Почему родственники зависимых поддерживают их болезнь?

Категория: Зависимости
main_img

Жизнь с алкоголиком или наркоманом часто сравнивают с жизнью в аду. Родственники отчаянно пытаются спасти больного, перестраивают всю свою жизнь - и становятся зависимыми от зависимого. Такие отношения называются созависимостью.

Сегодня мы приглашаем к разговору психологов, которым доводилось работать с созависимыми людьми, и предлагаем такие вопросы для обсуждения:

  • Всегда ли близкие зависимых становятся созависимыми?
  • В вашей практике - родственники больного понимали, что они являются созависимыми и поддерживают болезнь?
  • Почему созависимый не осознает, что вовсе не спасает своего близкого, а усугубляет проблему?
  • Почему семья выздоравливающего зависимого может спровоцировать срыв?

Получите консультацию от наших психологов!

Буренков Дмитрий Викторович

Психолог Краснодар Был на сайте: 1 день назад

Ответов на сайте: 1316     Проводит тренингов: 0     Публикаций: 145

Всегда ли близкие зависимых становятся созависимыми?

Конечно, не всегда. Прекрасный пример тому - отцы зависимого.

В своем большинстве у них происходит так:
когда в дом пришла беда и семье стал известен факт употребления или игры, зрелый и ответственный отец предложит решение или в жесткой риторике поставит ультиматум о прекращении зависимого поведения. И при рецидиве зависимости выставляют сумки с вещами за дверь.

Или так:
мать аддикта клубится в созависимых поступках, спасая и выплачивая долги, а отец отстранился, не давая реакцию – как будто происходящее его не касается. Отцы очень редко пребывают в Спасателе и Жертве, уж если и заходят в созависимость, то это - Преследователь.

Еще один прекрасный пример НЕ-созависимости:
жены, которые после вскрытия факта зависимости, дав одну-две попытки исправить ситуацию, рвут отношения – отказываясь тратить свою жизнь на человека, снявшего с себя ответственность за эту жизнь и свою семью в частности. Что-то вроде такого:

Ты выбрал употребление/игру? Окей! Я тоже имею право выбирать.
И я выбираю – жизнь без зависимого. Прощай.

Увы… На это способны единицы. В остальных случаях, не осознавая, любой член семьи подвержен погружению в одну из ролей и успешно заходит в них.

В этом плане созависимость похожа на реальное употребление наркотиков:

попробовав один раз «прокатиться по горкам созависимости», родственник начинает «жадно употреблять» каждую из ролей. Он их сам себе рационально обосновывает, видит в них свою миссию и одержимо верит, что стратегия самой роли - будь то преследователь, жертва или спасатель - обязательно принесет удовлетворяющий эффект. Но раз за разом, как и наркоман от употребления наркотиков – натыкается на последствия созависимости. И в итоге созависимый сам становится – «наркоманом», только его наркотик – зависимый.

Выводы:

  1. Созависимой личностью человек становится не всегда, но в своём большинстве подвержен неосознаваемому погружению в эту модель поведения.
  2. Образцовый пример НЕ-созависимости демонстрируют отцы, которые после безрезультатной попытки помочь зависимому – вычеркивают его из своей жизни (у них реально можно поучиться).

В вашей практике - родственники больного понимали,
что они являются созависимыми и поддерживают болезнь?

В моей практике чаще бывает так:
сообщая, что они являются прямыми соучастниками употребления, родственники впадают в ступор, сперва вербально/невербально отрицая эту данность. Но стоит попросить перечислить факты их спасательства и подчеркнуть несущий деструктив от него, как тут же наступает прозрение.

Например,
мать знает, что сын играет в онлайн казино, она уже оплачивала долг, который он принес в семью. И услышав об очередном кредите сына, она заново открывает кошелёк, чтобы закрыть вопрос и спасти сына от долговой ямы. Это - прямое воровство ответственности. Сын просто берет – второй, третий кредит, занимает у всей родни. Он знает, мама «в клювике принесет» и раздаст везде денежку → это поддерживание зависимости.

Или:
жена алкоголика прикрывает его ложью от начальства, говоря, что он заболел, хотя тот корчится в похмельной ломке → это поддерживание болезни.

