Нерадостное материнство

main_img

«Я хочу, чтобы его не было», - говорит мне Марина, уже без отчаяния, словно примирившись с этим своим желанием. Но буквально через пару мгновений окунает лицо в свои обессиленные от стыда и боли ладони и горько плачет.

У Марины 6 месяцев назад родился Артём, беременность была трудной, неожиданно для неё на обследовании обнаружились проблемы со здоровьем. К тому же, из-за предстоящего декрета, должность, к которой она так долго стремилась, пришлось уступить своей коллеге.

Когда Артём появился, предполагаемой радости от встречи с ребенком не случилось. Не произошло это и в момент, когда выписывались из роддома: шары в виде нелепых котят и странных клоунов, удушливые букеты цветов, свекровь с алыми губами и встревоженный муж показались ей несвязным сценарием фильма ужасов. Дальше – хуже. Апатия, тоска, недосыпание, желание исчезнуть и… непонимание самых близких людей: как можно не любить своего ребёнка, где же твой материнский инстинкт?

История Марины не попадёт в сюжет лилейного рекламного ролика про радость материнства. Культура не упустит возможность заставить нас поверить в красивую легенду о том, что ребёнок – это безусловная благодать, а его наличие автоматически запускает бурю исключительно положительных эмоций и страстное желание заботиться о нём. Вероятно, в этом есть рациональное зерно, однако есть и другая сторона медали, о которой уже невозможно молчать.

Явление послеродовой депрессии для многих женщин и их доверенных психологов и психотерапевтов – не миф, это страшная угнетающая реальность. Если верить статистике (а она подтверждается моими наблюдениями), это состояние после первых родов развивается у каждой пятой женщины. Конечно, это негативно сказывается на состоянии как матери, так и малыша, и даже может стать причиной суицида или убийства ребёнка.

Винить женщину в том, что она не любит и не может заботиться о ребёнке – самый простой, но и самый преступный порыв. Что толкает нас и саму женщину так упрощённо смотреть на проблему? Я убеждена, это следствие отсутствия знаний о том, как мы устроены. Мы верим в то, что у женщины есть материнский инстинкт - в то время, как его нет.

Да, у человека нет и никогда не было материнского инстинкта. Звучит сенсационно, но это факт. Оказывается, защита своего потомства, забота, уход и воспитание, все то, что принято называть у людей материнским инстинктом, на самом деле является родительским поведением. На первый взгляд, какая разница, поведение или инстинкт. Но это разные по своей сути проявления, понимание которых объясняет в том числе и послеродовую депрессию.

Но для начала разберемся в терминах.

Итак, инстинкт – это врождённый фиксированный комплекс действий в ответ на предъявление ключевого стимула, удовлетворяющего врожденную потребность.

Например, птенцы открывают клювики инстинктивно, когда что-то появляется над их головами, не факт, что это их мама, принесшая червячков.

В свою очередь мама-птица не может не добыть червячка и не накормить все открытые в ее гнездышке рты, даже если среди них будут подкидыши кукушата. Она не рассуждает – у нее инстинкт, иначе поступить она не может. Казалось бы, ну и хорошо, мать ведь – всех накормит.

Но у кукушат от природы клювики больше и желтее и даже сгибы крыльев окрашены в желтый цвет. А мама-птица реагирует именно на этот параметр. И зачастую выходит так, что чужие птенцы накормлены до отвала, а свои гибнут от недокорма.

Как-то уж совсем не по-матерински в привычном понимании. Но природа действует по принципу экономии, а не гуманности. В данном случае экономии мозгового ресурса, ведь врожденные программы занимают в мозге значительно меньше места, а срабатывают значительно быстрее приобретенных. А потому поведение большинства беспозвоночных, членистоногих и насекомых целиком и полностью построено именно на инстинктах.

Но по мере усложнения физиологической природы особи и необходимости ее приспосабливаться к часто меняющейся среде обитания, к инстинктам добавляется опыт, социальное поведение и работа интеллекта. И чем сложнее животное, тем больше в его поведении интеллекта и опыта и меньше инстинкта.

Так, у шимпанзе, горилл и уж тем более у человека нет заранее заложенной программы действия. Все мы учимся удовлетворять свои врожденные потребности и делаем это по-разному, а не фиксированным комплексом действий, и значит, это уже не инстинкт. У нас нет готовой программы, которая запустится в ответ на рождение ребёнка.

Любить ребёнка и заботиться о нём (в чём и состоит суть родительского поведения) – это то, чему нужно учиться в процессе социализации.

Отсутствие инстинктивной природы в родительском поведении людей заставляет специалистов и думающих людей с особым вниманием относиться к факторам, которые влияют на благополучное родительство.

Здесь и чрезмерные ожидания от появления ребёнка, и эмоциональный климат в семье, и материальная обеспеченность, и сложность родов, и психологическая, социальная зрелость родителей, и резкое изменение гормонального фона у женщины и многое, многое другое.

Разбираться в клубке причин послеродовой депрессии нужно с психотерапевтом и психологом. Почти в каждом случае требуется назначение антидепрессантов и психокоррекция.

К большому сожалению, сама женщина находит силы обратиться к специалисту редко: зачастую или стыдится прийти с этим вопросом, или находится на последней стадии отчаяния. Поэтому я пишу ещё и для близких родственников тех семей, у которых недавно появился ребёнок. Если вы чувствуете, что в их доме (кстати, у отца тоже может быть послеродовая депрессия!) трудности – не осуждайте, поддержите. Чтобы стать родителем, недостаточно просто родить. Этому, как и любому другому, необходимо учиться.

Помню, в детстве у нас забеременела кошка-котёнок – она была фактически изнасилована котом. После того, как она родила, она пару часов безучастно смотрела на своих маленьких котят, а потом их съела. Дикая история, запомнившаяся мне на всю жизнь. Позже в книге эволюционного биолога Робина Мартина «Как люди делают это» я прочла биологический смысл этого ужасного явления. Не готовый, ослабленный стрессом или гормональным сбоем родитель находит способ освободиться от потомства, чтобы сохранить себя.

Давайте помнить об этом и не допускать трагедии. На том этапе развития медицины, фармакологии и психологии, который у нас есть сейчас, мы можем поддержать сломленного запредельным стрессом родителя.

Нужна только чуткость и внимание друг к другу.
Впрочем, этому тоже нужно учиться.

Р. S. Истории клиентов в моих статьях вымышленные, совпадения случайны.

Ещё по теме:

Комментировать