Душевная боль абьюзера

main_img

Одной из часто встречающихся причин обращения людей к психологам в последнее время стал опыт столкновения с теми, кого сейчас принято называть «абьюзерами» - и не менее часто к психологам обращаются люди, которые оказались в отношениях с абьюзером. Попробуем разобраться с этим феноменом.

Сразу скажем, что в данной статье мы не будем рассматривать тех, кто имеет садистические наклонности, кому причинение боли другому человеку доставляет удовольствие, мы также не будем рассматривать истории холодных и расчётливых манипуляторов и тех, кого называют «нарциссами» (это немного другая история).

Героем данной статьи будет человек со «слезами на глазах и с болью в душе», который тем не менее способен причинить боль и приносит страдания тем, кто находится рядом с ним.

Когда абьюзеры приходят на прием к психологу

Чаще всего абьюзеры обращаются к психологам в ситуации, когда от них сбегает жертва. И по сути их запрос сводится к тому, чтобы психолог помог вернуть «дорогого для них человека».

Так мужчина может просить: «Сделайте так, чтобы ко мне вернулась моя жена. Я не могу без нее жить». Они могут признавать свою вину в произошедшем, и даже в какой-то мере быть увлечены своим самобичеванием. Но при попытках восстановить ситуацию и общий ход событий, они начинают все больше и больше вспоминать свои обиды и сетовать на вопиющую несправедливость.

В какой-то момент возникает ощущение, что основной задачей «эмоционально теплого абьюзера» является получение признания у психолога - ему очень важно, чтобы в конфликтах и спорах с его партнером психолог оказался солидарен именно с ним, оказался на его стороне.

Психические механизмы, провоцирующие человека на агрессивное поведение

Стоит отметить, что «эмоционально теплые абьюзеры» бывают очень чувствительны и эмоциональны. И важной их чертой является то, что они очень сильно хотят быть хорошими и во всем правыми. Как уже говорилось, какими-то периодами они могут начинать во всем винить только себя, но эти тотальные самообвинения обычно очень быстро сменяются достаточно жестким и бескомпромиссным отстаиванием своей правоты, которая также, по их ощущениям, должна быть тотальной.

Основными причинами эмоциональной вспыльчивости и периодических проявлений сильной и напористой агрессии у эмоционально теплых абьюзеров обычно является ущемленное самолюбие, неуверенность в себе и повышенная психическая напряженность в душе, порой доходящая до ощущения сильной душевной боли.

Они обычно чувствительны, эмоциональны и очень убедительны в рассказах о своих переживаниях. Очень часто эти рассказы для них являются чем-то наподобие «техники самовнушения»: чем больше рассказывают о своих бедах, тем убедительнее и сильнее выглядят их переживания. Эта склонность к усилению и без того очень интенсивных переживаний часто приводит к появлению той самой душевной боли, которая в свою очередь подталкивает таких людей к выражению еще большей агрессии как одной из самых сильных стихийных форм слива напряженности и раздражения.

Наличие личного травматического опыта

Обычно абьюзеры в какие-то периоды своей жизни сами находились в положении жертвы. Чаще всего это случается в их детстве. Схема отношений «абьюзер – жертва» является очень жесткой и сильно эмоционально заряженной. В ней нет оттенков и нет возможности занять какую-то не вписанную в эту парную оппозицию роль: ты можешь быть либо жертвой, либо абьюзером.

Вырвавшись из-под родительской опеки, такие люди стараются дистанцироваться от других людей, не вступать с ними в близкие отношения, так как эти отношения для них связаны с игрой в «жертву – насильника». Но когда человек все же попадает в любовные или еще какие-либо отношения, предполагающие близкий контакт, в его душе, получившей в детстве психические травмы, иногда срабатывает эта старая зловещая игра, но только быть жертвой он уже не хочет и поэтому выбирает для себя роль абьюзера.

Стоит учитывать то обстоятельство, что имевшие тяжелое детство и получавшие психологические травмы люди очень редко добровольно и осознанно выбирают для себя роль абьюзера/тирана/ обвинителя/мстителя/преследователя. Чаще всего это происходит не очень осознанно, и в душе они постоянно испытывают страх снова оказаться в роли жертвы. Возможно, именно по этой причине в их поведении так много эмоционально заряженных метаний: от слез отчаянья – до грозных обвинений, от признания в любви и выражения глубокой симпатии – до ненависти и презрения.