Или:
жена наркомана, видя, как безработный муж регулярно меняет свое состояние наркотиками, берет подработку к основной работе, чтобы финансово вытянуть всю семью. Не ища способов выставить ультиматум о трудоустройстве, она тем самым → создаёт комфортные условия для употребление → это поддерживание зависимости.

Здесь важно отметить одну тонкость, нередко бывает так:
родственник не просто осознает у себя созависимость, но и покорно капитулирует перед ней - признает, но ничего не меняет в семье. Вернее, он делает попытки, но они не эффективны, так как просто теории о проблеме недостаточно.

«Если кость срослась неправильно, ее нужно сломать и заново вправить на место»

Поймите, и зависимость у близкого, и ваша созависимость от него уже сформировались и крепко встроились в семейную систему.
Поэтому вам предстоит решительно «сломать кость». Это означает - порвать прямо сейчас привычный способ проживать действительность.

Это делается на двух уровнях:

  1. Осознанное разделение межу своими Я: Я-Созависимая и Я-Здоровая.
    Посредством терапии, смены стратегий поведения и организации здоровой субличности.
  2. Слом привычной системы коммуникации с зависимым.
    В восприятии необходимо провести разделение на зависимую субличность близкого (игнорируется) и его здоровую часть личности (поддерживается).

В полном объеме я обучаю этому на интенсивах по освобождению от созависимости.

Почему созависимый не осознает,
что вовсе не спасает своего близкого, а усугубляет проблему?

Этому есть несколько причин.

1. Незнание о проблеме

Самая распространённая причина - он не прикасался к литературе по этой теме. Родственник элементарно не знает, с чем он столкнулся, и это всё объясняет. Человек, как «слепой котенок», бьется созависимыми поступками о непробиваемую стену употребления.

Слепая вера

Он верит в успешность своих стремлений помочь. Если сын на глазах угасает от наркотиков, материнский инстинкт автоматически командует: «нужно спаси». Мать с пелёнок так делала: дитя заболело - и для нее больше ничего не существует, все силы она бросает на борьбу с болезнью, и она успешно побеждала ветрянку, ангину, ссадины и детские переломы.

Теперь она начинает действовать так, как умеет. Мотив один – спасти. Именно тут стирается грань между здоровой помощью и созависимостью. Наркомания – не ветрянка.

Полное слияние

Неосознанное усугубление происходит, когда созависимый начинает переживать потребности и проблемы зависимого, как свои собственные. Наступает 100% слияние. Родственник не живет своей жизнью, он не может принимать адекватных решений, так как полностью погружен в жизнь аддикта и зависит от того, что тот говорит, делает, чувствует, проживает.

Вторичные выгоды

Это «бонусы», которые близкий получает в связи с зависимостью своего аддикта.

Повышение своей значимости
Контролируя алкоголика/наркомана созависимый чувствует себя нужным, значимым.

Повышение самооценки
Заботой о зависимом созависимый доказывает свою «хорошесть, правильность».

Списание личных проблем на употребляющего

  • «Не слежу за собой, так как все силы брошены на алкоголика».
  • «Я бы многого добилась, если бы не муж наркоман»

Получение бонусов от позиции «я – жертва».
Страдалец, нуждающийся в поддержке, сочувствии, сторонней помощи. Выпрашивающий ее с помощью роли "я-жертва".

Вымещение агрессии
Выгода для людей с подавленными негативными эмоциями. Применение к употребляющему открытой агрессии открывает простор:

  • орать на зависимого,
  • раздавать оплеухи,
  • поколачивать,
  • брезгливо унижать и так далее.

Использование факта зависимости
Созависимый манипулирует зависимым во время воздержания от употребления. Можно привить чувство вины за зависимость и тем самым активизировать повышенную работоспособность, получать подарки, цветы, усадить мужа с детьми и так далее (только вот напряжение растет и срыв неизбежен).

Страх остаться одной
Прямая вторичная выгода. Матери-одиночке неосознанно выгоден алкоголизм сына. Пока пьет – он рядом. Можно спасать, заботиться, кормить. Не дай бог, вылечится, найдет семью, уйдет из дома. Или жена наркомана говорит «Как дети будут расти без отца?» и продолжает с ним жить под силой этой вторичной выгоды.

