Психологическое консультирование/помощь. Структура, процесс, терапевтический контракт

main_img

По остроумному замечанию Джеффри Коттлера и Роберта Браyна консультирование — очень неопределенное занятие: «Оно было разработано людьми, которые не могут договориться о том, как себя называть, какие рекомендации необходимы для практики или как лучше работать — с чувствами, мыслями или поведением, что лучше — поддерживать клиента или вступать с ним в конфронтацию, сосредоточить внимание на прошлом или настоящем».
С тех пор, как стало возможным и в России открыто сказать о том, что человек может нуждаться в психологической помощи не только, когда страдает психическим заболеванием, но и когда у него буквально «болит душа», то есть, он не может справиться с трудностями, потерями, одиночеством, не может быть в ладу с собой, обрести внутреннюю гармонию, появились психологи, которые стали заниматься оказанием психологической помощи всем людям, в определенные периоды их жизни, в связи с их многообразными запросами.
В основе психологического консультирования лежат две гипотезы.
Первая состоит в том, что у человека всегда есть внутренний ресурс, к которому у него, однако, не всегда есть доступ. Задача консультанта помочь клиенту встретиться с этим внутренним ресурсом, чтобы человек сумел им воспользоваться.
Другая гипотеза состоит в том, что человеку присуща потребность в отношениях и что специальным образом построенные отношения могут стать помогающим инструментом. Консультант является специалистом именно в области построения помогающих отношений.
Человеческие отношения представляют ценность сами по себе. И отношения присущи человеку, и существует потребность в «Я»—«Ты» отношениях. Терапевтические отношения должны отвечать этой потребности.
У каждого человека существует потребность в самореализации раскрытии своей человеческой сущности, своей души, и консультирование должно удовлетворять эту потребность.
Существуют различные измерения человеческого опыта, например, личностное и духовное. Психотерапия или консультирование не должны игнорировать одно измерение в пользу другого.
В каждом человеке заложен творческий потенциал, источник духовных сил и внутренней мудрости. Задача консультирования — дать человеку возможность прикоснуться к этому источнику.
Личность консультанта является инструментом его профессиональной деятельности, и это определяет сферу его ответственности.
Психологическое консультирование — это процесс взаимодействия двух людей — клиента и консультанта, целеполагающим фактором которого является желание клиента изменить что-то в своей жизни. Если предположить, что причиной затруднений, которые испытывает клиент, является его утрата контакта с самим собой, с внутренними ресурсами, то, развивая метафору Джеймса Бьюдженталя, сравнившего психотерапию с путешествием, можно сказать, что для клиента это путешествие к себе. Он отправляется в него, чтобы лучше узнать себя, восстановить связь с собственными ресурсами. Во время этого путешествия ему предстоит ответить на вопросы:
· что я чувствую?
· что я думаю?
· чего хочу?
· что мне мешает поступать так, как я хочу?
· какими средствами я буду пользоваться для реализации своих желаний?
· и, что существенно, какими из них я уже пользуюсь?