Страх близости с другим человеком и подавленная агрессия

Обычно в душе абьюзера имеется много самых разных вытесненных из сферы сознания комплексов переживаний и подавленных эмоций. Нельзя забывать, что сам абьюзер когда-то был жертвой или длительное время находился в стрессовых ситуациях под психологическим давлением. Как уже говорилось, самые болезненные психологические травмы люди обычно получают в детстве, в родительской семье. То есть они получают травматический опыт от своих близких: родителей и других родственников.

Травмированный ребенок бывает очень чувствителен к доброму отношению к себе. И часто он по крупицам собирает добрые слова, улыбки и проявления позитивного внимания от других людей. Кто-то улыбнулся ему на улице, кто сказал про него: «посмотрите, какой хороший мальчик» или «посмотрите какая хорошая девочка», кто-то угостил конфетой, а кто-то разрешил во дворе поиграть со своими детьми - и травмированный ребенок получил при этом отблески чужой любви и внимания. Все это создает у травмированного ребенка ощущение, что люди не из его окружения, находящиеся от него на дистанции, могут быть в чем-то более добры к нему.

Невозможность получить любовь и признание в своей семье, от своих близких иногда побуждает травмированных детей к поиску признания у окружающих, у тех людей, с которыми их ничто не связывает и которые не склонны проявлять в их адрес грубых эмоций, но способны иногда дарить позитивные. Некоторые травмированные дети постепенно осваивают навыки получать признание у чужих людей.

Многие отмечают, что люди, которых называют «абьюзеры», иногда относительно хорошо справляются со своими эмоциями в тех ситуациях, когда общение с людьми идет на больших дистанциях, когда обстоятельства не требуют близкого человеческого контакта. И они даже порой производят впечатление человека, имеющего хорошие навыки общения. В кругу сверстников, одногруппников, сослуживцев они могут иметь имидж приятных в общении людей. У них может быть много приятелей, но чаще всего не бывает близких друзей, хотя это не сразу заметно.

Ситуация может коренным образом измениться, когда потенциальный абьюзер вступает с кем-то в близкие отношения или начинает с кем-то жить вместе, под одной крышей. Как уже говорилось выше, абьюзеры – это обычно очень эмоциональные и чувствительные люди, поэтому при близком контакте с другим человеком все происходящее принимается ими очень близко к сердцу, «ранит их по живому». И в такой ситуации им оказывается очень сложно контролировать свои эмоции.

Кроме того, ситуация близкого семейного общения выступает для них в качестве триггера, запускающего переживания, связанные с воспоминаниями об их родительской семье, к который они часто оказывались в роли жертвы. Но если в родительской семье дети были вынуждены занимать роль жертвы и подавлять свои эмоции, то в новых отношениях уже может прорываться наружу вся та энергия и все те эмоции, которые долгие годы оказывались вытесненными из сознания, были в подавленном состоянии.

Женщины, обнаружившие, что оказались в отношениях с абьюзером, часто указывают на то, что сначала в общении с ним было все прекрасно. Проблемы начались только тогда, когда они стали жить вместе, или тогда, когда они поняли, что стали очень близки друг другу. Ранее сдержанный и эмоционально адекватный человек вдруг неожиданно стал позволять себе вспышки не очень оправданного раздражения и гнева. В какой-то момент он вдруг стал очень подозрительным и обидчивым, затем обиды все чаще стали сменяться обвинениями. И в итоге наружу стали прорываться уже какие-то неконтролируемые вспышки агрессии и злости.

По злой иронии судьбы сама человеческая близость и тесное общение с другим человеком является для травмированной личности внутренним механизмом, запускающим в его душе игру в «абьюзера – жертву», и эта игра постепенно вытесняет из отношений и саму близость, и возможность теплых отношений. Вывести человека из такой игры очень сложно.

Подавленное чувство вины и стыда и стремление к проекции этих чувств на партнёров

Многие родители используют культивирование в ребенке чувства вины и стыда в воспитательных целях. Дети часто слышат такие слова:

  • «хорошие девочки так не поступают»,
  • «но ты же мальчик, как тебе не стыдно - ты ведешь себя, как девчонка»,
  • короткий, но очень сильно эмоционально заряженный возглас: «Как тебе не стыдно!».

