Кто такие шизоиды. Часть 3

main_img

В раннем детстве дети-шизоиды приносят мало хлопот своим родителям.

Они не сильно подвижны, не любят проказы, с 2 или 3 лет начинают интересоваться буквами и быстро обучаются читать. Такие дети серьезны, задумчивы, рассудительны. В интеллектуальном плане почти всегда опережают своих сверстников. В общем, их родителям есть чем похвастаться перед другими.

Правда, такие дети замкнуты и не проявляют желания к общению со своими сверстниками, а также и с родственниками, причем даже с родными братьями и сестрами. Но зато могут с братом жены двоюродного дяди, который проездом заночевал у вас в гостях, разговаривать три часа на тему глобального потепления климата, влияния на это выбросов углекислого газа и о возможностях перехода на чистую энергетику

Прямо золото, а не ребенок, вот если бы только еще не его упрямство.

В общем в целом, что перед школой, что в начальных классах все в основном идет благополучно, ну если только шизоид не гипертимный или паранойяльный. В обоих этих случая ребенок становится довольно агрессивным и почти неуправляемым.

Вспомнил здесь Грету Тумберг, которой поставлен диагноз аутизм, что и есть глубокая стадия шизоидности. Правда, у нее по всей видимости высокофункциональный аутизм или его еще по-другому называют синдром Аспергера. Ну, а в нашей модели семи радикалов ее можно отнести к паранойяльному шизоиду.

В остальных же случаях ребенок почти никак себя не проявляет в классе, разве что высоким интеллектом. Но интеллект часто бывает направлен на конкретные области, которые могут даже не относиться к школьным предметам, при абсолютном игнорирование других, в том числе и школьных предметов. К сожалению, обычно они не бывают любимчиками у учителей начальных классов, потому что нет у них социальных навыков по качественной коммуникации с учителем.

Они не заглядывают в глазки, не смотрят на учителя с обожанием, не пытаются ему как-то угодить или проявить уважение. А ведь всем известно, что наша коммуникация на 90% состоит из невербальных сигналов. Так вот, этот язык шизоиду почти не знаком. В этом случае он как иностранец, не понимающий, что ему говорят, и сам не знающий, что сделать, чтобы поняли его.

Но до подросткового возраста это не несет особых проблем для ребенка, и обычно родители не обращают на это внимания. Но когда начинается период взросления и для ребенка становятся крайне важными социальные отношения со своими сверстниками, вот тогда и начинаются серьезные проблемы, которые не замечать уже сложно.

К психологу мама привела своего четырнадцатилетнего сына.
Зайдя в кабинет, он первым делом начал внимательно рассматривать стены и то, что на них висело. В течение первых пяти минут на мне он вообще ни разу не остановил взгляда. Такое впечатление, что меня он воспринимал просто как предмет мебели.

Его мама, довольно энергичная и общительная женщина (гипертим по психотипу), усадив своего сына на диванчик, начала рассказывать свою историю.

Он хорошо учился в школе, жалоб на него не было. Он не водил дурных компаний, из школы домой, из дома в школу. Да и дома в принципе был послушным спокойным мальчиком. Но в последнее время она обратила внимание на то, что у него нет друзей-сверстников.

Как-то, подвозя его до школы, она увидела, что он проходит мимо своих одноклассников, которых она знала, и ни с кем не здоровается. И последним толчком к принятию решения пойти к психологу было то, что она увидела, как дочь ее хорошей подруги, с которой они дружили семьями и которая училась в одном классе с ее сыном, тоже с ним не здоровается. Когда мама спросила девочку, почему она так делает, та ответила, что с ним очень сложно общаться, поэтому с ним никто в классе и не общается.

Я спросил маму, выходит ли сын во двор и общается ли там с кем то?

— Да, я его туда выгоняю, — вздыхая, говорит мама, — если бы не выгоняла, сидел бы дома. И если папа в гараже, то он предпочитает что-нибудь там мастерить.

— А во дворе он с кем общается? — продолжаю я.

— Представляете, во дворе он играет с детьми, младше его на 3-4 года.

Вот так, с одной стороны, дети и подростки-шизоиды кажутся более старше своих лет — это за счет слабой физической активности, сдержанной мимики и высокого интеллекта —и плюс ко всему отличаются необычными для их возраста интересами, и Грета Тумберг прекрасный этому пример. А с другой стороны, по социально-эмоциональному развитию они сильно отстают от своих сверстников (не удивительно, если мы вспомним, что с этим развитием у них серьезные проблемы), о чем и говорит их желание играть с детьми гораздо младше себя. Впрочем, шизоиды так и остаются на всю жизнь большими, наивными и непрактичными детьми - такие маленькие профессора. Очень умные, но в быту и в жизни совершенно неприспособленные.

Уважаемые родители детей-шизоидов,
вам надо знать, что если вы упустите то время, когда проходит процесс социализации и встраивания ребенка в социум, то никакой высокий интеллект не заменит ему этих навыков.

Возникает вопрос: «А что делать?».

Приведу такой пример.
На одном из выступлений в школе перед родителями, где я знакомил их с программой развития социально- эмоционального интеллекта для начальных классов, ко мне подошла женщина. Ее ребенок, имеющий расстройство аутистического спектра (аутист — это глубокий шизоид), в рамках инклюзивного образования с тьютором посещала обычную школу. Если кто не знает, это когда детей с отклонениями для их более успешной социализации обучают вместе с обычными детьми.

Так вот, мама сообщила мне, что ее дочь проявила повышенный интерес к рабочей тетради по этой программе, что случалось с ней редко. Девочке через учебник стало интересно то, что не было интересно в жизни. Она не могла учиться этому напрямую от окружающих ее людей, но вот когда это оказалось написанным в учебнике, такая возможность у нее появилась.

Если один канал получения информации для успешной социализации у аутиста, можно сказать, заблокирован, то можно использовать тот канал, который работает. В данном случае это напечатанное слово и картинки.

Получите консультацию от наших психологов!

Популярное:

Комментировать