ибо само путешествие требует от человека многого: умения видеть и слышать (т.е. быть открытым тому, что встретится на пути), умения переносить трудности (встреча с интенсивными переживаниями и т.п.) и сохранять устойчивость, чтобы двигаться вперед.
Процесс психологического консультирования условно можно разделить на три этапа:
· построение отношений
· основная часть, или работа с проблемой
· завершение
Первая встреча является определяющей, это самая важная точка для процесса в целом, поскольку здесь решается вопрос о том, состоится ли путешествие вообще и если состоится, какова будет роль каждого им его участников.
Каков путь клиента к этой точке?
Человек оказался в затруднительном положении, столкнулся со сложной проблемой и сначала всеми доступными средствами пытается эту проблему разрешить сам. Человек в поисках выхода обращается к друзьям, предпринимает все возможное, но безуспешно. В конце концов, он приходит к выводу, что сам справиться не может и тогда решается на непривычный для себя шаг — пойти к психологу, к этому, в общем, чужому и малопонятному специалисту. Разумеется, человек, уже идя на психологическую консультацию, волнуется, нервничает и тревожится о том, как все сложится.
Что важного и существенного должно произойти на этой встрече? Какие вопросы должны быть разрешены? Каково значение этого события в целостном процессе психологического консультирования?
Консультант не знает, с чем пришел клиент, чего он хочет, каковы его ожидания и какой он видит роль специалиста. Не прояснив этого для себя, психолог не может ответить на вопрос, сможет ли он быть профессионально полезным этому человеку.
Если консультант будет достаточно открыт, расположен к клиенту, уверит его в безопасности, поможет ему преодолеть свое естественное волнение, словом, будет с ним в контакте, клиент может доверить, поведать консультанту о своих проблемах. Вникающее слушание, вопросы консультанта помогают клиенту изложить свое видение ситуации, свои переживания в связи с ней, личную историю, тем самым у консультанта возникает некое понимание внутреннего мира пришедшего к нему человека.
Это первый, важнейший этап построения отношений, помогающий выстроить основы взаимопонимания.
Сколько бы ни прошло времени (от нескольких минут до десятков), сколько бы ни было исписано страниц в форуме, сложившегося взаимопонимания касательно ситуации, переживаний относительно неё, недостаточно пока остаются неясными ожидания клиента от консультанта – каков его запрос.
Например, ко мне обратился молодой мужчина, поведал историю своих отношений с девушкой, недавно ставшей его женой, рассказал о том, что его беспокоит, что она, работая в салоне красоты, будучи мастером-универсалом, стрижет мужчин. Она очень красивая, и он испытывает ревность. Понимает, что это неправильно, все ему об этом говорят, и друзья и родственники с обеих сторон, но он ничего поделать с собой не может.
Возможно, у кого-то уже сложилось представление, как, чем и в чём ему можно было бы помочь, но мне было важным услышать ожидания самого этого мужчины, его версию того, в какой помощи он нуждается, о чем я и спросил.
- Вы не могли бы с ней поговорить – просит он.
- Поговорить можно, она здесь? – отвечаю я, соглашаясь на возможность узнать о ситуации более объемно и предлагать решение устами его любимой, ожидая сопротивление предложению от меня.
- Да, мы приехали вдвоем.

Входит девушка, она готова к беседе, мы знакомимся, общаемся, я делюсь своими соображениями о том, как мне видится их ситуация и сложности в отношениях и возможные пути решения, и я снова спрашиваю – помощи в чем эти люди ждут от меня.
Вы, наверное, уже догадались…
Конечно, оба они хотели наладить свои отношения. При этом мужчина хотел, чтобы она перестала стричь мужчин, тогда он будет чувствовать себя хорошо, девушка хотела оставить всё как есть, мотивируя необходимостью заработка, тогда она будет чувствовать себя хорошо… Идея о том, что решение проблемы лежит в нем самом, оказалась им не услышана, ибо она лежала вне зоны рассмотрения.
- Кто-нибудь может меня понять, уважить мои мужские чувства, неужели то, о чем я прошу, так трудновыполнимо?! – в отчаянии вопрошал он.

