Всё же лечить или кастрировать?

main_img

В связи с нашумевшей статьей на сайте Би-би-си я повторно публикую свою статью шестилетней давности "Лечить или кастрировать?"

Однако сначала предисловие.
После этой статьи ко мне обратились инкогнито (написали письма) несколько взрослых и очень успешных людей. Они просили о помощи, боясь своего будущего из-за неодолимой сексуальной тяги к маленьким девочкам. Я помогла двоим, которые смогли сразу довериться без всяких условий. И после психотерапии оба перестали ощущать влечение к девочкам.

Остальным я отказала, поскольку, работая с большой нагрузкой в бюджетной сфере, не могла их принимать на рабочем месте. К тому же, меня настораживал их сильный страх за конфиденциальность, и, признаюсь, у меня были тоже некоторые опасения, поскольку обращались совершенно незнакомые люди ниоткуда.

Поэтому мне пришлось им предложить найти других психологов, желательно мужчин, которые работают в этой теме. Я сомневаюсь, что нашли, потому что они очень опасаются раскрыться специалистам, боясь, что после этого попадут в списки потенциальных преступников.

Вполне понятно, что тема педофилии сегодня гораздо более актульна чем до эры Интернета. И люди, страдающие этим нездоровым интересом, - это обычные невротизированные люди, навязчиво "застрявшие" на влечении к детям.

Их довольно много, к сожалению. И никто из жен не застрахован от того, что с мужем не складываются интимные отношения из-за его педофилии. И он вынужден тайно удовлетворять себя при помощи порно с детьми или ища малолеток.

А если они могут удовлетворить свои сексуальные потребности только с детьми, то важно им помочь, а не карать за их болезнь, поскольку неконтролируемое сознанием компульсивное поведение - это действительно болезнь. И она лечится только при помощи психотерапии, как любая навязчивость.

Уж если человек приходит с такой проблемой к специалисту, то он очень хорошо мотивирован, а значит, успешно преодолеть проблему педофилии можно в достаточно короткие сроки. Однако, как показывает мой опыт, если они и обращаются к психологу, то сразу не признаются во влечении к детям, пока не почувствуют полного доверия, понимания проблемы специалистом.

Итак, статья "Лечить или кастрировать?",
которая не устарела, но сегодня бы выглядела более острой.

На днях прочитала в СМИ мнение главного психиатра Минздравсоцразвития РФ Зураба Кекелидзе о принудительной кастрации педофилов. Доктор Кекелидзе считает, что химическая кастрация может быть применена тогда, когда сам педофил этого захочет. Он считает также, что педофилов надо лечить, и при воспитании детей и подростков не бояться говорить, что надо обращаться к врачу, если у них появляются педофилистские наклонности.

Когда большинство людей считают, что педофилия - это только распущенность, то заявление главного психиатра о том, что педофилия как болезнь лечится, является очень важным знаком для СМИ, чтобы не только клеймить это явление и говорить о нем только в связи с необходимостью ужесточения наказаний.

Важно мнение специалиста, что педофилия - болезнь, с которой справиться самому педофилу невозможно. И, как любая болезнь, педофилия должна лечиться. А как социально опасная болезнь, педофилия должна лечиться с соблюдением особых правил и требований.

  • Однако мало кто задумывается о том, есть ли специалисты, готовые лечить их.
  • И где может найти педофил информацию о возможности преодолеть свою преступную страсть?
  • А как организовать профилактическую работу с тем, чтобы склонные к педофилии могли добровольно обратиться за помощью к специалистам, чтобы вылечиться?
  • А есть ли специалисты, которые в тюрьмах и колониях занимались бы реабилитацией педофилов, которые уже совершили преступление?

Сегодня не только педофилы боятся раскрыть свою проблему перед специалистами, но и психологи, психотерапевты, сексологи, психиатры опасаются иметь дело с таким контингентом. Задавала не раз многим психотерапевтам вопрос о том, вылечили ли они бы педофилию. Часто ответ был положительным. "Да, это возможно, но кто из педофилов придет добровольно лечиться? И вообще, это опасно, зачем нам эта лишняя головная боль, что нам, больных не хватает?"

Поскольку число пострадавших от действий педофилов растет (на счету каждого педофила десятки, а то и сотни пострадавших), проблема становится все более социально острой. Ею должно озаботиться все общество, государство, потому что эту проблему не в состоянии сегодня решить только карательные органы с нашими несовершенными законами.

Нужны законы, учитывающие современные реалии, возможности профилактики и лечения педофилии. Законы, не только обеспечивающие суровое наказание для совершивших преступление, но и для отказавшихся от современных методов лечения. Пора законодательно определить необходимость создания системы послетюремного контроля и надзора и психологической реабилитации тех, кто был осужден за педофилию.

Суровая правда жизни в том, что, к сожалению, педофилия не лечится наказанием, даже самым суровым. В связи с этим проблема педофилии не может не стать, кроме правовой и карательной, проблемой организации медицинской и психологической помощи на новой правовой основе.

  • Если педофилия является результатом явных психических расстройств, то такой больной в целях безопасности общества должен пожизненно находиться в психбольницах.
  • Если педофил психически здоров во всем, кроме неуправляемого полового влечения к детям, то он должен получить необходимое психотерапевтическое и медикаментозное лечение на самом современном уровне.

Для общества важно создать необходимые условия для выявления склонных к педофилии и лечения педофилии, чтобы больной мог спокойно, без опасения гласности обратиться к специалистам: психологам, психотерапевтам, сексологам, психиатрам.

Лучше создать все условия для лечения тех, кто склонен к неуправляемому волей половому влечению к детям, чем дожидаться, пока они годами тайно будут развращать и калечить жизни десятков и сотен детей.

Тысячам жертв педофилов-преступников по стране не легче оттого, что когда-нибудь, возможно, будут наказаны - и будут ли наказаны? - их насильники и развратители.

Ещё по теме:

Комментировать