Очень часто такие средства «воспитательной работы», как культивирование в ребенке чувства вины и стыда, дополняются еще и страхом. Ребенка начинают запугивать:

  • «если ты не сделаешь это, то будешь плохим мальчиком и будешь наказан»,
  • «если получишь тройки, переведем тебя в плохую школу, где учатся одни хулиганы и двоечники».

В некоторых случаях родители используют обвинения и запугивание даже не в воспитательных целях, а просто ради установления контроля над ребенком, сделать так, чтобы его не было видно, чтобы он им не мешал.

Такие методы воспитания особенно болезненно отражаются на детях с истероидной акцентуацией характера, ведь для них очень важно чувствовать себя хорошим и получать признание от окружающих. Наверное, именно по этой причине среди мужчин-абьюзеров так много травмированных истероидов.

Страх потери контроля над ситуацией

Страх оказаться отверженным и оскорбленным часто заставляет людей, имевших в прошлом опыт быть отверженным, устанавливать жесткий контроль над теми, кто им близок и кто в данный момент находится рядом с ними.

Так муж будет стараться лишить свою жену всех ее связей и контактов: друзей, подруг, родственников. Он может требовать от нее уйти с работы и отказаться от различных хобби, так как там она находится в контакте с людьми, которые могут оказывать на нее какое-то влияние. Абьюзеру очень важно контролировать поведение и даже мысли своей жертвы, ведь потеря контроля над ней грозит опасностью, а следовательно, приносит ему сильную боль.

Такая склонность к эмоциональному манипулированию, мнительности и подозрительности или неоправданной ревности, которую часто замечают за абьюзерами, вызвана как раз тем самым страхом нахождения рядом с другим человеком, о которой мы говорили выше. Чем в более тесных отношениях они находятся с другим человеком, тем более опасным он им кажется, тем сильнее он может ранить их душу.

Ведь в детстве душевные раны будущему абьюзеру наносили именно те люди, которые были к нему ближе всех других, которые должны бы были дарить ему заботу и любовь, но вместо этого приносили душевные травмы.

Оказавшись с кем-то в близких отношениях, абьюзеры стараются взять эти отношения под свой контроль. Они начинают навязывать партнеру свою логику времяпрепровождения, свой календарь и график, свой стиль взаимоотношений, свои правила взаимодействия с миром и с другими людьми. Им при этом может казаться, что они таким образом обезопасят себя от того, чтобы в этих отношениях снова оказаться в роли жертвы. Но при этом они абьюзеры не замечают, что превращают в жертву своего партнера.

Получается парадоксальная ситуация:

  • Человек, который не имел опыта жизни в гармоничной семье, в гармоничных отношениях, начинает учить своего партнера выстраиванию правильных и справедливых отношений.
  • Тот, кто не имел опыта получения тепла, признания и любви от ближних, учит своего партнера тому, как тот должен его любить, уважать и поддерживать.

И получается, что чем дольше партнер идет навстречу абьюзеру, чем глубже подчиняется его правилам, тем с большей вероятностью их отношения превращаются в игру «абьюзер – жертва».

Подверженность плохим психологическим играм

Жизнь ребенка в проблемной семье или в атмосфере психологического неблагополучия бывает очень трудной. Можно сказать, что он постоянно живет в атмосфере стресса и является жертвой не какой-то одной стрессовой ситуации, а получает психологические травмы постоянно. В силу этого он вынужден придумывать для себя психологические защиты, какие-то механизмы самоспасения, преодоления этих травмирующих ситуаций и событий. Одним из таких защитных механизмов являются сценарные психологические игры.

Приведем пример некоторых из этих игр:

1. «Ты же мальчик – ты должен»

Игра на навязывание партнёру определенных обязательств.

Изначально сюжет этой игры ребенку «дарят» его родители. Очень часто этот сюжет замешан не только на вменении другому каких-то обязательств, но и на культивировании у него чувства вины или стыда.

Так мама может говорить сыну: «ты же мальчик – ты должен». И при этом подразумевается, что если ты этого не делаешь, то ты плохой мальчик.

Существуют и некоторые модифицированные варианты главного заклинания этой игры, например: «У всех дети, как дети – а у меня!», или «вот у соседей нормальная дочь – а ты...». В этих случаях также указывается на то, что ребенок плохо выполняет свою роль, а должен был бы быть «хорошим мальчиком» или «правильной девочкой».

