Игромания (гемблинг) – как излечить?

Похоже, что тема игровой зависимости становится все более и более актуальной.
Большое количество современных людей «попали в лапы» игромании.

Насколько она опасна как для самого человека, так и для людей его окружающих? Почему, по Вашему мнению, этот вид зависимости встречается все чаще и чаще?  Возможно ли излечиться и насколько это сложно?


Прищепа Сергей Иванович

Само понятие "излечить гемблинг" требует обсуждения. Симптом - всего лишь форма адаптации при той или иной болезни личности (психики). Поэтому, по-сути, психотерапия проводится не по поводу гемблинга, а по поводу невроза (внутриличностного конфликта), личностного дефицита (отсутствие определённых личностных структур, необходимых для независимого психологического функционирования) или психотических нарушений. От правильно установленного диагноза и будет зависеть тактика лечение.

В ходе диагностического этапа определяются мишени воздействия, составляется план психотерапевтических мероприятий, в которые могут входить помимо индивидуальной психотерапии - семейная, групповая, а так же психотерапия средой. Проясняется роль других специалистов бригады: психиатра, нарколога, клинического психолога, специалиста по социальной работе)

Нередко на первом этапе необходима психотерапевтическая интервенция для того, что бы привлечь самого игрока в психотерапию (установить с ним партнёрские профессиональные отношения). Данное воздействие осуществляется через заинтересованных членов семьи. Вообще без семейной психотерапии или без психотерапии средой чаще всего не обойтись вообще.

Положительный результат терапии зависит от грамотно организованной работы. Естественно, вылечить можно невроз, а при дефиците мы будем говорить о компенсации (адаптации в условиях определённой социальной ниши), при психозе о ремиссии.

Опасность для самого человека может быть "относительной" - остановка в личностном развитии, и "абсолютной" - депрессивные эпизоды на фоне проигрышей с высоким риском суицида; разрушение семейных и других социальных отношений, криминализация человека. Для семьи вред определяется тем на сколько созависимыми по своей сути являются члены семьи. Вред ближайшему окружению будет коррелировать с уровнем их доверчивости и социальной слепоты.

Я сомневаюсь, что частота нехимических форм зависимости, в том числе и гемблинга, растёт - повысилась доступность игровых форм времяпрепровождения, а так же информирование об этой форме зависимости. А болезни сами по себе (неврозы, психопатии и психозы) имеют один и тот же процент в популяции на протяжении десятилетий.

Созончук Александр Михайлович

Созончук Александр Михайлович

Психолог Благовещенск

У всех зависимостей, и игромании, в том числе, одни и те же корни - попытка спрятаться, уйти в виртуал от напрягающей реальности. Поэтому психотерапевтическая помощь при всех видах зависимостей (химических и нехимических) очень похожа, за исключением того, что к психотерапии химических зависимостей еще подключают медикаментозное лечение. Нужно найти эти самые корни и проработать их так, чтобы они больше не беспокоили человека. Речь идет о внутриличностной гармонии, когда человек принимает себя и окружающую действительность. И чувствует в себе силы справиться с любой проблемой, которая возникает у него на жизненном пути.  Эти самые корни могут находиться как в личной истории клиента (сниженная самооценка, неуверенность в себе, различные комплексы неполноценности и т.д.), так и в его семейной системе.  В каждом конкретном случае это должен быть индивидуальный подход. Конечно, любая зависимость делает человека несвободным, его жизнь сужается к поиску возможности удовлетвориться только одним, что приносит в его жизнь радость - игра, алкоголь, наркотики и т.д. Все остальное - друзья, работа, семья, хобби, и другое - уходит на второй и дальний планы... Конечно, с этим можно справиться, но только тогда, когда человек этого хочет сам. К сожалению, к нам чаще обращаются не сами зависимые люди, а их родственники, которые очень обеспокоены тем, что происходит с их близким человеком. Им больно смотреть, как он постепенно деградирует... Но любая психологическая помощь может быть эффективна только тогда, когда человек ее хочет получить. Это - главный залог успеха.

Сунцова Татьяна Юрьевна

Для начала об общем для всех зависимостей.

Существует два основных источника формирования любой зависимости. И обе они лежат в плоскости психологии.

1. Зависимая структура личности человека, т.е. другими словами незрелая, детская.