Из этого примера становится понятно, насколько могут не совпадать ожидания клиента и возможности консультанта.
Может ли специалист удовлетворить такой запрос? Нет, потому что мужчина обращается за помощью с целью повышения значимости своей просьбы, которую его жена отвергает, и если консультант сделает то, о чем просит его мужчина, это будет либо прямым давлением, либо скрытой манипуляцией, что противоречит идеологическим и этическим основам профессии психолога-консультанта.
Мужчина надеется, что специалист разрешит его проблемы, что он обладает знаниями и умениями и может изменить ситуацию. А консультант точно знает, что он не работает с ситуациями, он работает с людьми...
Что в данном случае видит психолог?
Передо мной — мужчина и женщина, переживающие отчаяние и безысходность. Он хочет изменить ситуацию, сделать так, чтобы жена послушала его, позаботилась о его чувствах, а жена всем своим поведением сообщает, что она не будет идти у него на поводу.
Люди часто видят причины своих проблем в поведении других.Однако проблемная ситуация не существует сама по себе. Личностные проблемы данного человека и конкретная проблемная ситуация — категории взаимосвязанные. И, как это ни странно, когда человек разрешает личностные проблемы, ситуация перестает быть проблемной. Любой из нас может вспомнить такие периоды в своей жизни, когда казалось, что «все рухнуло, жизнь потеряла смысл...». Тем не менее, со временем вспоминая эти ситуации, мы и не понимаем, почему так реагировали. Зачастую люди говорят: «сейчас это кажется такой ерундой, смешно вспомнить».
И в случае с мужчиной и его женой, несмотря на всю тяжесть ситуации, ее нельзя назвать безвыходной. Безвыходность определяется отношением к ситуации. Специалист может помочь понять и отразить личные затруднения клиента в этой сложной ситуации.В настоящий момент, его психологическая реальность такова, что не оставляет ему другого выбора – страдать или стереть в порошок виновника страданий – свою любимую женщину. Ни то, ни другое неприемлемо. Желая сохранить с ней любовные отношения, он и обратился к стороннему человеку, желая чтобы под действием авторитета специалиста, она сама согласилась на его просьбу, что неприемлемо для специалиста.
Эта личная психологическая реальность есть внутреннее пространство, «населенное» элементами, составляющими индивидуальную психику: понятиями, образами, ощущениями, представлениями, переживаниями и т.д. Эти элементы образуют сложные динамические структуры, определяющие наши отношения и поведение. Обращаться к этому материалу непросто, и он не всегда доступен, но именно с этой реальностью и работает специалист. При этом следует помнить, что непосредственного доступа в это пространство у него нет, и консультант может соприкасаться с ним только в том случае, если клиент будет делиться с ним своим опытом пребывания там. Получается, что все эти представления являются только предположениями консультанта, т.е. гипотезой по поводу психологических затруднений данного человека. О том, насколько эти предположения верны, знает только он сам.
Можно сказать, что психологическая проблема этого мужчины состоит в том, что он хочет найти выход, но не может этого сделать, потому что ищет его, не принимая личной ответственности за свои чувства. А её в том, что она ищет выход, не принимая своего нового положения жены. Очевидно, что причины, которые определяют такое отношение клиента к ситуации, лежат внутри него.
Эти причины стали понятны, когда мужчина и его жена поведали свои личные истории – оба жили в разных мирах, он по укладу, где жили единым миром и взаимопомощь естественна, она же в том положении, в котором, кроме как на себя, положиться было не на кого.
Исходя из этого, становится понятным, почему они испытывают такие трудности в данной ситуации в понимании друг друга – их встречные пожелания воспринимаются обоими как взаимоисключающие. Структура личности каждого из них формировалась в определенных условиях и наложила свой отпечаток. Ввиду того, что данные нормы были освоены ими некритично в своем детстве и в сложный период жизни рода, эти модели были накрепко впечатаны как единственная возможная реальность.
Психологически понятная связь между трудностями, которые испытывает клиент (говоря медицинским языком — жалобами), ситуацией, в которой возникли эти трудности, и особенностями личности клиента называется психологическим диагнозом.