Очень часто дети пытаются перехватить у родителей инициативу и начинают давать им симметричный ответ, заявляя: «ты же мама – ты должна».

Далеко не всегда эта магическая фраза произносится вслух, так как ребенок понимает, что может быть наказан за такие декларации. Но логика игры ему понятна. Кроме того, ребёнок видит, как другие родители обращаются со своими детьми, и он также ждет от своих и любви, и заботы, и признания. Получается, что вся эта формула («ты же мама – ты должна») как бы подавляется и вытесняется из сознания и души ребенка, или попадает в разряд запретных надежд и мечтаний.

Обычно потенциальный абьюзер пытается всерьез разыграть эту игру в своих первых отношениях. Возлюбленная или возлюбленный еще непроявившегося абьюзера с какого-то момента начинают слышать в свой адрес обвинения-призывы:

  • «Ты же сказала, что мы в отношениях – ты должна»,
  • «Если ты меня любишь – то ты должна»,
  • «Ну ты же мужчина – ты должен»,
  • «Ты мне обещал – ты должен».

Иногда эти призывы начинают звучать не очень оправдано даже с точки зрения логики:

  • «Я тебя так люблю – поэтому ты должна!»,
  • «Ты для меня так важен – поэтому ты должен!».

Очень часто за всеми этими обвинениями-призывами из уст абьюзеров начинают звучать возгласы: «Как тебе не стыдно!» или «Почему ты не признаешь своей вины?». С точки зрения той игры, которая овладевает абьюзером, эти призывы вполне оправданы, ведь их партнер не выполнил требование, не подчинился их заклинанию: «Ты же мой – ты должен!».

Впоследствии мы можем услышать очень много самых разных заклинаний, построенных по той же схеме:

  • «Ты же мужчина – ты должен»,
  • «Ты же муж – ты должен»,
  • «Ты жена – ты должна»,
  • «Ты начальник – ты должен»,
  • «Ты врач/психолог/консультант/продавец/официант – ты должен».

В какой-то момент появляются новые роли:

  • «Ты дочь – ты должна»,
  • «Ты сын – ты должен».

Проблема в том, что все, что стоит за требованием «должен», у травмированного человека обычно обращено к его маме или к отцу: вы должны были дать мне любовь и заботу, вы должны были защищать меня, поддерживать, успокаивать, развлекать, наполнять мою жизнь радостью и создавать в ней безопасность. Всего этого человек в своем детстве не получал, а получить такое от других людей путем требований и заклинаний невозможно.

2. «Я больше не позволю никому так со мной обращаться!»

Эта игра основана на детском протесте и на чувстве острой несправедливости. Дети в психологически неблагополучных семьях рано начинают понимать, что взаимоотношения между членами семьи не во всем честны и справедливы, что они просто замешаны на чем-то злом и нехорошем. Ребенок болезненно переживает несправедливые наказания, обвинения, принуждения, которым подвергается со стороны родителей. Но, как правило, он бывает не в силах этому что-то противопоставить, даже не может себе позволить выразить возмущение и протест. В итоге обиды, возмущения, боль и злость как бы подавляются, а часто и вытесняются из сознания ребенка.

В итоге эти подавленные чувства и эмоции уходят в область воображения и прокручивания планов возмездия. В душе ребенка отрабатывается до автоматизма общая канва сюжета этой сценарной игры.

Если обстоятельства позволяют, то в первый раз будущий абьюзер попытается разыграть этот сценарий наяву только в подростковом возрасте - в виде свойственного для подростков протестного поведения. Но с полным размахом эта игра разворачивается только в первых серьезных отношениях, которые обычно заканчиваются очень драматично, а начинающий абьюзер так и не получает возможности отстоять себя.

В арсенале абьюзеров обычно оказывается много разных сценарных игр, их лучше будет разобрать в отдельной статье.

В данном случае можно только сказать, что чем глубже травмированный человек увязает в своей игре, увлекая в нее за собой и партнера, тем более жесткими и автоматичными становятся его реакции - и тем меньше в отношениях остается возможности для тепла, взаимности, получения помощи или поддержки.

Все психологи

Команда профессиональных психологов со всего мира

Узнайте больше о нас
Сообщество Все психологи