Чаще всего такая личность возникает в результате воспитания чрезмерно контролирующей, или сверхзаботливой, или обесценивающей матерью. Если в раннем возрасте, пока малыш не способен справляться с обеспечением своих потребностей сам, зависимость от материнской помощи естественна, то со временем ребенок становится все более самостоятельным. И в норме примерно к 20 годам человек становится отдельным, в том смысле, что может без посторонней помощи определять свои потребности, искать и выбирать способы их удовлетворения, действовать, делать выводы об эффективности и целесообразности своих действий.

Зависимый же человек не дозревает до возможности быть самостоятельным и автономным. Ему трудно выдерживать напряжение, которое неминуемо возникает на пути удовлетворения любой потребности.

И тогда он ищет способ избавиться от напряжения и создать иллюзию удовлетворенности.

2. Объективные трудности в жизни в целом зрелого человека.

В ситуациях стресса мы бываем уязвимы. И зачастую внутренне регрессируем – психологически как будто становимся маленькими детьми. И тогда по похожему на вышеописанный принципу мы можем попасться на крючок зависимости, стремясь хоть как-то справиться со стрессом.

Любая зависимость имеет два главных диагностических критерия:

1. Утрата контроля над зависимым поведением. Человек теряет возможность выбирать, хочет он делать это или не хочет. Появляется вынужденность в действиях.

2. Нужда в увеличении «дозы». Количество ресурсов, потраченных на зависимость, постепенно растет.

Существуют, конечно, и другие признаки зависимости, но эти два являются основными.

Процесс избавления от зависимости непростой, потому что у зависимой личности страдает в первую очередь мотивационная сфера. У человека просто не хватает силы и энергии на изменения. Дополнительная трудность состоит в том, что любые изменения связаны с напряжением. А зависимый человек привык справляться с напряжением при помощи своей зависимости.

Процесс избавления от зависимости достаточно длительный, потому что человеку приходится изменять структуру своей личности.

Теперь немного об особенностях игромании.

Игромания зачастую чрезвычайно дорогая зависимость, в том смысле, что человек, одержимый игрой, в одночасье может потратить все средства, которые есть у него и его семьи. Это ведет к разрушению семейных отношений и страданию всех близких, финансово связанных с зависимым.

Игромания дополнительно опасна тем, что у зависимых есть некоторая иллюзия своей исключительности, элитарности. Хотя по особенностям личности они мало чем отличаются от социально отвергаемых запойных алкоголиков.

В психотерапии игроманию лечить можно. Но, повторюсь, процесс это длительный и мало предсказуемый. Поэтому успехом можно считать даже минимальное появление контроля над зависимостью – когда зависимый становится способен играть только определенное время или тратить деньги на игру в ограниченных рамках. Чаще всего психотерапия игромана заканчивается тем, что он неожиданно прекращает ходить к психологу.

Шкет Ольга Александровна

Вред? Без сомнения!

Победить в игре – крайне важно для игрока, для него это способ доказать, что он чего- то стоит, и это приносит ему моральное удовлетворение. Однако он испытывает его лишь в том случае, если добился желаемых результатов собственными силами, а не с чьей-то помощью. Подобное самоуправление является для игрока символом деловых качеств, власти, способности побеждать. Начинают играть из любопытства, за компанию, для развлечения, отдыха, лёгкого способа ухода от проблем, а не только для заработка. Многим из них хочется «отключить мозги» от ежедневных забот, испытать необычные эмоции, освободиться от одиночества, скуки и однообразия существования. Привлекает также лёгкий способ получения денежного вознаграждения во время игры. Однако многие не задумываются, что ставкой в драматичной, страстной игре являются не столько деньги, сколько психическое здоровье, а порой и жизнь.

Втягивание в игру происходит быстро, порой за считанные недели. Стоит этим людям начать выигрывать, как им кажется, что удача будет сопутствовать им постоянно. На процесс игры они начинают тратить всё больше сил и хотели бы за это получить награду в виде значительного денежного приза, но проигрыш гарантирован, а выигрыш вероятен. Проигрыш бьёт по самолюбию, рождает чувство вины и досады, злости и попытку во что бы то ни стало добиться желаемого результата, а, следовательно, разжигает азарт.