Очень часто люди, пришедшие в кабинет психолога-консультанта, надают вопрос: «Может быть, я не туда пришел?». Если указанная выше связь существует, специалист может с достаточной уверенностью сказать, что человек пришел по назначению.
Значит ли это, что уже можно отправляться в «путешествие»? - Нет.
Положительный ответ на этот вопрос является, как говорят в математике, необходимым, но не достаточным условием. Важно, чтобы клиент и консультант имели общее, разделяемое обоими представление о проблеме клиента. В данном случае, выраженное от лица клиента, оно может звучать так: «Я понимаю, что эта ситуация не уникальна и из нее есть выход. Многие люди сталкивались с подобными проблемами и разрешали их — договаривались. Но я чувствую себя так, как будто я лишен такой возможности, хотя понимаю, что никто, кроме меня самого, не может эту проблему разрешить. Я понимаю, что это зажимы, «тиски» внутри меня, но как от них освободится? Я ведь взрослый человек, и мне себя не изменить....»
В этом месте психолог в доступных и понятных словах может объяснить клиенту, что изменить свое отношение к ситуации можно. Для этого клиенту необходимо обратиться к себе и попытаться понять, что в нем определяет формирование этого отношения и, как следствие, этих реакций. Только тогда возможны изменения, только тогда могут открыться новые перспективы. При этом очень важно, чтобы клиент понимал, что обращение к себе — это его работа, что это он будет исследовать себя, а специалист будет его на этом пути сопровождать, используя все свои знания, навыки и опыт подобных путешествий. Направление путешествия определяет клиент.
Например, «Мне мешает ощущение несвободы, зависимость от правил, от родителей. Я хотел бы освободиться от этой зависимости, стать внутренне более свободным...». Сформулированное таким образом обращение называется рабочим запросом.
Рабочий запрос принимается специалистом (поскольку соответствует его профессиональной позиции) и определяет направление консультативной работы.
Из этого описания становится понятно, как непросто подойти к согласованному рабочему запросу: через исследование проблемной ситуации, отреагирование эмоций, прояснение личностных особенностей и затруднений клиента, построение гипотезы и рабочего запроса, к формулированию проблемы и постановке психологического диагноза – установлению понятной связи между «жалобами», проблемной ситуацией, личной историей и структурой личности клиента. Но это необходимое условие путешествия, без ясной цели движения, ориентиров, легко заблудиться.
Остается обсудить ряд формальных условий: частоту встреч, время каждой сессии, финансовые вопросы, место и т.п.
И когда есть разделяемое представление о психологической проблеме клиента, определена цель дальнейшего взаимодействия (для чего?), прояснены вопросы о том, какова роль и ответственность каждого из участников, и сформулированы условия, можно сказать, что заключен договор. Такой договор называется терапевтическим контрактом.
Опираясь на Дж. Бьюдженталя, можно сказать, что человек, искренне обеспокоенный какими-то обстоятельствами своей жизни, старается что-то сделать, чтобы эту обеспокоенность понизить. Но очень часто мы сами блокируем ресурсы, необходимые нам, чтобы изменить «ситуацию»: мы не видим всех аспектов ситуации, подавляем осознание нашего вклада в ситуацию, перекладываем ответственность на других, действуем в соответствии со старыми паттернами, которые помогли в детстве, но которые в данной ситуации потеряли свою адекватность. Мы избегаем конфронтации со своим беспокойством, не желая соприкасаться с болью, и лишаем себя возможности осознавать происходящее.
Для того чтобы в человеке произошли изменения, позволяющие найти выход из создавшихся трудностей, ему приходится согласиться с двумя основными положениями:
— ресурсы, которые необходимы для решения жизненных проблем, находятся внутри самого человека;
— человек сам блокирует доступ к этим ресурсам.
Каждую сессию можно разделить на следующие этапы: вводная часть, основная часть и завершение.
—Вводная часть направлена на поддержание контакта и формирование «рабочего пространства» для основной части. Под «рабочим пространством», понимается ситуация совместного присутствия клиента и консультанта и их готовность двигаться в направле­нии, определенном контрактом.
Под присутствием понимается такая позиция человека, в которой он в максимальной степени открыт и способен отражать то, что происходит в пространстве взаимодействия и в пространстве его внутреннего опыта. Присутствие — это формирующий фактор, который помогает связать в настоящем моменте мысли, переживания и поведение.
(Именно поэтому очные консультации предпочтительнее заочных дистанционных бесед в текстовом или даже телефонном формате).
Этап работы с проблемой направлен на решение следующих задач:
· поиск выхода из сложной жизненной ситуации;
· определение средств и методов этого выхода;
· выявление внутренних трудностей, мешающих человеку видеть возможные способы разрешения проблемы, лишающих его выбора и возможности двигаться к поставленным целям и блокирующих доступ к внутренним ресурсам.
То, что происходит в последние 10-15 минут является этапом завершения сессии. Этот этап направлен на то, чтобы помочь клиенту присвоить те изменения, которые в нем произошли в течение сессии, и связать их с той жизненной реальностью, в которой находится клиент. Эту часть процесса консультативного взаимодействия еще называют заземлением.
В последующие несколько сессий клиент обнаруживает в себе различные изменения, которые происходят в связи с постоянно идущей внутренней работой, как во время сессий, так и в перерывах между ними, и принятие этой части своего опыта – специальная задача клиента, в которой ему помогает консультант, обращая внимание на него в первой части очередной сессии. Дайана Уитмор писала, что принятие — это инициатор изменений и первый шаг к трансформации.
Так и разворачивается консультативный процесс — постепенно, отдельными сессиями, в которых клиент, исследуя себя, свои жизненные события, находит что-то важное, что он может привнести в свою жизнь, с тем, чтобы обрести большее внутреннее равновесие и быть более устойчивым в непростом и меняющемся процессе собственной жизни. Практика показывает, что, если человек изменился, то и вокруг него происходят измене­ния. Все мы — части разных систем, а в системе все взаимосвязано, и изменения в одном месте приводят к изменениям во всей системе.

Ещё по теме:

Комментировать