Почему семья выздоравливающего зависимого может спровоцировать срыв?

Я очень часто слышу недоумения членов семьи зависимого:

Зачем нам проходить все эти этапы терапии, ведь мы не больны, мы-то здоровы?

Это самая губительная установка в мышлении, под ее воздействием формируется махровая созависимость. То есть родственник напрочь не понимает, что участвует во всех происходящих с зависимым процессах.

Почему? И как? можно спровоцировать срыв...

Нахождение в любой из ролей является благоприятным фактором для провоцирования срыва. Я подчеркиваю в своих статьях важность темы триггеров и сделаю это сейчас:

зависимый триггерит созависимую, и наоборот. Все рождается в реакции и импульсе после нее, привязано к воспаленным чувствам и приобретенной стратегии совершать больные поступки.

Триггер → реакция → импульс → поступок

Давайте взглянем на примерах.

Роль -"Преследователь"

Один из ярко провоцирующих срыв моментов - Контролирующее поведение.
Проверка карманов, телефона и переписки, регулярные звонки с фразой «Ты где?», заглядывание в глаза и обнюхивание. Эти действия являются триггерами, вызывающими определенную реакцию зависимого.

Вот и скажите мне, вы хоть раз получали положительную реакцию на свой контроль? Нет, конечно.

Запомните!
Контроль всегда несет хаос. Он мгновенно создает напряжение и в атмосфере семьи, и у самого зависимого.

Он понимает, что за ним следят, не доверяют. А как зависимый снимает любое напряжение? Ну конечно! Он употребляет, другой путь ему не знаком. А бывает, он просто ждет, когда его начнут преследовать – чтобы со спокойной душой сорваться в наркотический запой и обвинить контролера:

Это ты меня довела недоверием, я не собирался срываться.

Роль «Спасатель»

Этот уникальный провокатор работает на перспективу срыва. В этой роли созависимый плодотворно взращивает будущие употребления. Под лозунгом «спасти» он старательно ворует ответственность, после чего у зависимого открывается свобода действий продолжать погружаться на дно.

Вытащили из полиции, погасили кредит, продолжаете вызывать капельницы во время запоев – это всё "подстилание соломки" для зависимого, чтобы ему не было больно падать. Формируется состояние безнаказанности.

Он без промедления зайдет в следующий импульсивный срыв или возьмет очередной микрозайм, так как знает, что за плечами стоит готовый его спасти созависимый. Все спасательные действия смягчают последствия употребления. А значит, зависимый выдыхает, осознает, что легко отделался в этот раз, и особо не парится перед следующим срывом. Захотел поменять сознание - и сделал этот. Спасут еще раз.

Роль «Жертва»

На первый взгляд действия этой роли пассивны. Жертва демонстрирует беспомощность, бессилие, но провоцирующее влияние, подталкивающее к срыву, она всё-таки оказывает.

С утра мать стоит вся в слезах перед кроватью сына, который после нескольких месяцев воздержания от веществ пришел вечером "в дрова обдолбанный". Заводит длинный монолог о тяжелой ноше матери, вперемешку со слезами и хватанием за сердце.

Что происходит с протрезвевшим зависимым, который слышит, как разрывается сердце у матери? Каким бы "толстокожим" из-за употребления веществ он ни был, глядя на мать и понимая, что в очередной раз не сдержал обещание не употреблять, он ощущает, как чувство вины пронизывает его тело. Тут масса разных чувств, не только вина, но факт остается фактом: модель "жертва" оказала свое влияние на него.

А что теперь делать с этим состоянием и рухнувшей спокойной обстановкой в доме? Правильно! Употреблять. Другого пути адаптации у зависимых нет.

Я привел примеры, которые на виду. На самом деле вся жизнь семьи, где есть зависимость, состоит из таких примеров.

Если петля созависимости сдавила вашу шею и вам нечем дышать, впустите в свою жизнь помощь. С первыми консультациями начинает поступать долгожданный глоток свободы.
Главное - не бездействуйте!

Популярное:

Комментировать