Когда же игроки распаляются, играют, делая всё более высокие ставки, и тем самым повышают риск в игре, то незаметно для себя они начинают погружаться в так называемый игровой транс (сопровождается изменённым состоянием сознания), когда забывают обо всём, что их волновало в реальном мире. Выигрывая, они, как правило, не уходят с выигрышем, а делают новые ставки, продолжая играть до упора, пока не закончатся деньги. Подобное трансовое состояние сопровождается выбросом гигантского количества нейрогормонов, что обеспечивает получение острых эмоциональных ощущений. Игроки погружаются в некое виртуальное состояние, полностью теряя счёт времени и деньгам. Очнуться от игры они могут лишь тогда, когда закончатся деньги или они упадут без сил после многодневной игровой гонки.

Игровой транс - это психическое состояние, которое сопоставимо с фармакологическим эффектом от сильнодействующих психоактивных веществ, какими являются в частности наркотики. Тяга к такому времяпрепровождению настолько сильна, что человек постепенно теряет интерес к реальной жизни. Доза этих сверхэмоций тем выше, чем выше ставка в игре. То есть, чем выше надежда много выиграть и риск много потерять, тем глубже игровой транс. Именно это патологическое состояние приводит азартного игрока к катастрофическому разорению, а не банальная жадность. Плата за такой «игровой кайф» огромна.

Долгое время игроки убеждают себя в том, что ничего страшного не происходит, что они в любой момент прекратят играть. Многие из них говорят: «Вот отыграю своё и больше никогда к игре не вернусь». Однако постепенно желание участвовать в игре становится настолько непреодолимым, что это приводит лишь к утяжелению зависимости, углублению депрессии, потери психического здоровья, разорению этих людей и распаду их семьи. Стремление любой ценой раздобыть средства для игры нередко заставляет патологических игроков идти на преступление а, не выдержав своего катастрофического падения, эти люди кончают жизнь самоубийством.

Однако игромания, она же лудомания  (гемблинг) излечима. Эффективность избавления от этого опасного психического расстройства во многом зависит от желания самого игрока бороться с этим недугом. И чем на более ранней стадии этой патологической зависимости будет оказана профессиональная помощь, тем глубже и надёжнее будет результат лечения.

Бернацкая Ольга Борисовна

Игромания в современном мире часто заменяет ощущение внутренней пустоты и эмоциональной выхолощенности. Мы не замечаем, как переживаем свое одиночество. Ребенок, являющийся в семье единственным, или ребенок, чьи родители постоянно заняты... Это далеко неполный перечень ситуаций когда нам, взрослым удобно, что ребенок "занят", и что "он дома и никуда не идет на улицу". Только со временем родители начинают понимать размеры катастрофы - у их взрослого сына или дочери нет контактов со сверстниками кроме виртуальных. Вначале ребенок как будто занят, а потом виртуальный мир поглощает все больше. В нем гораздо проще быть грандиозным - это то, что требует от нас архаичная психика, психика доставшаяся в наследство от периода младенчества. Легко в виртуальном мире заводить друзей, побеждать народы и целые цивилизации. Гораздо тяжелее проявиться в виртуальном мире чувств, отношений и неопределенности, когда надо действовать за пределами клише. 

Игроман редко признает свою зависимость, редко признается самому себе в том, что он не принадлежит больше самому себе. Обычно за помощью обращаются родственники, которые переживают все последствия - эмоциональные и часто финансовые. 

Вначале удобно воспитывать "покорного сына или дочь", нет в семье доверия и искренности, много фальши и семейных тайн - того, что не принято называть открыто. Потом это оборачивается тем, что подросток или юноша не может идентифицироваться ни с кем и ни с чем, кроме игры (компьютерной). Азарт подменяет грандиозность, становится символом достижений. В игре можно проиграть свой новый имидж, выступить в новом амплуа, ничего не приобретая и не теряя. И это уводит все дальше от себя самого и от возможности создавать отношения в реальной жизни. 

Эффективной в помощи игровой зависимости оказывается аналитическая терапии, но при ряде условий: вначале могут привести близкие, но важна стабильность терапевтических отношений и их продолжительность (3-5 лет). Это пугает, но нужно по частям, как конструктор разобрать ложную идентичность и выстроить истинную. А это никто не может сделать за самого человека. 

Часто препятствием в работе являются сами родственники, инициирующие лечение. Как только они сталкиваются с возрастающими способностями к автономии того, кого привели на лечение - сына, мужа и т.д., то переживают тревогу потери контроля и делают все возможное, чтобы процесс был прерван, обесценивая его. Поэтому лечение подобной зависимости - это работа с семьей. Игромания - это симптом искаженных отношений внутри семьи и внутри личности. Но при условии сильной мотивации лечение становится возможным, путь развития личности- это то, что невозможно предсказать, и это всегда результат выбора. К сожалению, этот выбор часто оказывается бессознательным и направлен против самого игромана. Игромания - это еще и разрушение себя  через отчуждение от жизни.

