, помнит, что это значит сильные - такие, как паранойяльные, гипертимные, эпилептоидные) конфликт чаще выгоден, так как позволяет получать эти ресурсы. А вот для астенических (эмотивов и тревожных) - наоборот, конфликт несет чаще потери, поэтому выгодней уклоняться от этих конфликтов.

И еще раз напомню, что это не сознательный выбор, а эмоциональный, подкрепленный работой соответствующих гормонов, заставляющих человека принимать, может быть, даже и не выгодные для себя с точки зрения рационального разума решения.

Поэтому, если Ваш супруг или супруга поступают, на ваш взгляд, неразумно - в большинстве случаев это не потому, что он козел и скотина или она набитая дура, а потому, что именно так человек (лучше сказать - организм человека) рассчитывает достичь своих целей.

А цель у организма, я повторюсь, всегда одна, верней две:

  1. улучшение качества жизни - пища, безопасность, здоровье, продолжительность жизни;
  2. продолжение себя в потомках - это секс, любовь, семья, дети.

Но надо понимать, что в первую очередь семья - это команда, объединенная общими целями и задачами. И если энергия членов этой команды тратится на решение общих для всех задач, то все в целом выигрывают. А если эта энергия идет на внутреннюю борьбу друг с другом, то даже, если сами по себе партнеры довольно успешные в конкуренции люди, то их превосходные возможности только сильней разрушают семью и уменьшают конкурентные возможности в социуме.

Это про две разные стратегии: стратегии пчел и стратегии пауков в банке.

Получите консультацию от наших психологов!

Популярное:

Комментировать