Кто такие паранойяльные. Часть 2

main_img

С самого раннего детства дети с паранойяльным радикалом проявляют потрясающую настойчивость при достижении своей цели.

  • Если ребенок захотел рассмотреть поближе или засунуть в рот именно этот предмет, то попытаться отвлечь его от этого будет ну очень сложно. Он будет требовать именно то, что его уже заинтересовало.
  • Становясь старше, они проявляют настойчивость по отбиранию игрушек у своих сверстников. Причем имея у себя уже десять подобных или даже лучше. Ну, что тут скажешь, прирожденные воины и лидеры человечества.
  • А становясь еще старше, настойчиво требуют одевать то, что они выбрали сами, а не то, что дают им родители.

Наверное, одна из главных движущих сил паранойяльного — это протест против существующих правил и установление своих.

Вот именно здесь и заложено одно из основных отличий паранойяльного от эпилептоида.

Причем если гипертим просто игнорирует какие-либо правила, то паранойяльный их пытается уничтожить, чтобы создать свои не менее, а возможно, еще более жесткие, чем предыдущие.

Горящие глаза революционеров и пламенные сердца борцов за свободу, превратившиеся после победы в расстрелы не согласных с такой свободой - хороший пример проявления паранойяльного радикала в жизни.

Но в дальнейшем, уже перед самой школой, ребенок с паранойяльным радикалом, благодаря состоявшейся к тому возрасту социализации (при авторитетности для него этого социума), собирается в щколу с полной уверенностью, что будет там лучшим учеником.

На меньшее паранойяльный не согласен. Почему-то на школьной успеваемости зациклены гораздо чаще девочки, чем мальчики, особенно в начальных классах. Посмотрите на девочек-отличниц в школе с первого по шестой класс, они практически все имеют ярко выраженный паранойяльный радикал.

Позже могут начать появляться и другие интересы - спорт, тусовки, общественная или противоправная деятельность (кстати, порой это все успешно совмещается). В общем, что в данной среде, окружающей подростка, является авторитетным, в том он и старается стать первым.

А если авторитеты меняются, то бывший комсорг класса или школы становится бригадиром на районе и «крышует» там ларьки. Ну, или встает в первые ряды активных разоблачителей комсомола и коммунизма (здесь я вспомнил девяностые). А потом может возглавить какую-нибудь федерацию (в смысле спортивную), а после и попасть в депутаты.

Но такие метаморфозы (по-простому – переобувание) свойственны паранойяльным, имеющим дополнительно в психотипе еще и выраженный истероидный радикал.

А вот если у них дополнительным идет эпилептоидный радикал, то он так навсегда и останется верным своим первоначальным убеждениям.

Но с возрастом паранойяльному становится тесно в рамках чужих правил. И он все меньше и меньше хочет соответствовать чьим-либо стандартам и, как в раннем детстве, снова желает разрушить существующие правила и установить свои.

А как у паранойяльного с отношениями?

В подростковом возрасте и в молодости паранойяльные (идет речь про парней) не очень-то озабоченны поисками партнерши, ведь есть дела и поважней. Например, покорить Антарктиду, полететь в космос, свергнуть диктатуру, создать общество защиты кого-нибудь или чего-нибудь, стать самым крутым на районе, можно чемпионом мира в каком-либо виде спорта или самым известным блогером. Главное, чтобы самым-самым.

И если паранойяльный и вступает в отношения в этом возрасте, то только с теми, кто искренне участвует в его предприятии.

Здесь можно привести пример Ленина, имеющего крайне выраженный паранойяльный радикал, и его верного сподвижника и большевика — товарища Крупскую. И даже все его связи на стороне — это женщины, которые обладали исключительно пролетарско-революционным сознанием.

В общем, если паранойяльный в юношестве ищет пару, то исключительно по общим интересам.

И здесь есть два варианта:

  1. Паранойяльный молодой человек составляет пару с девушкой, имеющей такой же паранойяльный характер.
  2. Паранойяльный парень составляет пару с девушкой менее стенического и не такого целеустремленного характера.

В первом случае пара нормально существует, пока перед ней стоит их общий враг, которого надо победить. Это может быть как «режим» в стране, в городе, в вузе, глобальное потепление, спасение лесов, так и фанаты другой футбольной команды или хейтеры любимого певца. Общие победы и поражения, новые планы и снова победы — что может лучше скреплять отношения между людьми? Здесь, скорей, сближают не столько любовно-романтические отношения, сколько общие задачи.

Но как только внешнее давление «врага» будет ослабевать, тут же вся энергия паранойяльных радикалов устремится друг на друга. А так как паранойяльный не знает полутонов и живет по принципу: «Тот, кто не с нами, тот против нас», то лучшие друзья и соратники в одночасье превращаются в непримиримых врагов. Возможно, по инерции они и пытаются склеить разбившиеся отношения, но примириться смогут только в том случае и только на то время, пока будут видеть пред собой общего «врага».

Гораздо устойчивее второй вариант отношений. В такой паре есть явный лидер и ведомый. Ведомому и в голову не придет оспаривать главенство лидера. Паранойяльному не нужны друзья, ему нужны преданные последователи, а если у паранойяльного присутствует еще и истероидный радикал, то последователи-обожатели.

Поэтому такая пара может успешно оставаться вместе всю жизнь. Правда, ведомый в такой паре будет время от времени страдать от того, что его интересы вообще никак не учитываются в семье, а лидеру будет не хватать какой-то искры или изюминки в этих отношениях. Но можно за него не беспокоиться в этом плане - он всегда легко их сможет найти на стороне.

Получите консультацию от наших психологов!

Популярное:

Комментировать