Поэтому, в первую очередь, помощь в преодолении игромании - это поиск самого себя. А аналитик только присутствует в этом поиске как проводник... 

Карайчикова Гульсара Бердихановна

Игромания  может быть следствием нарушения гармонии внутри личности, незрелости личности или бегства от жизни. И работать нужно начинать с корректировки отношений внутри семьи, прояснения места человека в структуре семьи и т.д. Игромания также как и другие зависимости является заменой какого-то недостающего звена в потребностях человека. Поэтому ответственность за атмосферу в семье несут  родители, если игроман не имеет своей семьи, и несут оба супруга в собственной семье, когда один из супругов зависим от азартных игр.

Задача психотерапевта- помочь найти истинный для клиента смысл жизни, зажечь новый огонь смысла и ясности в другом направлении. Разговор на равных на серьезные темы жизни и смерти в большинстве случаев помогает клиенту сделать квантовый скачок в своем мышлении, помогает прочувствовать ответственность за свою жизнь в настоящем и будущем.

Длительная психотерапия нежелательна. Необходимо согласовать периодичность встреч раз в неделю, затем реже. Не надо плохо думать о человеке, заранее решая за него, что он не справится. При грамотном подходе в индивидуальной психотерапии обычно результаты положительные, стойкие. Психолог только поддерживает, помогает найти выход из тупика.

Дорошенко Светлана Васильевна

С точки зрения гештальт-терапии в основе любой зависимости, в том числе и игровой,  лежит неудовлетворенная эмоциональная потребность.
Психотерапия  игровой зависимости состоит в том, чтобы выйти на причины, того, что лежит в основе зависимости,  т.е. необходимо понять какую эмоциональную потребность человек пытается удовлетворить при помощи игры. А причины обычно лежат в душевном устройстве человека.
Более полно осознав себя, свои потребности, чувства и желания, человек учится получать это другим способом.
Однако индивидуальной работы может быть недостаточно.

Чтобы изменение было эффективным необходимо, чтобы изменилась вся семейная система, так как с точки зрения системного подхода,  симптом – это проявление болезни ни одного пациента, а дисфункции всей семьи.
Симптом выполняет функцию скрытой, парадоксальной коммуникации между членами семьи. Он несет в себе коммуникативную метафору, но представлен в такой форме, которая не воспринимается другими членами семьи как послание.
Поведение зависимого оказывает сильное влияние на всех членов семьи, других людей. В свою очередь, симптоматическое поведение часто закрепляется окружением. По статистике, рядом с зависимым находится около 5 созависимых. Это жена, дети, родители, близкие друзья.
Эти люди эмоционально включены в проблему,  их жизнь, эмоциональное состояние,  иногда безопасность  во многом зависят от носителя симптома.
Но так как семейная система меняется очень медленно, а также оказывает сильное сопротивление изменениям, то становится понятно, что процесс излечения длителен и достаточно болезненный.

Читайте также:


Задать вопрос психологу

БЕСПЛАТНО!

совет от психологов

Skype консультация

ПСИХОЛОГА

проведенные консультации

Советы психологов

Мой муж придирается ко мне, как с этим бороться?

Я замужем всего 2 месяца, но за эти два месяца мой муж достал меня своими претензиями по всяким мело...

Страхи одолевают с каждым днем все сильней!

Здравствуйте, мне 23, замужем. Стабильная работа. Любящий муж. Вроде бы все хорошо, если бы не одно ...

Cохранять ли семью? Хочется сохранить брак ради семилетнего сына

С мужем в браке прожили 9 лет, год не живем вместе. Мы с ним слишком разные, но у меня от него бо...

Еще советы | Задать вопрос

Популярное

От судьбы не уйдешь или все в наших руках?

От судьбы не уйдешь или все в наших руках? Что думают психологи по это...

Психолог в Москве – при всем богатстве выбора…

Помните такую рекламу – «при всем богатстве выбора…»? Среди преимущес...

Волшебные фразы!

В детстве, читая или слушая сказки с волшебными словами – «абра кадабр...

Нарциссизм – или залюбить себя до смерти

С обывательской точки зрения, нарциссизм – это любовь к себе. Однако ч...

Вконтакте
Facebook
Twitter